Колоссальные полномочия, которые берет на себя турецкий лидер Эрдоган, могут привести к трагическому расколу государства и общества. В канун референдума как сторонники конституционных изменений, обеспечивающих власть Эрдогана, как минимум, до 2029 года, так и противники этого шага, испытывали тревогу, опасаясь, что результаты процесса приведут страну к террору и хаосу. Как раз победа сторонников Эрдогана с незначительным перевесом может в определенной мере успокоить общество. Во всяком случае в краткосрочной перспективе.


С одной стороны, сторонники внесения конституционных поправок могут быть довольны, поскольку достигли желаемого. С другой стороны, противники президентской формы правления могут черпать силы в том, что их позиция была поддержана огромным числом граждан, несмотря на все, чинимые правительством Эрдогана, препятствия. Оппозиции удалось получить 48% голосов турецких граждан. Еще один важный момент: жители Стамбула, города, где Эрдоган начинал свою политическую карьеру, не поддержали президента.


В долгосрочной перспективе ясно одно: если все конституционные изменения будут реализованы, апрельский референдум отдалит Турцию от демократического пути, по которому она стремилась идти в течение ста лет. Проблема не в том, что парламентская система правления сменится на президентскую. Проблема заключается в том, что все сдержки и противовесы, связанные с разделением ветвей власти, при новой системе будут значительным образом ограничены, что позволит президенту получить в свои руки практически неограниченную власть.


Новая система правления скроена под нынешнего лидера Реджепа Тайипа Эрдогана, который в состоянии одновременно быть жестким лидером партии, главой правительства, способным принимать тяжелые решения, и президентом, символизирующим власть. Во всяком случае такой символической фигурой его считает значительная часть турок. Но что будет после ухода Эрдогана? Сможет ли другой лидер совместить в себе все эти качества? Эти вопросы остаются открытыми.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.