От песен «Евровидения» до одесских голубей — культурное путешествие по стране, которая пытается не думать о войне.

 

По правде говоря, меня не слишком привлекала мысль о том, что мне придется провести субботний вечер на Украине в атмосфере «Евровидения». Вытерпеть выступления Молдавии, Швеции, Азербайджана… Слащавый и непомерно яркий фестиваль — на первый взгляд, все это совершенно не мое. И это не говоря о войне, подспудном конфликте в Крыму, который, как мне казалось, заслуживает куда больше внимания, чем вышедшая на сцену латышка в несуразно высоких сапогах. Но я не понимал, как сильно одно связано с другим, насколько пропаганда проявляется в песнях, которые звучали в прямом эфире перед 180 миллионами телезрителей.


Как организатор «Евровидения» в 2017 году Украина воспользовалась им (в этом ее едва ли можно упрекнуть), чтобы улучшить свой имидж, состроить глазки Европе и еще чуть больше дистанцироваться от России, которую на этот раз даже исключили из конкурса.


В двух шагах от фанзоны на Крещатике, где три года назад стояли баррикады, мы встречаемся с «фиксером» Еленой. Для нее теперь намного привычнее возить журналистов на линию фронта, а не в музеи. Как бы то ни было, она пытается показать нам, что ее страна активно меняется и переосмысливает свою идентичность. Государство и киевские власти выделили на мероприятие 22 миллиона евро, целое состояние. Тем самым они стремятся сформировать образ современной, открытой и недорогой столицы, подобной Праге или Берлину. Тем вечером Киев действительно наполнен смехом и пением, создается атмосфера веселья. Только вот на современной Украине абстрагироваться от конфликта просто невозможно. В 700 километрах от светского раута с его блеском и лучами прожекторов все еще грохочут орудия.


Мы приближаемся к нему в Днепре (бывшем Днепропетровске), четвертом по населению городе Украины. Раз мы не едем на фронт, Елена предлагает отправиться в музей войны. Бои все еще идут (число жертв к настоящему моменту достигло 10 тысяч человек), а посетителям уже предлагают аудиогид. На витринах автоматные гильзы соседствуют с разорвавшимися снарядами, а в глубине зала висят портреты отдавших жизнь за родину солдат. Под каждой рамкой в небольшой урне лежат личные вещи погибшего. Карты, цепочка, мобильный телефон… 25 лет жизни в пластиковом контейнере. Внезапно Елена сбивается с шага: она увидела на стене лицо друга. В прошлом году, через три месяца после их последней встречи он подорвался на мине. Снаружи дети играют на башне обгоревшего танка. Пришло время отправиться дальше, на побережье Черного моря.


У перрона уже стоит полуночный поезд, которому потребуется почти 12 часов, чтобы добраться до Одессы. Он останавливается на каждом вокзале. Пять раз, десять, пятнадцать… Вдоль путей старушки с трудом толкают вперед тележки с дешевым спиртным. Оно понадобится, если хотите заснуть. Ранним утром мы приезжаем на место. Одесса — это аномалия, яркое пятно посреди серого пейзажа. Белье в окнах и кошки во дворах. Жители охотно сравнивают свой город с Марселем. Украинский свободный порт, без сомнения, обладает средиземноморским духом и гордостью своего французского собрата.


Город неизменно бунтовал против центральной власти: он дал отпор давлению царей и коммунистов, а теперь не собирается уступать киевским олигархам. Здесь сохраняется космополитический дух его европейских основателей. Наш переводчик Николай заметно запинается. Он говорит, что теперь уже редко сопровождает французов. До 2012 года в порт заходило множество лайнеров. Если верить Николаю, с апреля по ноябрь их бывало полторы сотни. А в этом году — всего пять. Лишь горстка иностранцев приехали, чтобы насладиться видом на лазурный город с Потемкинской лестницы.


Дело в том, что в турагентствах не любят войну. Даже отдаленная стрельба пугает туристов. Тем не менее все здесь хотят, чтобы они вернулись. Взять хотя бы этого чудного старика, который стоит у фонтана перед зданием оперы и предлагает всем желающим сделать фотографию с его голубями. Птицы мира приносят ему немного: 10 гривен за снимок. Этого не хватает даже на клетки. Поэтому ему пришлось подрезать крылья своим голубям. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.