19-ого мая, получив 57 процентов голосов, убедительную победу в президентских выборах в Иране одержал действующий президент Хасан Роухани. Ему абсолютную поддержку оказали духовный лидер Ирана аятолла Сейед Хади Хаменеи и вооруженные силы страны. Можно констатировать, что народ Ирана, в лице Роухани, проголосовал за реформы внутри страны и более открытую внешнюю политику.


Победа Роухани гарантирует прогнозируемость Ирана на ближайшие четыре года, как на региональном, так и на глобальном уровнях, что важно, в первую очередь, для Армении. Наверное именно поэтому почти сразу после опубликования результатов выборов президент Армении поспешил поздравить Роухани с победой. В своем послании к Роухани Серж Саргсян выразил уверенность в связи с «развитием традиционно теплых и дружественных армяно-иранских отношений и их укреплением во всех областях» и cделал примечательный акцент, что Иран продолжит иметь значительный вклад в сохранении мира и стабильности в регионе. Таким образом, официальный Ереван четко заявляет, что видит Тегеран не в роли региональной и глобальной угрозы безопасности, а наоборот — в роли источника безопасности.


Переизбрание Роухани означает, что cохранят свою актуальность политические, экономические, региональные коммуникационные и энергетические проекты и планы, которые день ото дня становятся все более конкретными и амбициозными и являются частью армяно-иранской повестки. Речь идет об увеличении удельного веса Ирана в газоэнергетической системе Армении, транзите газа через Армению в Грузию, а потом возможно и в Европу, о переговорах по формированию новой газоэнергетической и электроэнергетической цепочки Туркменистан-Иран-Армения, о формировании коммуникационного коридора, связывающего Персидский залив и Черное море через территорию Армению. Речь идет также о строительстве связывающей Иран с Грузией автодороги Север-Юг в рамках этого коридора, о сохранении в повестке вопроса строительства железной дороги Иран-Армения, об открывшемся благодаря безвизового режиму широком горизонте для развитий культурных связей и туризма, а также о процессе интегрирования Ирана в ЕАЭС при посредничестве Армении. По всем вышеупомянутым направлениям, без преувеличения, удалось обеспечить прогресс благодаря личной последовательности Роухани, чем он очень четко продемонстрировал волю повысить региональную экономическую, политическую, коммуникационную роль Армении и считать Армению своим основным, стратегическим партнером на Южном Кавказе. Это подтвердилось особенно во время официального визита Роухани в Армению в декабре прошлого года. Нет никаких сомнений, что если не будет форс-мажорных ситуаций, в ближайшие годы по этим направлениям можно ждать серьезных продвижений. Этому способствует новая атмосфера международной безопасности вокруг Ирана, полная как вызовами и рисками, так и шансами.


Роухани берет на себя руководство страной в довольно сложный для Ирана период. То, что новая администрация США взяла под прицел Иран, получает слишком опасные проявления. В день президентских выборов в Иране президент США совершил свой первый официальный визит во вражескую для Ирана страну — Саудовскую Аравию, чтобы участвовать в совместном с суннитскими арабскими странами форуме «США-исламский мир», под многословным слоганом «Вместе мы сила». Трамп на этом форуме назвал Иран угрозой номер один международного терроризма, а госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что США совместно со своими региональными партнерами будут действовать сообща чтобы противодействовать иранской гегемонии. Тиллерсон дал понять, что визит Трампа в Эр-Риад преследует цель создать новый американо-суннитский антииранский альянс и переместить свою опорную точку в регионе из Турции в Саудовскую Аравию. В ходе этого визита Вашингтон и Эр-Риад подписали беспрецедентное количество военных и военно-технических контрактов в объеме до 380 миллиардов долларов. Эти провокационные шаги обострят конфликт между Ираном и Саудовской Аравией, продлят сирийский кризис, принуждая Иран искать поддержку в отношениях с Россией и Китаем, и частично с ЕС. Тот факт, что США уже не считает Турцию своим надежным союзником, передавая эту роль Саудовской Аравии, несколько уменьшает потенциал региональной тактической конфронтации Иран-Турция, тем более если учитывать совпадение интересов двух стран в курдском вопросе и успехи сформированной ими вместе с Россией тройки в сирийском конфликте.


Однако, вместо этого, Тегеран возможно вынужден будет пересмотреть свои отношения с Азербайджаном, учитывая уже нескрываемую антииранскую позицию Баку. Кроме того, что на днях президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью OIC Journal среди союзников Азербайджана, помимо Пакистана и Турция, упомянул также Саудовскую Аравию, он, игнорируя нервную реакцию Ирана, также участвовал на антииранском саммите США-мусульманские страны, прошедшем в Эр-Риаде. Трудно представить, что Тегеран с легкостью переварит эти жесты. В контексте поляризации вокруг Ирана в будущем мы можем стать свидетелями также некоторого редактирования ирано-азербайджанских отношений. В этом случае Тегеран еще больше оценит значение дружественных отношений с Арменией, как стабильного и надежного партнера, дружественной страны, тем более, когда президент Саргсян своим посланием дает понять, что считает Иран частью единой с Арменией системы безопасности.


Этой ситуацией нужно воспользоваться. Хасан Роухани в декабре прошлого года в Ереване пригласил президента Армении посетить Иран. Его переизбрание, новые развития в отношениях Тегерана с Азербайджаном, вероятное формирование оси Россия-Иран-Китай, нескрываемое стремление ЕС к усилению экономических связей с Ираном создают хорошие предусловия, чтобы воспользоваться этим поводом как можно раньше и перевести двухсторонние отношения на новый уровень.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.