Сохраняющийся разлад между США и Россией объясняется не только недавней шумихой по поводу российского вмешательства в американскую президентскую кампанию, но и намного более глубокими историческими и стратегическими причинами.


В истории международных отношений лето 2017 года запомнится как новый этап дальнейшего похолодания отношений США и России. После того, как американский Конгресс подавляющим большинством принял новые санкции против Москвы, у российского лидера не осталось выбора, кроме как ответить требованием о высылке более 700 американских дипломатов и консульских служащих для приведения их числа в соответствии со штатом представительства России в США (455 человек).


Если судить по программе кандидата Трампа, можно было подумать, что его победа в ноябре 2016 года станет толчком для бурного примирения Москвы и Вашингтона. Ничего подобного не произошло. Взаимное недоверие двух стран как никогда сильно во всех областях, за исключением Сирии, где американские и российские военные сотрудничают в общей борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.).


У этого приступа лихорадки есть две конъюнктурные причины. Первая заключается в российском вмешательстве в выборы президента США. Из-за ненависти Кремля к Хиллари Клинтон российские спецслужбы зашли весьма далеко в шпионаже за Демократической партией, взломав аккаунты бывшего госсекретаря и главы ее штаба, а затем выложив в сети самые компрометирующие письма. Разумеется, таким шпионажем занимаются все мировые спецслужбы (начиная с той же ЦРУ), однако в России забыли, что хотя в нем и дозволено все, попадаться на этом нельзя!


Вторая конъюнктурная причина заключается в остром желании отомстить «либеральной» американской политической элите и СМИ, которые во всеуслышание заявили о невозможности избрания на высший государственный пост такого персонажа как Дональд Трамп. Вместо того чтобы взглянуть на самих себя, СМИ и Демократическая партия предпочитают мечтать об импичменте на основании предположительного сговора с иностранной державой. Трамп — кремлевский шпион? Это уже чересчур. Тем не менее пусть республиканцы в Конгрессе не готовы сместить президента, который все еще сохраняет большую популярность среди своего электората, они очень боятся сойти за друзей Кремля. У русофобии имеются куда более глубокие корни в Республиканской, чем Демократической партии. В 2012 году она была одной из главных тем кандидата Митта Ромни (Mitt Romney), которому противостоял Барак Обама с предложением о перезагрузке отношений с Москвой. Сегодня новый американский закон (его поддержали 98 сенаторов из 100!) обязывает президента утверждать через Конгресс санкции против России. Иначе говоря, нам не видать урегулирования украинского вопроса сделкой типа «снятие санкций в обмен на вывод российских сил из Донбасса».


Как бы то ни было, под накипью американской внутренней политики скрываются намного более глубокие объяснения сохраняющегося разлада между США и Россией.


Во-первых, Россия психологически так и не приняла конец стратегического паритета с США, который сформировался на тегеранской конференции (ноябрь 1943 года) и завершился в декабре 1991 года с развалом СССР. Президент Буш-старший (1989-1993) понимал, что сыпать соль на рану не стоит: на прошедшей в Мадриде конференции по палестино-израильскому конфликту (октябрь 1991 года) он предоставил московской делегации тот же статус, что и вашингтонской. Но президент Клинтон (1993-2001) относился к России как к второсортной державе, что вызывало у московской элиты чувство глубочайшего унижения.


Во-вторых, Россия сегодня стремится к применению в отношении бывших советских республик доктрины «зоны влияния», которой некогда пользовались США в отношении латиноамериканских государств. Россия приняла независимость Украины и Белоруссии в 1991 году, но не считает, что стала чужой в Киеве и Минске. Американцы же уверены, что независимость означает неограниченный суверенитет: по их мнению, Украина может делать, что хочет, в том числе вступать в военный альянс вроде НАТО (который был сформирован в 1949 году для противодействия советскому экспансионизму). Прибыв по приглашению на конференцию НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года, Владимир Путин намекнул, что Украина не является государством в той же степени, что Франция или Польша.


В-третьих, две бывших сверхдержавы времен холодной войны напоминают друг друга лишь внешне. Они обладают совершенно разными политическими системами и, следовательно, не могут понять друг друга. Россия — классический автократический режим.


В Кремле думали, что встреча двух президентов позволит придать новый импульс отношениям Вашингтона и Москвы. На деле же это невозможно, поскольку у находящегося в системе сдерживания и противовесов президента США имеется намного меньшее поле для маневра, чем у его российского коллеги.


Таким образом, разлад между США и Россией утвердился всерьез и надолго. Причем это не лучшая новость для нас, французов, поскольку ситуация никак не играет нам на руку…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.