‏Во время недавнего визита премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху в Соединённые Штаты Дональд Трамп высказался по поводу желаемого разрешения конфликта в Палестине. После этого большая часть американских и европейских СМИ разразилась критикой в адрес Трампа, ввиду того, что он не выразил поддержку ни одной из сторон. ‏ Многие обозреватели и авторы считают это опасным прецедентом и безответственной позицией по вопросу решения конфликта в Палестине. На первый взгляд, подобная критика и осуждение не кажутся чем-то неожиданным, ведь Дональд Трамп не подтвердил традиционную позицию Соединённых Штатов по поводу желаемого разрешения конфликта, а оставил вопрос открытым, сказав, что согласится с любым решением, которое примут стороны.


Но, как я уже писал, так кажется только на первый взгляд. Эта критика и осуждение требуют объяснения, найти которое не удается. Дело в том, что Дональд Трамп не сказал ни одного слова по поводу реальной политики Соединённых Штатов, а также европейских или арабских стран. А она заключается в приверженности идее о сосуществовании двух государств, но лишь на словах. Между тем сионистский проект в Палестине продолжает работать в полную силу, постепенно отбирая все больше и больше земель, будь то Иерусалим или западный берег реки Иордан. Доходит до того, что многие сейчас полагают, что решение о сосуществовании двух стран уже является окончательным, особенно в свете роста влияния правых в Израиле, что отразилось на распределении мест в Кнессете, а затем и в правительстве. В прошлом мы уже слышали заявления некоторых ответственных лиц в Европе и Америке по поводу земельных сделок в Палестине. Говорилось, что подобные меры "не помогают "мирному процессу, или то, что они «осложняют» стремление к разрешению конфликта. Эти заявления были настолько слабыми и тихими, что не имели никакого влияния на сионистский проект в Палестине. Можно даже сказать, что они санкционировали данный проект, так как высказывания не сопровождались никаким реальным давлением на Израиль. Израильские политики хорошо это знают и понимают, что данные высказывания представляют собой лишь прикрытие. Они произносятся только для того, чтобы Соединённые Штаты и европейские страны не отказывались от своей позиции в вопросе решения конфликта.


Встает вопрос, как же трактовать эту критику, с которой столкнулся Дональд Трамп, когда заявил о своем отказе (на словах, но не на практике) от позиции, которой придерживались Соединённые Штаты и большинство европейских стран? Какое значение имеет эта устная позиция, когда существует огромная вопиющая разница между ней и реальным положением дел? Зачем продолжать говорить, но ничего не делать в реальности? Этот вопрос остается без ответа. Это также касается последней резолюции Совета Безопасности ООН № 2334, касающейся израильских поселений. США воздержались от использования права вето. Почему США и европейские страны так стремятся постоянно декларировать свою позицию при отсутствии реальных действий и давления на государство Израиль, который как раз не стремится к режиму сосуществования двух государств на одной территории?


По моему мнению, на поставленные вопросы возможен следующий ответ. Что касается последних часов правления администрации Барака Обамы и решения Совета Безопасности, то отчасти это может быть истолковано как стремление свести счёты с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, который открыто выступал против Барака Обамы. Я говорю отчасти, потому что Соединённые Штаты — это сверхдержава, у которой есть экономические и стратегические интересы в регионе и других частях мира, и они обязаны иметь определённую позицию по поводу различных конфликтов, в том числе по Палестине. Наметившееся в последнее время отстранение от мировой политики определяется различными факторами, но нужно понимать, что оно накладывает ограничения на реальные политические действия, в частности по палестинскому вопросу. Примером, в случае с администрацией Барака Обамы, служит ситуация с противостоянием Израилю и его сторонникам внутри Соединённых Штатов и иранским ядерным досье. С последним с самого начала было ясно, что это истощит внутренний политический запас администрации Обамы. Они преуспели, но далось это с большим трудом.


Палестинский вопрос касается и европейских стран с империалистическим прошлым, до сих пор имеющих интересы в регионе. До настоящего момента в отношении конфликта в Палестине они прятались под крылом Соединенных Штатов, как это сделали и многие арабские страны. Все они должны иметь определенную позицию в этом конфликте. Но самое главное, что резолюция Совета Безопасности в первую очередь имеет своей целью обозначить позицию сосуществования двух государств в независимости от того, можно ли это будет реально воплотить в жизнь. В случае, отсутствия или смены этого лозунга, непонятно, какой будет позиция по этому вопросу. Идея о существовании в Палестине единого государства нереализуема из-за категоричного отказа Израиля. Каждое иностранное государство играет свою роль в регионе, в силу чего им необходимы озвученные позиции в деле разрешения конфликтов, не только по Палестине, но и в рядеу других арабских стран. Таким образом, решение Совета Безопасности было лишь декларированием своей позиции, а не решением проблемы.


Теперь я возвращаюсь к критике высказываний Трампа, когда он не только не подтвердил согласие с идеей сосуществования двух государств, но и отказался в целом решать эту проблему. Что еще хуже, он сказал, что у него нет конкретной позиции и он примет любое решение, к которому стороны придут по взаимному согласию. Ключевым моментом здесь является то, что Трамп в этих заявлениях показал, что он как бы отказывается от потенциально предпочтительной позиции для Америки, Европы и арабских стран, даже если бы ее можно было воплотить в жизнь по причине отсутствия эффективного давления на государство Израиль.


Критика Трампа и его заявлений в американских СМИ исходит из утверждения, что он отказался от позиции по разрешению конфликта, которая существовала десятилетиями. На самом же деле, данные заявления связаны с желанием освободиться от словесной позиции, а не от реальной. А сказал Трамп, что он согласен на любую договоренность между израильской и палестинской сторонами, что означает, что весы склоняются в пользу Израиля — он согласен с тем, на что согласен Израиль. Именно в этом и заключается реальная позиция Соединенных Штатов, а не то, что остается лишь на словах.


Таким образом, «ошибкой» со стороны Трампа было говорить, что это реальная позиция Соединенных Штатов и европейских стран. Не удивительно, если в течение ближайших нескольких недель или месяцев произойдет исправление этой «ошибки», которую Трамп совершил из-за отсутствия политического опыта.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.