В последние годы с приближением 16 марта в обществе Латвии обостряются дискуссии о значении этой памятной даты в сознании людей. Нередко дискуссии перерастают во взаимные обвинения и в попытки дискредитировать как тех, кто поддерживает сторонников этого памятного дня, так и их противников. Большинство участвующих в полемике, включая различные политические силы и организации, не понимают историческое значение этого дня, превращая его тем самым в ежегодную акцию по сведению взаимных счетов.


Почему 16 марта? Вглядимся в страницы истории: с 16 по 18 марта 1944 года солдаты 15-й и 19-й дивизий сформированного из латышских солдат легиона у реки Великая в России первый и единственный раз вместе воевали против войск Красной армии. В этих боях погибло около 2 тысяч латышских солдат. В 1952 году в Лондоне организация латышских эмигрантов Daugavas vanagi объявила 16 марта днем памяти легиона, чтобы в этот день бывшие воины легиона и их близкие могли помянуть погибших, репрессированных и раненых латышских солдат. Несмотря на это, до сих пор у большой части общества нет понимания о создании латышского легиона и его действиях во время Второй мировой войны.


Что такое латышский легион


В 1943 году правительство нацистской Германии издало распоряжение о создании новых военных формирований на оккупированных ею территориях, и 10 февраля был издан приказ о создании Латышского «добровольческого» легиона SS. Необходимо отметить, что слово «добровольческий» было использовано, чтобы обойти международную Гаагскую конвенцию от 1907 года, которая запрещала призыв в армию жителей оккупированных территорий. Большинство призванных в легион латышских солдат оказались там не добровольно — за уклонение от призыва грозила ссылка в концентрационный лагерь или даже смертная казнь (с 1944 года).


По имеющимся подсчетам, в немецкие военные формирования в общей сложности было призвано около 100 000 жителей Латвии, 52 000 из них — в Латышский «добровольческий» легион SS. Наряду с обязательным призывом были и те, кто вступил в легион добровольно, но их число не большое. У вступивших в латышский легион добровольно были свои причины и мотивация. В 1940 году Латвию оккупировал СССР, и многие нелояльные по отношению к оккупационному режиму жители Латвии были высланы и расстреляны или репрессированы иным образом. Это затронуло очень многие семьи. Пережитое вызвало у большой части общества желание не позволить оккупационным силам СССР повторно занять Латвию.


Необходимо указать, что хорошо работала пропаганда учреждений власти нацистской Германии, которая использовала репрессивные действия режима СССР на территории Латвии с 1940 по 1941 годы, чтобы руками жителей других стран реализовать свои политические и экономические цели. Часть вступивших в легион солдат надеялась на восстановление независимости Латвии, что, разумеется, было невозможно в тех исторических условиях, но такая надежда жила у многих.


Особо следует подчеркнуть, что нет доказательств участия частей латышского легиона в массовом уничтожении жителей оккупированных территорий, о чем многие умышленно или неосознанно забывают.


16 марта — источник политической пропаганды


В наши дни этот день приобрел политический подтекст, который не связан ни с легионерами, ни с их памятью. Очевидно, что неофициальный памятный день (с 1998 по 2000 годы 16 марта было в Латвии официальным памятным днем) стал благодатной почвой для саморекламы различных политических сил (как левых, так и правых), использующих эту дату для популяризации политических идей и в целях пропаганды. Не секрет, что мероприятия 16 марта для реализации своих внешнеполитических целей активно использует также Российская Федерация, внешнюю политику которой, в особенности в последние годы, характеризует тенденция поддерживать образ внешнего врага, сеять страх перед «возрождением фашизма», активно и успешно привлекая для этого помощь СМИ. Местные национально-радикально настроенные политики и организации своей временами нетолерантной и популистской позицией также не способствуют взаимопониманию.


Тем временем, недостаток знаний о создании латышского легиона как в Латвии, так и за рубежом лишь усиливает попытки извне по расколу общества и клевете на латвийское государство. К примеру, «черную печать» на участников легиона ставит нацистское обозначение SS. Но не нужно забывать, что подразделения латышского Waffen SS не были идентичны немецким подразделениям Waffen SS, между ними были существенные различия. Во-первых, латышские части SS, в отличие от немецких, не выполняли политические задачи. Во-вторых, латышский легион формировался для участия в боях на Восточном фронте. В-третьих, латышский легион создавался путем принудительной мобилизации, в свою очередь, в немецком Waffen SS служили добровольцы. В-четвертых, призванные в латышский легион солдаты не должны были приносить присягу. Историк Улдис Нейбургс считает, что наблюдается нежелание понять разницу между преступлениями нацистов и боями на фронте.


К сожалению, начиная с 1943 года в созданные нацистской Германией латышские добровольческие дивизии SS стали включать членов батальона полиции Латвии, которые участвовали в реализации холокоста на латвийской территории, а также в акциях по уничтожению партизан в Белоруссии. В 1944 году после расформирования «Команды Арайса» (подразделение SD) было присоединено примерно 600 ее участников, в том числе и печально известный руководитель команды Виктор Арайс. Это ярко проявляется и в событиях 16 марта, когда солдатам латышского легиона приписывается имидж нацистских преступников. Здесь необходимо подчеркнуть, что во время Нюрнбергского международного трибунала по военным преступлениям, на котором судили ведущих должностных лиц режима нацистской Германии, латышские легионеры обеспечивали охрану судебного процесса, а 12 сентября 1950 года Комиссия США по перемещенным лицам констатировала, что соответствующие подразделения не следует считать вражескими.


Позиция правительства


Сейм Латвийской Республики 29 октября 1998 года принял декларацию «О латышских легионерах во время Второй мировой войны», в которой выразил свою официальную позицию об участии жителей Латвии в вооруженных силах оккупационного режима нацистской Германии. В декларации подчеркивается, что включение большей части местных жителей в состав «Латышского добровольческого легиона» не зависело от их личного желания. В свою очередь, тех жителей Латвии, которые добровольно вступили в конкретное военное формирование, к этому побудил страх перед возможным возвращением оккупационного режима СССР. В документе Сейма в качестве одного из главных аргументов противозаконности вовлечения жителей Латвии в «Латышский добровольческий легион» приведена уже упомянутая Гаагская конвенция, в соответствии с которой Латвии как оккупированному государству обеспечивалась защита от допущенных на ее территории государством-оккупантом нарушений норм международного права. Конвенция определяет: «Воющая сторона, нарушившая эти правила, должна выплатить компенсацию». Необходимо подчеркнуть, что эта конвенция относится также к причиненному оккупационным режимом СССР ущербу, что периодически оказывается в поле зрения общественности. В завершении декларации определены обязанности правительства Латвии в отношении мобилизованных в оккупационные войска (как нацистской Германии, так и СССР) жителей, а именно: заботиться о выплате соответствующих компенсаций пострадавшим, а также о предотвращении попрания чести и достоинства солдат в Латвии и за рубежом.


Следует отметить, что правительство Латвии не в полной мере обеспечило реализацию пунктов соответствующей декларации, а это было остро необходимым условием для обеспечения прав своих граждан (участников Второй мировой войны), а также для выражения официальной позиции Латвии в отношении событий 16 марта. Вышеупомянутая декларация устарела и, по сути, носит только информационный характер.


С учетом вышесказанного необходимо констатировать, что историки и другие представители интеллигенции должны продолжать поиск новых способов просвещения общества и разъяснения роли этой неоднозначной даты в истории Латвии. В официальном признании 16 марта памятным днем нет необходимости, потому что легионеры могут вспоминать и поминать своих боевых товарищей и без официального признания этой даты. В свою очередь, правительству Латвии в дальнейшем следовало бы обратить больше внимания на организации, которые дискредитируют латвийское государство и действуют против его интересов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.