В борьбе против нового американского закона о санкциях викторина «Кто это сказал?» обещает интересные результаты. Заявления из Берлина, прежде всего от министров социал-демократов Циприс и Габриэля, звучат так, словно они сделаны в Москве. Там по традиции жалуются на «мирового жандарма» и видят в ссорах шанс расколоть лагерь противников. До сих пор Кремль безуспешно пытался сделать это в отношении санкций, которые Запад объявил из-за аннексии Крыма и войны на Украине. Но Путин не сдается.

В Германии по понятным причинам опасаются за судьбу энергетических проектов, прежде всего газопровода «Северный поток — 2». Он должен поставлять в страну с 2019 года наряду с балтийским трубопроводом еще больше российского газа. Министр экономики Циприс уже призывает принять европейские «ответные меры» против «нарушающего международное право» закона «также и в других областях». Его противники опираются, в частности, на то, что в этом проекте речь идет среди прочего о приоритете американских энергоресурсов в целях создания большего количества «американских рабочих мест». При этом они упускают из вида, что конгресс подчеркивает необходимость совместной позиции с ЕС в отношении России, а штрафные санкции, например, против фирм, которые участвуют в «Северном потоке — 2», должны осуществляться на усмотрение президента, который, со своей стороны, должен сотрудничать с союзниками.


Однако также и в Европе считается доказанным прежде всего то, что констатирует американский законопроект: «Правительство Российской Федерации использует свои прочные позиции в энергетическом секторе в качестве рычага для того, чтобы манипулировать внутренней политикой и внешними связями стран Европы и Евразии». В интересах энергетической безопасности этих стран было бы сокращение их зависимости от российских ресурсов и государственных предприятий, что Вашингтону следовало бы «поддерживать».


Целый ряд энергетических предприятий и политиков делают теперь вид, будто газовые сделки с Россией, такие как «Северный поток — 2», являются совершенно нормальными проектами, преследующими чисто экономические интересы. Это совпадает с риторикой Москвы. А действительность выглядит совсем иначе: в России, чем ближе к Путину, растет обогащение за счет сырья, а дела, касающиеся нефти и газа, всегда являются одновременно и вопросами власти. В области внешней политики даже такой вассал, как Белоруссия, удерживается в рамках прекращением поставок и сокращением количества сырья.


Нарушение слова как основной капитал

Путинская политика последних лет последовательно свидетельствует о примате политики над экономикой, от аннексии Крыма через интервенцию в Восточной Украине до продовольственного эмбарго против ЕС и Турции. Старое пожелание «перемены через торговлю» в случае с Кремлем не действует, по крайней мере, не так, как этого хотел бы Запад: оно становится инструментом власти Путина.

Куда это может завести, если закрывать глаза на российскую действительность, свидетельствует сейчас судьба четырех турбин Siemens. Несмотря на санкции ЕС они должны обеспечивать на двух новых электростанциях в Крыму большую независимость от украинского континента. Причем этот немецкий концерн должен был бы уже по сообщениям в прессе понять, для какой цели действительно были предназначены эти турбины. И еще: Путин сам обманул предшественника Циприс Габриэля, когда он прошлой осенью заверил этого политика от СДПГ в том, что эти турбины не будут поставлены в Крым.

Приоритетом Путина является привязка оккупированного полуострова к территории российского господства. Никто не сомневается в том, что в марте, ровно через четыре года после аннексии, он вновь согласится на свое переизбрание. Тут можно смириться и с некоторыми потерями, тем более, что они компенсируются.

Дело Siemens — это последний наглядный пример того, что нарушения договоров, правил и слова относятся к основному политическому капиталу Путина. Он выставляет себя в качестве бывалого человека дела, который обводит вокруг пальца более сильных противников и тем самым служит восстановлению исторической справедливости якобы униженной нации. По этой логике любой новый трюк доставляет удовлетворение, независимо от минусов или от того, удастся ли запустить эти турбины. И поэтому столь наглыми являются псевдоюридические украшения этого дела, когда эти турбины выдаются за якобы «модернизированные» с помощью «российского ноу-хау», а также уловки с банкротством и дальнейшей продажей.

Однако было бы неправильно возлагать ответственность за происшедшее только на российскую сторону, как это неслучайно делают те, которые опасаются из-за новых американских санкций нарушения энергетического снабжения Европы. Их заведомо ложная иллюзия о «чисто экономических интересах» в общении с Кремлем прямо-таки подталкивает к обману: она укрепляет Москву в ее убеждении в том, что всё и каждый имеет свою цену и как можно было привлечь бывшего федерального канцлера к проектам «Северного потока». Собственная выгода, как выглядит расчет, подавляет более высокие интересы. В этом случае они заключаются, в частности, в объединенных усилиях завершить войну в центре Европы, унесшую до сих пор тысячи жизней.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.