Великобритания должна отстоять суверенитет Гибралтара, вступив в войну с Испанией, как это сделала Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) в ситуации, которая сложилась вокруг Фолклендских островов в 1982 году. Эти неожиданные заявления принадлежат бывшему лидеру Консервативной партии Великобритании лорду Майклу Ховарду (Michael Howard).


И сразу же испанские СМИ, прежде всего телеканалы, обрушились с критикой на эти резкие слова, публикуя фото- и видеоматериалы о вооруженном конфликте в южной Атлантике, в частности, с изображением атак аргентинской авиации на силы Великобритании. В социальных сетях появились гротескные фотографии молодых людей, готовящихся к войне с палками в руках и кастрюлями на головах.


Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй (Theresa May) иронизировала над этими воинственными заявлениями, когда журналисты, посмеиваясь, спросили, возможно ли повторение вооруженного конфликта, подобного Фолклендской войне с Аргентиной 35 лет назад, для защиты суверенитета Гибралтара. Ведь Гибралтарская скала — символ былой империи, по которой так тоскуют британцы. «Этого не произойдет», — заверили в пресс-службе премьер-министра.


Европейский союз и Голландия потребовали, чтобы британцы «сбавили тон» в отношении Испании. Премьер-министр Великобритании ясно дала понять, что все переговоры по поводу Брексита будут носить по мере возможности дружественный характер.


По словам бывшего министра иностранных дел Великобритании Джека Стро (Jack Straw), разговоры о войне с Испанией из-за Гибралтара «абсурдны и возвращают нас во времена ура-патриотизма XIX века».


Влиятельный политик из партии власти лорд Ховард, на самом деле, имел в виду реакцию британских ультранационалистических кругов в ответ на предложение Европейского союза предоставить Испании право вето в отношении Гибралтара после завершения переговоров с Великобританией о ее выходе из ЕС.


Министр иностранных дел Испании Альфонсо Дастис (Alfonso Dastis) раздул тему, заявив, что «в данном случае бросается в глаза отсутствие традиционного британского хладнокровия». По его мнению, «кто-то в Соединенном Королевстве теряет самообладание, но для этого нет никаких оснований».


Альфонсо Дастис уточнил, что правительство Испании не приветствует идеи раздела территорий, и что Великобритания должна выйти из Европейского союза в полном составе. «Наше намерение и желание состоит в том, чтобы она [Великобритания] сохранила свою целостность после выхода из ЕС», — подчеркнул он.


Но имперские амбиции лорда Ховарда вызвали и более резкую реакцию. Например, министр обороны Великобритании Майкл Фэллон (Michael Fallon) заявил, что Лондон будет «до последнего» защищать население Гибралтара. От этих слов запахло порохом. «Население Гибралтара ясно дало понять, что не хочет жить под контролем Испании», — заявил министр обороны.


Для выражения крайней степени ярости националистов, которая и спровоцировала Брексит, обычно используются грубые формулировки в так называемой желтой прессе, издаваемой большими тиражами в стране, удовлетворенной собственной культурой. «Испанцам надо отбить яйца», — гласит один из заголовков на бумаге ужасного качества.


Почти одновременно с воинственной речью лорда Ховарда, понравившейся многим, премьер-министр Испании Мариано Рахой (Mariano Rajoy) — ярый приверженец политики Маргарет Тэтчер — заявил, что надеется заключить дружественный договор с Великобританией по окончанию переговоров о выходе этой страны из ЕС.


Из европейских стран больше всех пострадала от Брексита Испания, которая хочет продолжения прекрасных отношений с британцами. Испания, и прежде всего банковский сектор этой страны, занимает третье место по объему инвестиций в экономику Великобритании, которая также поддерживает тесные финансовые связи с испанцами.


Более 200 тысяч испанцев живет в Великобритании, и около 350 тысяч британцев проживает в Испании, а еще 200 тысяч приезжают в эту страну, когда хотят. Британцы крепко обосновались в Испании, и отношения между двумя странам всегда были гармоничными. Многие британцы создали семьи в этой стране. Брексит неудобен для всех.


Испания — один из крупнейших импортеров британской продукции, и Великобритания закупает много испанских товаров.


Помимо этих крепких финансово-экономических связей, 17 миллионов британцев посетило Испанию в 2016 году. Туристы из Великобритании занимают важное место на испанском рынке туристических услуг.


Испания имеет особые претензии к Гибралтару. Например, Мадрид требует пересмотра чересчур низкой ставки налога, установленной с целью привлечения обеспеченных людей для сокращения налогового бремени. Есть и другие причины для недовольства Мадрида: контрабанда, регистрация несуществующих предприятий и другие темы, подлежащие обсуждению. На территории Гибралтара работают тысячи испанцев, что существенно улучшает сложную ситуацию с безработицей на обширной территории, живущей, помимо прочего, за счет туризма.


Испания устала повторять, что не будет предъявлять никаких претензий на суверенитет на переговорах о Брексите. Возможно, это лучший друг Великобритании в Европейском союзе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.