В кампании по выборам президента Франции (первый тур состоится 23 апреля) произошел новый поворот: прорыв ультралевого кандидата Жан-Люка Меланшона, вышедшего на третье место по рейтингу. Меланшон — ярый противник ЕС и НАТО и горячий поклонник Владимира Путина, не постеснявшийся после убийства Бориса Немцова публично обругать погибшего.


По данным опроса, проведенного Kantar Sofres-OnePoint, за Меланшона сейчас готовы проголосовать 18% избирателей. Тем самым он обошел правоцентристского кандидата Франсуа Фийона (17%). Лидеры президентской гонки Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон потеряли несколько пунктов (у обоих по 24%), а социалист Бенуа Амон откатился далеко назад (9%).


Лидер движения «Непокорная Франция», Меланшон ответил отказом на предложение Амона примкнуть к нему, и уже несколько недель его рейтинг стремительно растет. Блестящий оратор, признанный победителем президентских дебатов 4 апреля, 65-летний Меланшон полностью перекроил ситуацию на левом фланге. Он восхищает все больше избирателей, но внушает серьезные опасения другим. «Народный трибун», «борец за права народов», «революционер», «французский Берни Сандерс» — и в то же время «популист», «утопист», «суверенист», «поклонник Кремля».


Философ по образованию, в юности троцкист, позднее перешедший к менее радикальным формам социализма, Меланшон был почитателем президента Франсуа Миттерана и работал в социалистическом правительстве Лионеля Жоспена с 2000 по 2002 год. В 2008-м он ушел из Соцпартии из-за «ее крена вправо» и основал собственное левое движение, которое в 2016 году получило название «Непокорная Франция». Жан-Люк Меланшон призывает совершить «гражданскую революцию» — народный переворот, участие в котором примет не только рабочий класс, но и все граждане.


Чтобы вернуть власть народу, Меланшон предлагает отказаться от Пятой республики (конституционного строя Франции с 1958 года), которую он именует «президентской монархией» и «олигархией». Главный пункт в его программе — созыв Учредительного собрания, которое примет новую конституцию, позволяющую гражданам лучше контролировать своих избранников и больше от них требовать.


Помимо того, Меланшон обещает множество социальных преобразований левого толка: перераспределение доходов в пользу бедных, увеличение налогов для крупного бизнеса, огромные инвестиции в экологически чистые источники энергии. Для финансирования всех этих мер, по Меланшону, нужно покончить с политикой строгой экономии и инвестировать в экономику 100 миллиардов евро. Главным препятствием на пути проведения этой амбициозной социальной политики является ЕС в его нынешней форме и договоры, жестко регулирующие дефицит госбюджета, считает левый кандидат и его сторонники. Придя к власти, «Непокорная Франция» собирается поставить Брюсселю ультиматум: либо мы меняем условия и договоры ЕС, либо Франция выходит из Союза.


Меланшона и его сторонников не устраивает не только финансово-экономический диктат ЕС, но и «принятие Европой антироссийского курса под давлением США». В отличие от большинства социалистов, весьма критично настроенных в отношении Кремля, Меланшон считается пророссийским и, более того, пропутинским политиком. Как едко заявил социалист Бенуа Амон, у которого Меланшон отбирает голоса: «Мое главное отличие от Меланшона в том, что я не считаю правильным равнение на Кремль».


Обвинения Меланшона в путинизме зазвучали в 2014 году на фоне политического кризиса на Украине. Леворадикал заявил тогда, что НАТО и США воспользовались событиями на Украине, чтобы провоцировать Россию и что действия Москвы в Крыму «абсолютно предсказуемы». Меланшон выступил против любых антироссийских санкций и назвал новые украинские власти «путчистами-авантюристами, которые находятся под влиянием неонацистов». «Западные страны ведут себя безответственно. Ситуация вышла из-под контроля североамериканских кукловодов, которые хотели бы подтолкнуть границы НАТО к воротам России, что недопустимо, глупо, безответственно и провокационно», — говорил он.


В ходе дебатов 20 марта между Меланшоном и Амоном произошла перепалка по вопросу о Крыме. «Первым делом в Европе нужно созвать конференцию по безопасности от Атлантики до Урала. Все конфликты происходят из-за того, что после распада СССР никаких переговоров о границах проведено не было. Пришла пора эти переговоры провести. Где должна проходить граница между Россией и Украиной? Какое решение следует реализовать: решение Хрущева или решение Путина? Я не знаю. Но я лично вижу связи между Крымом и Россией. Мы должны говорить об этом», — заявил Меланшон Амону, осудившему аннексию.


Другим поводом винить Меланшона в путинизме стала поддержка им российских действий в Сирии. Кандидат говорил о своей вере в способность Путина уничтожить ИГИЛ и осуждал французскую прессу за антироссийскую линию. Химическая атака в Идлибе и ракетный обстрел Сирии Соединенными Штатами вновь поставили сирийский вопрос во главу политической повестки дня. Осудив химическую атаку, Меланшон обрушился с критикой на Вашингтон, а также европейских лидеров, которые своей поддержкой дают Дональду Трампу возможность «единолично решать, когда и куда наносить удары».


Дистанцируясь от НАТО и европейских политиков, «слепо подчиняющихся альянсу», Меланшон обещает вывести Францию сначала из военных структур НАТО, а затем и вообще из этой организации. Франция, по его словам, не только западная, «но и универсальная нация, которой нечего делать в альянсе», чьи действия Меланшон резко осуждает. Так, «расширение НАТО на восток», по его мнению, создает никому не нужное напряжение в отношениях с Россией.


Однако больше, чем пророссийская позиция во внешнеполитических вопросах, наблюдателей удивляет отношение Меланшона к оппонентам Кремля. Особое возмущение у многих знатоков России во Франции вызвала реакция политика на убийство Бориса Немцова. В своем блоге вскоре после убийства Меланшон назвал Немцова «человеком, доселе никому неизвестным», «политическим мошенником эпохи ельцинизма» и «сторонником врагов России». «После семьи погибшего главной жертвой убийства можно считать Путина, против которого ведется стратегия «саддамизации», — высказался тогда Меланшон.


По словам политолога Сесиль Вессье, автора книги «Кремлевские сети во Франции», эти заявления вызвали большой скандал: «Почему французский политик чувствует, что должен что-то об этом писать? Особенно относительно убитого человека?» — негодует Вессье. В той же записи в блоге Меланшон назвал Алексея Навального «расистом и ксенофобом», ни словом не упомянув о его антикоррупционной деятельности. Свое мнение он не изменил и два года спустя. В телеинтервью в феврале этого года на вопрос ведущего о Немцове Меланшон заявил: «Знаете ли вы, что это одиозный антисемит?»


И когда удивленный ведущий спросил, не путает ли он Немцова с кем-то еще, политик ничтоже сумняшеся признал свою ошибку и попробовал замять конфуз призывом освободить из тюрьмы лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова. Кстати, именно Удальцов является фаворитом Меланшона на российской политической сцене.


Лидер «Непокорной Франции» систематически отвергает упреки в симпатиях к Путину: «Я никак не связан с Владимиром Путиным. Я категорически против его политики, и если бы был россиянином, то голосовал бы не за его партию, а за моего товарища из „Левого фронта", который сейчас в тюрьме. Но, хотя у меня нет ничего общего с Путиным, я не собираюсь быть частью хора буйнопомешанных, которые надеются на конфликт с Россией. Я выступаю за мир», — утверждает Меланшон.

 

Его советника по международным вопросам Джордже Кузмановича Сесиль Вессье и некоторые другие эксперты считают «человеком экстремистских взглядов, особенно по поводу России». Как заявила Вессье, прочитавшая в Киеве лекцию о кремлевских сетях во Франции: «У Кузмановича через жену связь с российским посольством. Для него СССР — хороший пример для подражания. Сам он родом из коммунистической Югославии и жалеет, что ее уже нет. Я не говорю, что он российский агент. Я просто замечаю, что Меланшон во всем защищает Путина, в частности, через своего советника.


Он организовал как минимум одну демонстрацию по поводу Донбасса, сотрудничая с человеком, который работает на российское посольство. Эта демонстрация очень напоминала прежнюю „политику мира" Советского Союза, с лозунгами против войны и жуткими фотографиями убитых детей. У меня нет доказательств того, что это проплаченные акции. Но то, что у него есть личные отношения с российскими представителями, — это факт».


По мнению исследователя, любовь к Путину со стороны французских ультралевых объясняется их привязанностью к советским мифам. Однако Вессье признает, что никаких доказательств их подкупа Россией никогда не было предъявлено. Более того, Меланшон резко осудил предвыборную поездку Марин Ле Пен в Россию и ее встречу с Путиным, равно как и поездки других кандидатов к различным мировым лидерам.


Надо сказать, что из-за поддержки Путина и других общих позиций многие наблюдатели сравнивают Меланшона с Марин Ле Пен. За их гневные обличения «элит» и «системы» их регулярно клеймят как «популистов». Вот что пишет французский философ, правозащитник и публицист Бернар-Анри Леви: «Заметьте, как в ходе дебатов Меланшон поддакивает Ле Пен, когда она говорит о Европе или о НАТО. Посмотрите, как его слова и гневные выпады против элит схожи с выпадами ультраправых. Послушайте, как он взывает к нации — ведь это сродни буланжизму, сочетанию культа личности и популизма.


„Непокорная Франция", говорите вы? Не странно ли, что всякий раз, когда народ поднимается против диктатуры, Меланшон поддерживает диктаторов, а не народ. Он за Путина, а не за Навального. Он сводит борьбу за демократию в Сирии к конфликту вокруг нефти и газа, а последнее слово оставляет за Башаром Асадом. Борьба украинцев за независимость — это „империалистический заговор автантюристов-путчистов". Далай-Ламу и и тибетцев он обвиняет в стремлении установить „буддистский шариат". А в Латинской Америке, вместо того, чтобы поддержать правозащитников, он поет оды Чавесу и Кастро!»


Сравнения с Ле Пен Меланшон находит оскорбительными и всегда резко их парирует. Впрочем, подобные сравнения кажутся неприемлемыми и многим французским аналитикам. По мнению Жака Диона из журнала «Марианн», СМИ неправомерно сравнивают новые левые движения с ультраправыми, то есть наследников Сопротивления с идеологическими потомками коллаборационистов, называя и тех, и других популистами.


То, что Меланшон соглашается с Ле Пен по некоторым вопросам, не ставит их в один ряд. Как и тот факт, что Меланшон поддерживает политику Путина на некоторых направлениях, не делает из него поклонника и марионетку Путина, считает обозреватель «Марианн».


Лидер «Непокорной Франции» скорее действует по принципу «враги моих врагов — мои друзья» и видит в Кремле тактического союзника в борьбе против монополии США в мире. «Жан-Люк абсолютно не терпит американцев, кто бы ни стоял там во главе их страны, — говорит его бывший соратник по Соцпартии Жюльен Дрей. — Американский империализм для него — абсолютное зло. Исходя из этого, враги его врагов становятся его друзьями.


В 70-е годы США устраивали в Латинской Америке перевороты, поддерживали правые диктатуры. Жан-Люк сблизился с чилийскими политическими беженцами, когда работал в мэрии города Масси, принимавшего много таких людей. Он прекрасно говорил по-испански и защищал этих чилийцев. Возможно, его симпатии к Путину коренятся здесь — в неприятии американского интервенционизма».


Видящий себя наследником де Голля и Миттерана, Меланшон напоминает о том, что генералу де Голлю приходилось договариваться и со Сталиным, и с Брежневым, и с Мао. «Когда придет время, я найду способ договориться с господином Путиным, — обещает он. — Это необходимо для того, чтобы не допустить войны на континенте».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.