Бывший британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, при котором был проведен референдум о Brexit, и которому это стоило должности, в этот день был в Киеве и читал лекцию для студентов по приглашению Фонда Виктора Пинчука.


Кэмерон заверил, что Британия после Brexit не оставит Украину в одиночку бороться с российской угрозой. После лекции Кэмерон дал «Европейской правде» короткое интервью, которое — утверждают в команде политика — стало для него первым после отставки.


И прежде всего — он заявил, что до сих пор считает решение о проведении референдума правильным.


* * * * *


— Я счел правильным провести референдум о членстве Британии в ЕС, поскольку этот вопрос годами отравлял политику страны. Референдумы обещали, но их не проводили. ЕС менялся, обретал больше полномочий, но людей об этом не спрашивали. Именно поэтому я пообещал провести референдум.


И я до сих пор считаю, что это было правильно.


Конечно, результат оказался не таким, которого я желал, но мы должны его уважать. Именно поэтому сегодня (29 марта) Тереза Мэй делает следующий шаг, выполняя волю народа.


Мы были в ЕС из практических соображений, мы вели торговлю и сотрудничество. Но Британия всегда колебалась и выступала против идеи все более и более интегрированного союза. Нам никогда не нравился флаг ЕС. У нас есть свой флаг, и нам нравится наш флаг.


— Существует мнение, что Британия после выхода из ЕС может сократить объем международной финансовой помощи, в том числе для Украины.


— Я так не думаю. Очевидно, что британское правительство само будет делать свой выбор, но за пределами Евросоюза у нас один из самых больших бюджетов помощи в мире.


Мы по-прежнему заинтересованы в оказании помощи странам, таким как Украина, в совершенствовании управления, судебной системы, борьбе с коррупцией.


И я верю тому, что услышал от Терезы Мэй — что мы сохраним нашу глобальную роль в этой сфере.


— Как должны действовать украинские лидеры, чтобы не потерять внимание Запада?


— Лучший путь — напоминать Западу о важности суверенной природы Украины как полноправного члена ООН, имеющего право на самоопределение.


Второе, что нужно сделать — напомнить людям, что, инвестируя в Украину, они инвестируют в успех. Страна, которая развивается и проводит реформы, может превратиться в историю успеха.


И третье: вам нужны примеры того, что уже сделано: принятые меры, осуществленные изменения — чтобы дать людям уверенность в том, что история успеха будет продолжаться.


— В Украине опасаются, что Европа за последние три года конфликта на Донбассе «устала». Действительно ли Запад может «забыть» об Украине?


— Такая опасность есть, потому что в международных делах устают от определенных проблем.


Но если учесть, сколько крови мы когда-то пролили в Европе из-за изменения границ с помощью силы, через насилие, то Европа не должна забывать о том, что с вами произошло. И я уверен, что европейские лидеры и страны, во главе с Терезой Мэй, Ангелой Меркель и Дональдом Туском, серьезно заботятся о будущем Украины и будут продолжать это делать.


— Каково ваше отношение к Минским соглашениям? Остаются ли они до сих пор хорошим инструментом для урегулирования ситуации на Донбассе?


— У соглашения есть недостатки, но все же это руководящий документ, и в нем содержатся первые два шага, необходимые для любого мирного процесса. Это — прекращение огня и отвод тяжелых вооружений. Какое бы направление движения мы ни выбрали, мы должны начать с этого.


— Британия после выхода из Евросоюза продолжит присоединяться к санкциям ЕС против России?


— Я очень на это надеюсь. Я не вижу никаких причин, почему это не должно быть так.


Мы были ведущим голосом в пользу введения санкций. И я очень надеюсь, что после Brexit мы продолжим очень тесно сотрудничать с Европой по этому вопросу.


— По вашему мнению, Европа должна увеличить давление на Россию? Или сохранения текущих санкций достаточно?


— Я думаю, необходимо продолжать оказывать давление на Россию, сохраняя санкции. Есть страны, которые выступают за санкции с меньшим энтузиазмом, но это только напоминает, насколько такие меры важны.


— Как долго Лондон готов сохранять санкции против РФ?


— Столько, сколько потребуется.


Я надеюсь, что санкции продлятся так долго, как это необходимо.


Вы знаете, что единственный путь для России добиться отмены санкций — это выполнить Минские соглашения. Мы пока не видим прогресса в выполнении «Минска» и восстановлении контроля Украины над своей восточной границей. Конфликт до сих пор продолжается. Но я думаю, санкции показывают, что Запад не потерпит таких действий. И они повлияли на экономику России.


— Как вы оцениваете способность НАТО реагировать на российские гибридные угрозы?


— Нужно делать больше, чтобы противостоять им. Последние кибератаки были направлены на разные сферы — политические партии, бизнес, средства массовой информации.


Я считаю, что Европа слишком медленно реагирует на некоторые вещи. НАТО тоже следует делать больше.


Мы способны реагировать, но мы должны использовать свои возможности.


— Какие конкретно шаги НАТО следует предпринять уже сейчас?


— Частично это должно осуществляться через более тесное сотрудничество стран и стратегические коммуникации. Вы знаете, что проблема с российскими фейковыми новостями очень актуальна, пример — то, что звучало после катастрофы малайзийского «Боинга» или о событиях в Восточной Украине.


Российская ложь успевает обойти весь мир, пока мы только надеваем сапоги.


Нам надо действовать быстрее, нам надо собирать информацию о том, что происходит, а затем использовать ее и стратегически взаимодействовать, чтобы продемонстрировать, какие фейки создают в России.


— По вашему мнению, Путин может решиться на применение силы против стран Балтии?


— Нет, я так не думаю. НАТО увеличивает силы на восточном фланге. Британия играет значительную роль в этом усилении, возглавляет новый батальон в Эстонии. Так же, как США и Франция делают в других странах Балтии.


И Россия видит присутствие многонациональных войск в этих странах, что очень важно.


Я думаю, что сейчас главное — не проблема физического вторжения, а угроза дестабилизации и подрывной деятельности, гибридной войны, кибератак и т. п.


— Какими вы видите отношения Британии и новой администрации США?


— Это будет крепкий союз. Тереза Мэй правильно поступила, быстро поехав в США для встречи с Дональдом Трампом. Между двумя странами существуют особые отношения, я видел это собственными глазами.


Британия после выхода из ЕС будет стараться улучшить эти отношения, где это возможно.


Британия будет рассматривать торговые и другие соглашения с Америкой.


Я считаю, что у нас достаточно влияния, чтобы передавать в США информацию о ситуации в Украине, об амбициях России в Восточной и Центральной Европе, и эта информация будет изучаться американскими друзьями.


— Каково ваше мнение по поводу последних поправок, внесенных украинскими властями в закон о декларировании?


— Я думаю, это ошибка. Конечно, общественные и благотворительные организации обязаны объяснять поступление средств и все остальное, но ставить их на один уровень с политиками, которые принимают решения, имеющие финансовые последствия — это я считаю неправильным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.