Вопросы о предполагаемых связях Дональда Трампа с Россией, которые впервые возникли во время прошлогодних выборов, продолжают мешать работе его администрации. Учитывая, что эта история развивается на нескольких фронтах одновременно, возможно, будет трудно запомнить все то, что нам известно на самом деле, и то, что мы думаем, что нам известно. Хотя сам Трамп отвергает большинство этих утверждений, называя их ложью, распространяемой его политическими противниками, есть некоторые вещи, которые с относительной уверенностью можно назвать правдой — даже если без ответа по-прежнему остается еще множество вопросов. Предлагаем краткое изложение того, что мы знаем и чего мы не знаем, о главных элементах этой покрытой мраком головоломки.


Что мы знаем. Утверждения о том, что российские власти намеренно вмешивались в выборы 2016 года, впервые прозвучали прошлым летом, когда частные фирмы, работающие в сфере кибербезопасности, пришли к выводу, что две хакерские группы — Cozy Bear и Fancy Bear — работавшие на российское правительство, проникли в сети национального комитета Демократической партии. В октябре администрация Обамы официально обвинила Россию в организации хакерской кампании с целью повлиять на выборы (Россия якобы использовала аналогичную тактику в ряде европейских стран).


В ходе избирательной кампании частную электронную переписку, похищенную в результате хакерских атак на почтовый сервер национального комитета Демократической партии и личный почтовый ящик советника Хиллари Клинтон Джона Подесты (John Podesta), обнародовали в интернете источники, работавшие под никами Guccifer 2.0 и DCLeaks, а также публикующий разоблачительную информацию сайт Джулиана Ассанжа WikiLeaks. После победы Трампа руководство американской разведки обвинило российские власти и лично российского президента Владимира Путина в организации этих утечек с целью помочь Трампу. Эти утечки осуществлялись в рамках более масштабной кампании влияния, включавшей также распространение «фальшивых новостей» с целью дискредитации Хиллари Клинтон. 29 декабря администрация Обамы ввела против России санкции и выслала из страны 35 дипломатов за предположительное вмешательство в выборы.


Российские власти отрицают эти обвинения, а Трамп лишь нехотя и с запозданием согласился с заключением разведывательного сообщества о том, что за этими хакерскими атаками стоит Россия.


Чего мы не знаем. На данный момент имеются довольно убедительные доказательства того, что хакерские атаки против национального комитета Демократической партии осуществлялись российскими исполнителями, работавшими по поручению властей. Однако доказательства остальных распространяемых утверждений (о том, что Владимир Путин лично приказал обнародовать похищенную переписку, и о том, что это было сделано с целью избрания Трампа, а не просто ослабления позиций предполагаемого победителя гонки Хиллари Клинтон) являются, скорее, косвенными.


К сожалению, источниками многого из того, что мы об этом (как нам кажется) знаем, являются сообщения СМИ со ссылкой на анонимных американских чиновников, достоверность которых проверить трудно. Рассекреченной и обнародованной в январе вариант аналитического доклада разведывательного сообщества о том, что Путин активно пытался помочь Трампу, был в одних местах слишком общим и вводящим в заблуждение, а других — не имеющим отношения к делу. Например, в докладе были приведены слова не являющегося ключевым политика Владимира Жириновского. Их представили так, будто бы он является близким соратником Путина. В докладе также было длинное и мало о чем говорящее приложение о российском правительственном телеканале RT. Доклад мало чем подкрепил выдвинутые обвинения.


Очень возможно, что Путин активно пытался добиться избрания Трампа, и, несомненно, кажется маловероятным, что столь секретная операция проводилась бы без разрешения, полученного в Кремле на самом высоком уровне, однако окончательные доказательства этого пока еще не обнародованы.


Досье


Что мы знаем.
12 января телеканал CNN сообщил, что избранного президента Трампа и президента Обаму проинформировали о содержании служебных записок, составленных бывшим британским разведчиком, о давних попытках России скомпрометировать Трампа. В документе, который в тот же день был опубликован изданием BuzzFeed, утверждалось, что между Трампом и российскими властями существовал «хорошо спланированный тайный сговор». В некоторых фрагментах досье содержалась информация о непристойных действиях Трампа, а также утверждалось, что у русских есть компромат — видеозапись, на которой Трамп участвует в «извращенных половых актах» с русскими проститутками. В досье также были приведены подробные сведения о связях между членами избирательного штаба Трампа и российскими чиновниками — в том числе о встрече юриста Трампа Майкла Коэна (Michael Cohen) с российским чиновником Олегом Солодухиным в августе в Праге.


Служебные записки — которые, как выяснилось позже, были написаны бывшим агентом спецслужб по имени Кристофер Стил (Christopher Steele), сотрудничавшим в ходе праймериз с группировками республиканцев, враждебно настроенными против Трампа, а затем — с группами, поддерживавшими Хиллари Клинтон — якобы распространялись в Вашингтоне в течение нескольких месяцев, и о них упоминали в письменной форме другие журналисты, в частности, Дэвид Корн (David Corn) из издания Mother Jones. О некоторых утверждениях, содержавшихся в досье, были проинформированы и лидеры конгресса. В декабре полную копию досье получил сенатор Джон Маккейн (John McCain), который передал ее директору ФБР Джеймсу Коми (James Comey).


Чего мы не знаем. Мы не знаем, являются ли приведенные в досье заявления правдой, насколько представители разведки убеждены, что они являются правдой, и каковы мотивы должностных лиц, пытающихся предупредить Трампа об их существовании. Трамп эти утверждения полностью опровергает. Коэн отрицает, что в августе в Праге была встреча. Это — одно из более конкретных обвинений, которое можно было сфальсифицировать. Как говорят чешские спецслужбы, у них нет никаких доказательств того, что эта встреча имела место. Та часть досье, в которой утверждается, что Трампу предложили 19-процентную долю в российской нефтяной компании «Роснефть», тоже вызвала удивление, учитывая, что именно такое количество акций было продано в декабре. Подробные сведения о тех, кто их купил, до сих пор остаются неясными, но об этой цифре какое-то время говорили. Если эти утверждения — ложные, то возникает вопрос о том, кто и почему их сфабриковал.


По имеющимся сведениям, ФБР занимается расследованием досье и публично не подтверждает и не опровергает ни одно из содержащихся в нем заявлений.


Майкл Флинн


Что мы знаем. К первому советнику Трампа по национальной безопасности Майклу Флинну (Michael Flynn) внимательно присматривались из-за его связей с Россией в ходе избирательной кампании. Бывший директор разведывательного управления Министерства обороны США был постоянным комментатором на RT и получал за это денежное вознаграждение. Кроме того, он был одним из основных докладчиков на организованном телеканалом торжественном мероприятии в декабре 2015 года в Москве, во время которого он сидел за одним столом с Путиным.


12 января Дэвид Игнатиус (David Ignatius) из the Washington Post сообщил в своей колонке, что Флинн, к тому времени принятый Трампом в свою команду советником по национальной безопасности, провел несколько телефонных разговоров с послом России в США Сергеем Кисляком 29 декабря — в тот же день, когда администрация Обамы объявила о введении санкций против России в ответ за вмешательство в выборы. В том, что член переходной команды разговаривает с иностранным чиновником, нет ничего необычного, однако если Флинн дал России какие-либо гарантии по поводу санкций, это может быть незаконным шагом, поскольку президентом в тот момент был еще Барак Обама. Акт Логана запрещает гражданам США вести переговоры с правительствами иностранных государств без специального разрешения. Кроме того, в этом случае возникает вопрос о том, не было ли это «услугой за услугу» — благодарностью за то, что Кремль поддержал Трампа на выборах. На следующий день Трамп похвалил Путина за его сдержанную реакцию на санкции.


Флинн публично опроверг утверждения о том, что обсуждал санкции во время телефонного разговора. Вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) также заявил в телевизионном интервью в январе, сославшись на слова Флинна, что вопрос о санкциях не поднимался. Но, по данным the Washington Post, в конце января исполняющая обязанности генерального прокурора Салли Йейтс (Sally Yates) сообщила Белом дому, что Флинн ввел администрацию в заблуждение и может стать жертвой шантажа со стороны России. Флинна, который, предположительно, контактировал с Кисляком на протяжении всей избирательной кампании, также допросили агенты ФБР. Их интересовали телефонные разговоры в течение первые нескольких дней работы администрации. 13 февраля Флинн ушел в отставку с поста советника по национальной безопасности после того, как стало ясно, что он ввел сотрудников администрации в заблуждение. В частности, он поставил Пенса в такое положение, что тот был вынужден публично сообщить ложную информацию.


Чего мы не знаем.
ФБР, видимо, знает из перехваченных телефонных разговоров, что Флинн и Кисляк обсуждали санкции, но мы не знаем, что на самом деле Флинн сказал о них послу. Мы также не знаем, что он сказал ФБР во время допросов. Если он сказал им то же, что и заявил публично (что вопрос санкций не поднимался), ему могут быть предъявлены обвинения в особо тяжком преступлении — даче ложных показаний (хотя кажется маловероятным, что ФБР будет предъявлять эти обвинения). Флинн, возможно, солгал Пенсу, но гораздо интереснее то, кто в администрации знал правду о его беседах с Кисляком или разрешил ему обсуждать санкции с послом. Трудно поверить, что он действовал совершенно самостоятельно. Был ли это лишь единичный случай, или же контакты и сотрудничество Флинна с русскими осуществлялись на более глубоком уровне? Самый главный вопрос заключается в том, насколько был осведомлен Трамп. По словам президента, Флинн не сделал ничего плохого, и хотя он «не приказывал ему» звонить, он «приказал бы, если бы тот этого не сделал».


Пол Манафорт


Что мы знаем.
Перед тем, как проработать несколько месяцев в качестве председателя избирательного штаба Трампа в прошлом году, Манафорт (Paul Manafort) сделал карьеру на лоббировании интересов авторитарных лидеров вроде президента Филиппин Фердинанда Маркоса (Ferdinand Marcos) и президента Заира Мобуту Сесе Секо (Mobutu Sese Seko). А совсем недавно он помогал восстанавливать политическую карьеру пророссийскому украинскому политику Виктору Януковичу.


Янукович нанял Манафорта в 2005 году вскоре после того, как потерпел поражение в президентской кампании, ознаменовавшейся фальсификацией результатов голосования, предположительным отравлением его оппонента и массовыми уличными протестами, которые получили известность как «оранжевая революция». «Резкое изменение политического образа» и «американская» тактика ведения избирательной кампании, которые внедрил Манафорт, помогли Януковичу победить на президентских выборах в 2010 году, что позволило вернуть Украину — по крайней мере, на какое-то время — на политическую орбиту России (в 2014 году Янукович был отстранен от власти и бежал в Россию). За это время Манафорт также участвовал в ряде выгодных сделок с участием российских и украинских олигархов, связанных с Януковичем.


В августе прошлого года украинские следователи обнаружили тайные рукописные бухгалтерские книги, в которых указаны тайные денежные выплаты Манафорту на сумму 12,7 миллиона долларов от пророссийской политической партии Януковича в рамках «серой» схемы компенсаций друзьям и союзникам бывшего президента. Манафорт опроверг получение денежных средств, но, поскольку из-за публикаций в СМИ его репутация была испорчена, он вскоре ушел в отставку с поста председателя избирательного штаба Трампа.


На прошлой неделе издание Politico опубликовало текстовые сообщения, якобы полученные в результате взлома смартфона дочери Манафорта, которые, как представляется, были отправлены украинским депутатом, пытавшимся шантажировать Манафорта перед тем, как опубликовать доказательства его незаконных финансовых договоренностей с Януковичем. Этот депутат, Сергей Лещенко, заявил, что сообщения не являются подлинными.


Манафорт был также одним из помощников в избирательном штабе Трампа, которые в ходе кампании якобы контактировали с представителями руководства российской разведки (подробнее об этом читайте в следующем разделе «Тайные контакты»).


Чего мы не знаем
. Украинские и российские друзья Манафорта, несомненно, выиграли бы от более мягкой политики США в отношении России и от отмены санкций, введенных администрацией Обамы из-за аннексии Крыма и поддержки Россией сепаратистских групп на востоке Украины. Мы пока не знаем, насколько велика была роль Манафорта в продвижении относительно пророссийской политики штаба Трампа. Неизвестно и то, были ли у него непосредственные контакты и отношения с российскими властями, когда он работал у Трампа.


Журналист издания The Washington Post Джош Рогин (Josh Rogin) сообщил, что на съезде Республиканской партии в июле, когда Манафорт был председателем избирательного штаба, его члены настаивали на том, чтобы не включать в партийную платформу призывы к предоставлению украинским вооруженным силам оружия для борьбы с пророссийскими сепаратистами. Манафорт отрицал, что он или кто-либо из членов штаба настаивал на таких изменениях, но это противоречит заявлениям источников, которые были на съезде и рассказали журналистам The Daily Beast, что члены штаба Трампа хотели смягчить позицию по украинскому вопросу. Украина не была ключевой темой избирательной кампании — зачем нужно было так активно продвигать эту тему?


Тайные контакты


Что мы знаем
. 14 февраля the New York Times сообщила, что американские правоохранительные органы и спецслужбы перехватывали регулярные телефонные разговоры между членами избирательного штаба Трампа и официальными представителями российских спецслужб, которые велись в год перед выборами. Данные были собраны в рамках расследования, проводившегося с целью выяснить, действовал ли штаб Трампа в сговоре с Россией в проведении хакерских атак, направленных на избирательный штаб Хиллари Клинтон.


По сообщению The Times, власти США заявляют, что связи «не ограничивались официальными представителями избирательного штаба Трампа, в них были замечены и другие соратники Трампа». Манафорт был среди тех, кто был на этом пойман.


Источники издания Times отказались назвать другие имена, телефонные разговоры которых были перехвачены, но мы знаем, что ФБР изучало деятельность Флинна, Картера Пейджа (Carter Page), бывшего советника Трампа по внешней политике, имеющего давние политические и финансовые связи с Москвой, и Роджера Стоуна (Roger Stone), ветерана-республиканца, работника аппарата, который, как выяснилось, в ходе избирательной кампании поддерживал тайные связи с WikiLeaks. Содержание этих бесед отличается от содержания вышеупомянутых бесед между Флинном и Кисляком.


Трамп и его помощники отрицают, что имели какие-либо контакты с российскими официальными лицами в ходе кампании, и в какой-то момент русские с этим согласились. Но вскоре после выборов заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков признал, заявив между делом и не вдаваясь в подробности, что «были контакты» между представителями российских властей и членами предвыборного штаба.


Но это еще не все: 19 февраля the Times сообщила, что за неделю до отставки Флинна с поста советника по национальной безопасности ему был представлен план, согласно которому Трамп должен отменить санкции в отношении России. План был разработан тремя лицами — это юрист Майкл Коэн (он — главная фигура в досье Стила. Жена Коэна = украинка, а в прошлом он вел в стране свой бизнес). Второй — Феликс Сатер (Felix Sater), родившийся в России американский бизнесмен и давний соратник Трампа, который когда-то был осужден за сговор с мафией с целью совершения мошенничества с акциями, а также отбывал срок за то, что порезал человеку лицо осколком бокала (Трамп отрицает, что они поддерживают отношения). И третий — Андрей Артеменко, пророссийский украинский политик, вкладывающий средства в строительство недвижимости в США. Хотя Артеменко напрямую и не связан с Манафортом, он связан с политическим движением, развитию которого американский консультант содействовал. В рамках плана, сообщила the Times, Артеменко тоже распространяет компромат на нынешнего президента Украины Петра Порошенко.


Чего мы не знаем.
Официальные лица, говорившие с журналистами the Times при подготовке статьи, опубликованной 14 февраля, отказались разглашать информацию о содержании перехваченных телефонных разговоров. Не сказали они и о том, кто из советников Трампа (помимо Манафорта) вел такие разговоры. Мы также не знаем, кем являются те русские и насколько непосредственно они связаны со спецслужбами. Кроме того, неясно, знали ли члены команды Трампа, что разговаривают с российскими тайными агентами. Как выразился Манафорт, отрицая в интервью журналистам the Times свою связь с русскими, «ведь эти люди не носят значки с надписью „Я — русский разведчик"».


Что касается хитроумного плана в отношении Украины, пока не ясно, насколько серьезно к нему отнеслись Флинн или кто-либо другой в Белом доме и знал ли что-нибудь о нем сам Трамп.


Бизнес Трампа в России

 

Что мы знаем. Трамп пытается запустить проекты по строительству недвижимости в России с 1980-х годов — в том числе амбициозный проект 2005 года по строительству (совместно с Сатером) башни Трамп-Тауэр на Москве-реке, но все эти планы на раннем этапе закончились неудачей. У него были и другие проекты с русскими. В их числе — проведение совместно с одним российским миллиардером конкурса «Мисс Вселенная» в Москве в 2013 году и сделка по продаже особняка Трампа в Палм-Бич стоимостью 95 миллиона долларов олигарху Дмитрию Рыболовлеву в 2008 году. В том же году сын Трампа, Дональд Трамп-младший, заявил, что «на долю русских приходится непропорционально большая часть наших активов», а «из России поступает много денег».


Чего мы не знаем.
Много чего. Поскольку Трамп не публикует свои налоговые декларации, сложно оценить масштабы его деловых интересов в России. Мы также не имеем представления о том, какую роль играют его деловые интересы в каких-либо других сферах.


Публичные заявления и позиции


Что мы знаем.
Трамп, несомненно, зашел гораздо дальше, чем большинство политиков — в частности, большинство республиканцев — в своей защите и восхвалении правительства Владимира Путина. В июле 2015 года — вскоре после начала своей избирательной кампании — Трамп сказал: «Я думаю, что я очень хорошо полажу с Владимиром Путиным». И он продолжал делать подобные прогнозы в ходе дебатов между кандидатами-республиканцами, отметив в интервью программе «60 минут», что они с российским президентом — «собратья». В декабре 2015 года Путин назвал Трампа «ярким», выбрав слово, которое может означать «яркий» или «блестящий», но также может просто означать «колоритный». Трамп предпочел первый вариант, а потом заявил, что российский президент назвал его «гением» и что было бы «безумием» не согласиться с похвалой Путина. Трамп отмел обвинения в том, что Путин приказывает убивать журналистов, заявив, что, «по крайней мере, он — лидер», в отличие от Барака Обамы. Он также заявил, что две страны должны взаимодействовать в Сирии, чтобы «покончить с ИГ» (террористической организацией, запрещенной в России — прим. ред.). Что самое удивительное, в июне он публично призвал российских хакеров найти пропавшие электронные письма Хиллари Клинтон.

 

Трамп после своего избрания назначил на должность госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), генерального директора нефтяной компании, у которого в прошлом были деловые связи с Россией и который выступал против санкций. В своих интервью он продолжал защищать Путина, порой идя вразрез с мнениями и заявлениями членов своей собственной администрации. Пренебрежительное отношение Трампа к НАТО и его скептицизм по поводу продвижения демократии также радовали Москву.


Чего мы не знаем. Мы не знаем, получит ли Россия что-нибудь существенное от администрации Трампа. Пока не было сделано никаких шагов в сторону отмены санкций и не видно никаких изменений в позиции США по Украине или Сирии. Если то, что, мы знаем о вмешательстве России в выборы, соответствует действительности, то вполне возможно, что уже появляется синдром раскаяния: прокремлевские политики выражают озабоченность увлеченностью Трампа идеей новой гонки ядерных вооружений.


Так что же все это нам дает? Трампу во время его предвыборной кампании, несомненно, давали советы и рекомендации люди с пророссийскими симпатиями и интересами, и он во многом разделяет мрачное и основанное на принципе силы мировоззрение Путина. Также на данный момент представляется весьма вероятным, что Россия вмешивалась в выборы, чтобы помочь Трампу — или, по крайней мере, дискредитировать Хиллари Клинтон.


Помимо этого ситуация становится несколько мрачной и малопонятной. Довод в поддержку сценария о «манчьжурском кандидате», в рамках которого русские управляют Трампом посредством взяток и шантажа, основан на cомнительной информации и слепой вере. Представлять то, что произошло в американской политике за прошедший год, как результат грандиозного организованного Россией заговора, наверное, значит оказывать всем — русским, Трампу, американским избирателям, которым, может быть, Трамп просто нравится — слишком много чести.


Я удивлюсь, если доказательства вообще станут более конкретными, чем то, что у нас есть сейчас. Журналисты обнародуют новые элементы этого «пазла», но сложить их все вместе (или когда-нибудь узнать наверняка, составляют ли они одно целое) вряд ли получится. Конечно же, возможно, что новая разрушительная информация о Трампе еще появится. При этом то, что нам известно сейчас, уже вызывает достаточно беспокойства.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.