Дональд Трамп принимает многообещающие государственные решения (приостановка финансирования абортов за рубежом, выдвижение Нила Горсача (Neil Gorsuch) на должность члена Верховного суда), которые могут запустить процесс реальных и устойчивых перемен в американском обществе. Как мы видим, он (по крайней мере, пока) подходит к своим предвыборным обещаниям серьезно. Однако какой будет его политика безопасности в Европе, остается загадкой.

 

Россия хочет разгадать эту загадку силой. Возобновление боев на востоке Украины — это прощупывание новой американской политики и реакции нового президента США. Между тем Соединенные Штаты продолжают посылать противоречивые сигналы. Такие, как два случившихся в течение одного месяца, но идущих в противоположных направлениях назначения на пост советника президента по национальной безопасности. Польше нужно быть готовой ко всем поворотам курса американской политики. Поэтому еще до смены власти в Вашингтоне, принимая во внимание возможность разрядки в американо-российских отношениях, мы с Казимежем Уяздовским (Kazimierz Ujazdowski) опубликовали статью о демилитаризации Калининградской области как необходимом условии польской безопасности. Сложно безучастно наблюдать, как в 300 километрах от Варшавы Россия размещает мобильные ракетные комплексы с ядерными ракетами.

 

Некоторые комментаторы (Веслав Павляк (Wiesław Pawlak), Миколай Русиньский (Mikołaj Rusiński)) сразу же задали вопрос, насколько реально требование о демилитаризации Калининградской области. Мы ответили на этот вопрос уже в нашем тексте: польская дипломатия не сможет самостоятельно добиться вывода российских войск из этого региона. Однако она может поднять эту тему, заставив других ее обсуждать, и действовать так, чтобы в дискуссиях об урегулировании отношений между Россией и Западом ее было невозможно обойти. Так, как невозможно было обойти тему польских границ в ходе объединения Германии.

 

Никто не надеется, что при современном раскладе сил Россия эвакуирует из Калининградской области свои войска, чтобы позволить полякам чувствовать себя спокойно. Они стоят там, чтобы угрожать нам. Демилитаризация Калининградской области может произойти лишь в контексте более масштабных стратегических перемен. Сейчас Запад начинает претворять в жизнь решения варшавского саммита НАТО. В Польше появились американские военные, а в странах Балтии — войска Альянса (в том числе польские — в Латвии). Если Американцы захотят начать с Москвой разговор о выводе этих сил, нам нужно будет знать, как сформулировать концепцию наших интересов безопасности в переговорах с союзниками. Ведь Калининградская область — это барометр безопасности не только для Польши, но и для всей нашей части Европы.

 

Анджей Длугоборский (Andrzej Długoborski) написал, что требование о демилитаризации Калининградской области лишь «приведет к обострению и без того напряженных отношений с Россией». Такое представление расходится с реальностью. Если Польша хочет вести самостоятельную политику, она должна найти путь между уверенностью в неизбежности войны на польской территории (что будет для нашей страны катастрофой) и игнорированием угрозы, которое на самом деле лишь усугубляет ее. Сам поиск стратегических решений, выходящих за рамки логики неизбежности конфликта, служит укреплению позиции Польши как активного участника международной политики безопасности.

 

Яцек Клосковский (Jacek Kłoskowski) задался вопросом, может ли Россия вообще на это согласиться. Конечно, это произойдет, только если она сможет получить что-то взамен или, скорее, если цена сохранения статус-кво сильно вырастет. Она велика уже сейчас: Калининградская область — это очень дорогостоящий «козырь», а подготовка к ее обороне в случае гипотетического конфликта — это «стратегический кошмар». Дорого обошлась Москве и война в Сирии, которая позволила ей занять место арбитра на Ближнем Востоке. Напомню, что СССР, крах которого Путин назвал крупнейшей геополитической трагедией XX века, стал банкротом из-за участия в гонке вооружений.

 

Соседей России, в особенности после аннексии Крыма, не покидает ощущение нарастающей угрозы. Швеция и Финляндия, которые в эпоху холодной воны сохраняли нейтральный статус, все чаще в качестве крайнего варианта рассматривают перспективу присоединение к Альянсу. Это даст им не только гарантии союзников, но и возможность принимать участие в формировании политики безопасности в балтийском регионе. У этих прагматичных народов, на первом месте стоит, разумеется, безопасность, а НАТО — лишь средство, которое позволит ее укрепить. Их реакция на растущую напряженность может создать благоприятную конъюнктуру для того, чтобы стремление к миру обрело прочный фундамент, а заодно указать нам направление для политического сотрудничества. Как каждому большому народу нам нужно научиться ждать, конечно, зная, чего мы ждем и что мы хотим изменить.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.