Авиаудар по Сирии был нанесен около 8:45 часов вечера (по восточному поясному времени).


На глобальном уровне последствия этого удара, вероятно, будут известны не ранее, чем спустя несколько часов или даже дней. Пока не взойдет солнце и возле авиабазы Шайрат на разоренном войной сирийском западе не осядет пыль. Именно по этой местности в четверг вечером было выпущено более 50 ракет «Томагавк» — по распоряжению президента США Дональда Трампа.


Пока эксперты по безопасности и Ближнему Востоку говорят, что скорее всего тактический ответный удар по режиму сирийского президента Башара аль-Асада — первое с начала гражданской войны в 2011 году непосредственное военное нападение Америки на Асада — был единовременной атакой, приказ о которой поступил на следующий день после предполагаемой химатаки с использованием газа зарина, в результате которой погибло около 70 человек и которую активисты движения за права человека объявили военным преступлением.


Но даже в дыму войны это событие может многое прояснить для политики Трампа — президента, который в последние два дня отказался от принципа тотального невмешательства, бывшего отличительной чертой его внешнеполитической позиции со времен предвыборной кампании.


Действия Трампа противостоят выбору Обамы


Президент, который, по его собственному признанию, не мог остаться равнодушным при виде умирающих детей, обвинил Асада в том, что он «губит жизни беспомощных» сирийцев.


«Ни один ребенок не должен страдать от таких ужасов, — сказал Трамп журналистам в своем заявлении, сделанном в резиденции Мар-а-Лаго во Флориде. — Сегодня вечером я распорядился нанести направленный удар по авиабазе в Сирии, с которой была осуществлена химическая атака».


Такое заявление прозвучало весьма отрезвляюще, даже если в политическом отношении оно и преследовало корыстные интересы, сказал Генри Барки (Henri Barkey), директор программы по Ближнему Востоку в Центре Вильсона в Вашингтоне.


«И дураку ясно. Для него это был беспроигрышный вариант во многих отношениях», — сказал Барки, который считает, что предпринятые Трампом меры дают стимул работе по многим направлениям.


По словам специалиста по Ближнему Востоку, агрессивная дипломатия канонерок не только поразит Асада, но и отвратит сирийское правительство от дальнейших попыток применения химического оружия и, возможно, позволит Трампу вернуть себе моральное превосходство на мировой арене, в то же время давая ему возможность продемонстрировать, что его действия не диктуются интересами русских, которые оказывают военную поддержку Асаду в его борьбе против противников режима.


«Главное, что теперь может сказать Трамп: „Смотрите, я сделал то, чего не удавалось сделать [бывшему президенту] Бараку Обаме", потому что все это было в первую очередь завязано на нем», — сказал Барки.


Обама, предшественник Трампа, в 2012 году заявлял, что, применив химическое оружие, режим Асада пересечет «красную линию», за которой последует гарантированное военное вмешательство. Но когда настал момент претворить благородный гнев в действие, Обама решил добиваться одобрения военного удара по Сирии у скептически настроенного Конгресса.


Этого не случилось, поскольку режим Асада согласился отказаться от своих запасов химического оружия. (Правда ли это вообще, сейчас под вопросом).


Трамп, который в то время подумывал о том, чтобы баллотироваться на пост президента, опубликовал несколько твитов, где возражал против ударов в Сирии в 2013 году.


«Что мы получим от бомбардировок Сирии кроме еще большего долга и потенциально долгосрочного конфликта? Обаме нужно одобрение Конгресса» (29 августа 2013 года).


«Президент Обама, не нападай на Сирию. Преимуществ никаких, сплошные минусы. Прибереги свой „порох" для другого (и более важного) дня!» (7 сентября 2013 года).


Удар отвлечет внимание от внутренних кризисов


В четверг президент Трамп санкционировал применение силы, не прибегая к мнению Конгресса. Возможно, ему еще придется ответить за это в Вашингтоне, зато он извлечет некоторые краткосрочные выгоды.


Сенаторы-республиканцы Джон Маккейн и Линдси Грэм, ярые критики президента, с похвалой отозвались на его заявление в четверг, сказав, что пришло время расширить войну и поддержать сирийских повстанцев в их борьбе против сил Асада.


Военный удар также, вероятно, отвлечет внимание от внутренних кризисов, к которым относятся:


Самоотвод главы комитета по разведке палаты представителей Конгресса Девина Нуньеса от расследования связей администрации Трампа с Россией по этическим соображениям.


Трения между высокопоставленными советниками президента в Белом доме Стивом Бэнноном и Джаредом Кушнером, зятем Трампа.


И увольнение Бэннона из Совета национальной безопасности.


Потом важно еще то, с кем Трамп встречался незадолго до нанесения ракетного удара. В четверг он принимал у себя во Флориде китайского президента Си Цзиньпина в рамках двухдневного саммита. Визит Си во время ракетного удара создал дипломатическую ситуацию, в которой китайцы, по словам Барки, «оказались прижатыми к стенке», тем самым удалось предотвратить потенциальный общественный и личный дипломатический скандал на встрече с высокими ставками.


«Китайцы не станут выступать с осуждением действий Соединенных Штатов, — сказал Барки. — Так что едва ли можно поспорить с тем, что выбор момента для этого — во время обеда с Си — был довольно ловким ходом».


Сирия может вести пропагандистскую войну


Ответ на вопрос о том, приведет ли этот шаг к эскалации, зависит от реакции русских и иранцев, которые в военном отношении поддерживают режим Асада.


В заявлении Пентагона чиновники министерства обороны подчеркнули, что российские истребители по специально «созданной во избежание конфликтных ситуаций» горячей линии были заранее предупреждены, чтобы провести эвакуацию из зоны удара.


«Чтобы вы ни делали, — сказали Барки, — русских лучше не трогать».


Он отметил, что вероятность побочного ущерба от ракет «Томагавк» достаточно мала в силу их сложных систем наведения. Но только то, что гражданские лица, вероятно, не находятся вблизи аэродрома Шайрат, не означает, что через сирийское государственное телевидение не будет вестись пропагандистская война, сказали Барки.


«Вполне возможно, что на утро мы увидим фотографии убитых и раненых детей, и они скажут: „Посмотрите, что сделали американцы?"»


Один из возможных вариантов ответного удара, который есть у правительства Асада, это сделать мишенью американские войска численностью в одну тысячу, которые, как ожидается, переброшены в Сирию, главным образом в район Ракки, чтобы помогать сирийским повстанцам бороться с ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим ред.).


Атака может быть сдерживающим фактором для «преступников»


Как бы то ни было, запуск ракет с системой наведения «Томагавк» был чистой демонстрацией американской военной мощи, которую нельзя сбрасывать со счетов ввиду ее сдерживающего потенциала, сказал Джонатан Шанзер (Jonathan Schanzer), бывший аналитик по вопросам борьбы с терроризмом при Министерстве финансов США, который в настоящее время руководит исследованиями в Фонде для защиты демократии в Вашингтоне.


По его словам, «пропорциональный» военный ответ США в Сирии, где гражданская война тянется уже шесть лет, «давно назрел».


«Преступники располагали полной свободой действий в регионе, совершали всякого рода бесчинства, так что это, возможно, подействует на них отрезвляюще… и это будет позитивный знак», — сказал он.


Хотя, по словам Шанзера, «еще слишком рано о чем-либо говорить», удар ознаменовал собой самое кардинальное изменение во внешней политике президента, которого, казалось, только неделю назад почти не интересовало свержение сирийского диктатора.


«Я не думаю, что Трамп хоть на миг полагал, что бойня в Сирии и военные преступления Асада подтолкнут его к действию», — сказал он.


«Будет ли это один из тех определяющих моментов, которые способны изменить ход его президентства? Любопытно будет узнать».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.