Согласно нашей религии, о мертвых не принято говорить плохо. Но бывают случаи, когда нельзя не сказать — не написать, особенно если принять во внимание тот вред, который кто-то, кого уже нет в живых, причинил угнетенным нациям и народам, исламскому миру, Ближнему Востоку. В нашей стране, в которой есть множество исследователей, издающих книги о внешней политике, международных отношениях, Ближнем Востоке, НАТО, не говоря уже об империализме, мы не можем не вспомнить, что сделал Збигнев Бжезинский, ушедший из жизни на прошлой неделе.


Бжезинского, который умер на 90-м году жизни, мы знали как советника по национальной безопасности президента США Джимми Картера. Но у него были и другие ипостаси. В течение последних 25 лет холодной войны и в дальнейшем он всегда был одним из влиятельных лиц во внешней политике США. Он инициировал идею оказания поддержки радикально-исламистским движениям с тем, чтобы окружить СССР и, в частности, измотать Красную армию в ходе оккупации Афганистана. Он внес большой вклад в шаги, которые еще более дестабилизировали Ближний Восток, в явные и неявные империалистические интервенции, оккупации США. Демократ Бжезинский наряду с республиканцем Генри Киссинджером (Henry Kissinger) причинили миру много вреда.


Непримиримый враг Советов


На человека всегда давит груз прошлого. Эта простая истина применима и к Бжезинскому, которого друзья называли Збиг. В том, что он пытался окружить СССР, отодвинуть его от Восточной Европы, было влияние как его миропонимания, так и его происхождения. Бжезинский родился в 1928 году в Польше в семье дипломата и имел аристократические корни. Он был против открытой напряженности в отношениях с Москвой. Он всегда избегал действий, которые привели бы к обострению такой напряженности. Но на него очень повлиял опыт отца, который до Второй мировой войны работал в министерстве иностранных дел Польши, а затем был направлен в Канаду, откуда больше не вернулся в свою страну. Збигнев поддерживал связи со своей исторической родиной. Он внес большой вклад в то, чтобы Лех Валенса (Lech Walensa) возглавил профсоюз «Солидарность» в Польше.


Хотя имя Бжезинского было на переднем плане среди тех, кто выступал за период разрядки (detente), начавшийся в конце 1960-х годов, именно Бжезинский из-за своей антисоветской позиции предложил не заходить слишком далеко в этой политике. Он говорил, что эта политика обеспечит СССР обширное пространство для маневра, усилит его позиции на Ближнем Востоке. Исламская революция в Иране в 1979 году, советская оккупация Афганистана опять же в 1979 году дали Бжезинскому возможность претворить в жизнь свои связанные с СССР идеи. Исламистским структурам, сопротивлявшимся оккупации, он предоставил всевозможную поддержку. В финансовом отношении была мобилизована Саудовская Аравия, в плане логистики — Пакистан. Нагнеталась напряженность в отношениях СССР с Китаем. В результате Советы были измотаны в Афганистане не только с военной, но и с политической и экономической точек зрения. И практически сразу претерпели распад.


Поддержка, оказанная «Талибану» в Афганистане, в последующие годы приведет к тому, что на регион и мир обрушится бич таких террористических организаций, как «Аль-Каида», ИГИЛ, «ан-Нусра» (запрещены в РФ — прим. ред.). Американский империализм использовал эти организации и преподносил их в качестве основания для своих оккупаций. Проект «Зеленый пояс» в некотором смысле претворился в жизнь. Империализм натравил друг на друга угнетенные нации, народы Ближнего Востока на основе их этнических и религиозных идентичностей. В то же время Бжезинский был против оккупации Ирака в 2003 году.


Один из идеологов переворота 12 сентября


Бжезинский, который знал Турцию не хуже таких экспертов, как Грэм Фуллер (Graham Fuller), Пол Хенце (Paul Henze), Генри Барки (Henry Barkey), был одним из тех, кто стоял за переворотом 12 сентября 1980 года в Турции. Особенно после Исламской революции в Иране он подчеркивал, что Турцию нельзя предоставлять самой себе. С этой точки зрения Бжезинского упоминали в одном ряду с крылом ястребов во внешней политике. В этой связи говорилось, что он радикальнее многих республиканцев, включая Киссинджера. В бытность советником Картера по национальной безопасности Бжезинскому удалось стать влиятельной политической фигурой. Причем настолько, что конфликт, возникший между ним и бывшим государственным секретарем Сайрусом Вэнсом (Cyrus Vance), закончился отставкой госсекретаря. Причиной был кризис, связанный со спасением заложников в Тегеране.


Известно и о конкуренции между Бжезинским и Киссинджером, который после поста советника по национальной безопасности возглавил Госдепартамент США и получил Нобелевскую премию мира. Их пути пересеклись в Гарвардском университете. Бжезинский, который после учебы в Университете Макгилла в Монреале прибыл в Гарвард, и Киссинджер претендовали на должность здесь. В результате в 1959 году Киссинджер получил должность доцента. А Бжезинский отправился в другой престижный университет — Колумбийский университет.

 

© AP Photo, Harvey Georges
Президент США Джимми Картер и Збигнев Бжезинский в Вашингтоне. 6 декабря 1978 года


Бжезинский высмеивал политику треугольного баланса между США, Россией и Китаем, о которой говорили президент Никсон и Киссинджер, и называл ее «стратегическим ухудшением». Он отстаивал идею сближения с Пекином, если потребуется, против Москвы. Так, после поездки Бжезинского в Китай в мае 1978 года, несмотря на несогласие Госдепартамента, между двумя странами начались переговоры, а спустя семь месяцев на повестке дня возникли и дипломатические отношения. Говорилось, что из-за своей враждебности к СССР Бжезинский порой утрачивал связь с реальностью. Иногда он проявлял склонность полагать, что любое противоречие между теорией и практикой указывает на некоторые отклонения в реальности. Например, когда он писал о том, что коммунистический блок не распадается и вряд ли распадется, внимание обращалось на конец близких отношений между СССР и Китаем.


Говорил о коррозии государственного потенциала США


До самой смерти Бжезинский преподавал в Университете Джонса Хопкинса, был сотрудником известного Центра стратегических и международных исследований (CSIS), его часто приглашали в качестве эксперта-комментатора на каналы PBS и ABC, он также был первым директором Трехсторонней комиссии, созданной в 1973 году Дэвидом Рокфеллером (David Rockfeller). Целью комиссии, одной из самых глубинных структур, направлявших мировую политику, было объединение самых влиятельных представителей политики и бизнеса из Северной Америки, Западной Европы и Японии.


Бжезинский, который в период после холодной войны утверждал, что острожное сближение США с Россией и Китаем важно с точки зрения поддержания глобальной стабильности, пытался усилить идеологическую гегемонию США в мире. Он настаивал на том, что США должны быть более заметны в развивающихся странах, создавать более сильные экономические связи. Он указывал на то, что такая прерогатива США, как способность действовать в одиночку, усиливает вероятность изоляции в глобальном масштабе. Он говорил, что для сохранения мирового лидерства важна глобальная стабильность извне и демократическая стабильность, общественный консенсус внутри. Он обращал внимание на риски, создаваемые проблемами финансовой системы и пропастью между богатыми и бедными. В последнее время он отстаивал тезис о том, что США и Запад могут сдержать подъем Китая в том числе с помощью России и Турции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.