Теперь совершенно ясно, что Белый дом и председатель Комитета Палаты представителей по разведке Девин Нуньес (Devin Nunes) совместными усилиями остановили то, что ранее было представлено как масштабное расследование вмешательства России в прошлогодние выборы. «Наше расследование заморожено», — сказал член Комитета демократ от штата Коннектикут Джим Хаймс (Jim Himes).

 

Блокировать расследование они начали после состоявшихся в прошлый понедельник слушаний, во время которых директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) сообщил, что ФБР расследует возможный сговор между членами штаба Трампа и Россией с июля прошлого года. Коми также отметил, что доказательств, подтверждающих факты прослушивания телефонных разговоров, о котором Трамп писал в Twitter, не найдено.

 

На сегодня было назначено открытое заседание Комитета Палаты представителей, на котором планировалось заслушать доклады трех высокопоставленных чиновников, работавших в годы президентства Обамы. Речь идет о бывшем заместителе Генерального прокурора Салли Йейтс (Sally Yates), которая некоторое время исполняла обязанности Генерального прокурора, после чего была отправлена в отставку президентом Трампом, бывшем главе ЦРУ Джоне Бреннане (John Brennan) и бывшем директоре национальной разведки Джеймсе Клэппере (James Clapper). Но Нуньес на прошлой неделе отменил сегодняшние слушания.

 

«На прошлой неделе назначенные на понедельник слушания оказались, я уверен, не по душе Белому дому, — говорит Хаймс. — К сожалению, с понедельника председатель перестал быть председателем Комитета и теперь занимается проблемами администрации Трампа, отменив слушания».

 

С тех пор Нуньес и Белый дом подняли шум из-за второстепенных вопросов, которые отвлекают внимание от докладов Коми и директора АНБ Майкла Роджерса (Michael Rogers); Нуньес и администрация Трампа фактически закрыли расследование. Вчера вечером высокопоставленный демократ Комитета по разведке Адам Шифф (Adam Schiff) потребовал от Нуньеса взять самоотвод и отказаться от руководства следствием. «Все это настолько дискредитирует его в глазах общественности и ставит под сомнение его беспристрастность, что это, на мой взгляд, было бы в его интересах, а также в интересах Комитета», — сказал, беседуя со мной.

Со времени слушаний, состоявшихся в прошлый понедельник, Нуньес, который был членом «переходной команды» Трампа, неоднократно затрагивал тему «случайного сбора данных». На языке представителей разведывательного сообщества это означает сведения о контактах и связях ни в чем не повинных американцев, случайно собранные в ходе легальной слежки, осуществляемой АНБ или другими спецслужбами за объектом-иностранцем. Была сделана запись разговора российского посла (объекта легального наблюдения) с бывшим советником Трампа по национальной безопасности Майклом Флинном (Michael Flynn), который стал жертвой случайного сбора данных.

 

Эту стратегию Белый дом и Нуньес явно скоординировали. За несколько дней до назначенных слушаний Трамп, судя по всему, предлагал предварительно ознакомиться с некоторыми ее элементами. В своем интервью на канале Fox News президент сказал, что он «очень скоро» «предложит кое-что» на рассмотрение комитета Нуньеса и, «возможно, будет говорить об этом на следующей неделе», добавив, что «вы увидите, что в течение ближайших двух недель на передний план выйдут некоторые очень интересные вопросы».

 

Утром в прошлый понедельник, незадолго до начала слушаний, один высокопоставленный чиновник из Белого дома сказал мне: «Вы увидите, что будут даны установки в отношении будущих заявлений. Вот за этим надо сегодня наблюдать. Он предложил мне прочитать статью в издании The Hill о «случайном сборе данных». Авторы статьи утверждали, что если «Трамп или его советники общались во время предвыборной кампании непосредственно с иностранцами, являющимися объектами слежки со стороны спецслужб США, и спецслужбы случайно записали разговоры Трампа, то возможно, эти данные были собраны и предоставлены в распоряжение всех спецслужб».

 

Представитель Белого дома дал мне ясно понять, что ему известно, что Нуньес выдвинет этот вопрос на первый план. «Это тайная незаконная слежка, где все осуществляется не случайно, а систематически, — сказал мой собеседник. — Наблюдайте сегодня за Нуньесом».

 

Как и следовало ожидать, во время слушаний, состоявшихся в прошлый понедельник, Нуньес в своей вступительной речи задал вопрос: «Были ли разговоры официальных лиц или помощников в ходе избирательных кампаний объектами нелегальной слежки?». И продолжил: «В разведывательном сообществе существуют очень строгие правила обработки информации, относящейся к гражданам США, даже если эти граждане оказались объектом слежки случайно. И наш комитет хотел бы убедиться, что все связанные со слежкой мероприятия проводились с соблюдением всех соответствующих законов, правил и положений». Нуньес дал понять, что заявления Трампа о прослушивании его телефонов не соответствуют действительности, но судя по всему, он хотел предложить президенту что-то вроде фигового листка, который позволил бы ему «прикрыть», оправдать эти скандальные заявления. «Однако по-прежнему существует вероятность того, что были и другие виды слежки, применявшейся в отношении президента Трампа и его соратников», — подчеркнул он. Подавляющее большинство вопросов, которые во время слушаний задавали республиканцы, были посвящены именно этой теме.

 

Вечером в прошлый вторник Нуньес направился в административное здание Совета национальной безопасности, расположенное на территории Белого дома, и ознакомился с отчетами разведслужб. В этом ему помогал один неизвестный чиновник — а может, и не один. Майкл Айзикофф (Michael Isikoff) из Yahoo News сообщает, что одним из чиновников, возможно, был бывший сотрудник Комитета Нуньеса Майкл Эллис (Michael Ellis), который сейчас работает в Белом доме (сегодня, отвечая на вопрос журналистов, Нуньес отказался подтвердить либо опровергнуть это сообщение). На следующее утро, не сообщив никому из членов Комитета Палаты представителей по разведке о том, что он узнал из отчетов, Нуньес вернулся в Белый дом и коротко проинформировал президента о содержании этих отчетов. Перед встречей с Трампом и после нее Нуньес провел две пресс-конференции — одну в Конгрессе, а вторую рядом с Западным крылом Белого дома.

В прошлую пятницу Нуньес объявил, что отменяет запланированные слушания с участием Йейтс, Бреннана и Клэппера. Эти три чиновника из администрации Обамы, которые мало говорили на публике о расследовании «вмешательства России», могли бы привлечь к слушаниям всеобщее внимание. В конце января Йейтс сообщила администрации Трампа, что Майкл Флинн, бывший в то время советником Трампа по национальной безопасности, в ответ на вопрос о своих контактах с российскими официальными лицами ввел руководство в заблуждение и поэтому может стать объектом шантажа. 30 января она приказала юристам Министерства юстиции не защищать в суде первоначальный миграционный указ Трампа, и Трамп ее уволил. Бреннан помогал осуществлять контроль при составлении доклада администрации Обамы о вмешательстве России в президентскую кампанию. Что же касается Клэппера, он опроверг скандально известное и не соответствующее действительности утверждение Трампа о том, что президент Обама приказал прослушивать телефонные разговоры в башне Trump Tower. В телепередаче Meet the Press Клэппер сказал: «Со стороны аппарата национальной безопасности, который я курировал в качестве Директора Национальной разведки, никаких подобных действий по прослушиванию телефонов, организованных в отношении тогдашнего избранного президента или его же в качестве кандидата, или его избирательного штаба, не было».

 

Сегодня утром газета The Washington Post сообщила, что на прошлой неделе — как раз перед тем, как Нуньес отменил слушания, на которых предполагалось заслушать выступление Йейтс — юристы из администрации Трампа пытались помешать ее выступлению. «Любая попытка воспрепятствовать кому-то или чему-то лишь усиливает подозрения в отношении того, что администрация может скрывать», — сказал Хаймс, отвечая на мой вопрос о статье в The Washington Post. Пресс-секретарь Трампа Шон Спайсер (Sean Spicer) в своем заявлении сказал: «Белый дом не предпринимал никаких действий, чтобы помешать выступлению Салли Йейтс, и Министерство юстиции специально сообщило ей, что не будет ей препятствовать» (газета The Washington Post опубликовала переписку между адвокатом Йейтс и администрацией, которая, судя по всему, противоречит заявлению Спайсера).

 

По словам Нуньеса, вместо этого хочет, чтобы Коми и Роджерс опять выступили в Комитете по разведке и проинформировали его членов на закрытом заседании. Но и эти слушания тоже не состоялись. Когда члены Комитета возвращаются в Вашингтон (как правило, по понедельникам), они в 17:00 проводят так называемые брифинги по «горячей тематике», сообщая о работе Комитета. Однако, по словам Хаймса, вчера такой брифинг проведен не был.

 

«Мы до сих пор в недоумении. Мы вернемся к работе в понедельник, но ни демократы, ни республиканцы, ни работники аппарата никакой информации не получили», — говорит Хаймс. Он добавил, что предложение в адрес Коми и Роджерса провести консультации на закрытом совещании было очень прозрачным и, оно свидетельствует о стремлении помешать Бреннану и Клэпперу, а также бывшему заместителю Генерального прокурора выступить на открытом слушании в Комитете«. По его словам, после заявлений Коми и Роджерса, которые произвели эффект разорвавшейся бомбы, «все направлено на то, чтобы запутать ситуацию и помешать нам продолжить расследование».

 

Вчера вечером Шифф, который проявлял осторожный оптимизм в отношении способности Нуньеса провести объективное расследование и не критиковал Нуньеса так резко, как Хаймс и другие демократы, сказал мне: «Похоже, что после тех слушаний в прошлый понедельник они почувствовали необходимость срочно что-то делать. Но был ли это Белый дом, который почувствовал необходимость опровергнуть заявления бывших руководителей спецслужб во время открытых слушаний, когда они полностью отреклись от него, я не знаю».

 

Применив своего рода прием политического джиу-джитсу, Шифф не только призвал Нуньеса взять самоотвод и отказаться вести расследование дела о «вмешательстве России», но и заявил, что доверять Нуньесу расследование более масштабной проблемы «случайного сбора данных» нельзя. «Поскольку он был ключевым членом этой переходной команды, я не понимаю, как он может обоснованно рассчитывать на то, чтобы возглавлять расследование проблемы надлежащего соблюдения процедуры минимизации, которая может затронуть и его самого», — сказал Шифф в беседе со мной.

 

Несмотря на многочисленные публичные выступления и интервью Нуньеса на прошлой неделе, его пресс-секретарь Джек Лангер (Jack Langer) сказал мне, что дать мне интервью Нуньес не сможет. На вопрос о требовании Шиффа взять самоотвод, пресс-секретарь ответил: «Нуньес самоотвод брать не будет. Это всего лишь политика».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.