Есть опасения, что появляющиеся сведения о применении дамасским режимом химического оружия в Идлибе повлекут за собой начало новой стадии войны в Сирии.


Эти события происходят тогда, когда Турция завершила свою операцию «Щит Евфрата» и пока отдалилась от горячего конфликта, что повышает вероятность новой опасной эскалации войны в Сирии.


События, произошедшие во вторник, 4 апреля, похоже, приведут к изменению позиции США по поводу ситуации в Сирии. Дональд Трамп в связи со случившимся отметил, что его мнение о дамасском режиме и Асаде изменилось, применение химического оружия рассматривается как пересечение «красной линии», проведенной США, и это не может остаться без ответа.


До этого операция в Ракке набирала интенсивность, США, сосредоточившие все свое внимание на борьбе с ИГИЛ (организация запрещена в РФ — прим. ред.), пытались как можно скорее достичь поставленной цели, поддерживая «Демократические силы Сирии» с технической, тактической и логистической точек зрения.


На фоне военных событий на поле боя США стали даже реже выступать против Асада и давать сигналы о готовности стерпеть его присутствие в Сирии. Применение химического оружия именно в этот момент можно рассматривать как тактическую ошибку Асада. Но почему она была допущена?


Очевидно, у дамасского режима есть свои планы и замыслы в связи с ситуацией в Сирии. Следует признать, что Асад желает сам доминировать на территории Сирии и не хочет делить власть и суверенитет с кем бы то ни было в какой-либо форме. Следовательно, когда обстановка позволяет, Асад тоже пытается делать разные ходы в соответствии со своим планом игры.


Режим Асада желает расширить территории, которые он более-менее удерживает под своим контролем на западе Сирии. Идлиб, где сосредоточились силы оппозиции, особенно после захвата Асадом Алеппо, входит в число приоритетных целей сирийского режима. Можно предположить, что путем применения химического оружия Асад планировал посеять страх среди населения, живущего в городе, до того как в отношении Идлиба начнется масштабная операция. Этот страх может повлечь за собой начало массовой миграции из города.


Режим Асада применяет химическое оружие в Сирии не в первый раз. Становится понятно, что после того как при предыдущем опыте международное сообщество не продемонстрировало ожидаемой сильной реакции из-за подхода США и лично Обамы, Асад решил снова прибегнуть к этому методу и проверить, как отреагирует новая американская администрация.


Больше всего этим экспериментом, скорее всего, будет обеспокоена Россия. Хотя она и помогает Асаду расширять контролируемые территории в Сирии путем интенсивного и даже непропорционального применения силы, она не одобрит применения химического оружия. Поскольку в глазах США и международного сообщества эта ситуация заметно ослабит легитимность поддержки, которую Россия оказывает Асаду.


В таком случае на ум приходит вероятность того, что режим Асада мог обратиться к применению химического оружия в Идлибе в обход России. А это указывает на ошибочность убеждения, которое нашло широкое признание в Турции и международном сообществе в целом. Россия не обладает таким обширным влиянием на сирийский режим, как предполагалось.


Применение химического оружия тут же мобилизовало Францию, Великобританию и США, и эти три страны представили на рассмотрение Совета Безопасности ООН совместный проект резолюции с целью осудить произошедшее. Но проект натолкнулся на вето России. Россия отстаивает ту точку зрения, что возникла неконтролируемая ситуация, повлекшая за собой значительные человеческие жертвы в Идлибе, и это могло произойти в результате ошибки.


Предвидеть ответ Трампа непросто. С одной стороны, тот факт, что ранее Обама не продемонстрировал достаточно сильную реакцию в ответ на применение химического оружия, дало Трампу новый повод для критики Обамы. Неудивительно, если Трамп будет до конца использовать этот козырь, прежде всего во внутриполитических целях, и через Дамаск продолжит критиковать администрацию Обамы.


Вместе с тем эта критика едва ли превратится в какое-либо кардинальное изменение политики США в Сирии и, например, положит начало военной операции в отношении дамасского режима. Ведь в таком случае пострадает антиигиловский союз, возникающий между США и Россией. А это может негативно повлиять на умеренную и взвешенную политику, которую Трамп желает построить в отношениях с Россией на глобальном уровне. Таким образом, хотя «красные линии были пересечены», реакция Трампа, должно быть, останется на таком уровне, который не создаст подобный дисбаланс в отношениях с Россией.


В любом случае все эти события следует рассматривать как первую стадию начала реализации Дамаском своих целей в отношении Идлиба. При этом новая гуманитарная трагедия и волна миграции на фоне хаоса в Идлибе больше всего коснутся Турции. Для предотвращения этих событий необходима активизация дипломатических усилий и координация действий со всеми игроками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.