Читаю, что параллели между Трампом и Гитлером уже набили оскомину некоторым представителям португальских правых. Отнесемся к такому неудобству с уважением. Начнем тогда с того, что дает повод взглянуть на нового американского президента с симпатией по меньшей мере одной конкретной группе левых, которая значительно более многочисленна, чем мы думаем. Начнем со сравнения Трампа со Сталиным.

 

В Москве есть одна гостиница под названием «Москва», правая половина фасада которой отличается от левой. С одной стороны стиль — лаконичный, с другой — более декоративный. С одной стороны окна увенчаны треугольными фронтонами, с другой — архивольтами. Объясняется это тем, что архитектор отеля Алексей Чусев, как и все вокруг, страшно боялся Сталина. Не в силах сделать выбор между двумя уже подготовленными проектами фасада, он предоставил на рассмотрение советскому лидеру чертеж, где были совмещены оба варианта. Решили так: если Сталин поставит подпись на левой стороне листа, будут делать соответствующий вариант. Если на правой, то другой. Только вот Сталин расписался ровно посередине. Никто не осмелился спросить его, чего же именно он хотел. Гостиницу возвели с двумя разными фасадами.


Неужели правда? Или ложь? Или легенда? Ответ прост — Россия. А с 20 января нынешнего года — и США.


Нет, Трамп еще не отдавал приказ строить ГУЛАГ, а Сталин одними гостиницами не ограничился. Не будем пускаться в споры с пуристами сравнительной тиранологии. Есть одна ключевая деталь, которая делает Трампа похожим на Сталина: никто не знает точно, чего он хочет. Никто — и в первую очередь он сам — не может объяснить смысл его слов. Следовательно, какие бы то ни было отношения с Трампом непременно оборачиваются попытками угадывания, которые предпринимаются сначала его помощниками в Белом доме, потом Конгрессом и судьями, а затем распространяются в среде журналистов и комментаторов. В конце концов догадками мучается каждый отдельный гражданин и житель США. За последние несколько дней пребывания в этой стране какую бы беседу я ни завел, она в конечном итоге сводится к Трампу, и все разговоры о Трампе заканчиваются одинаково. Это правительственное распоряжение действительно предписывает запретить въезд всем, кто прибывает из семи указанных в документе мусульманских стран? В том числе тем, у кого уже есть вид на жительство в США? Некоторые помощники говорят, что да, другие — что нет. Судьи говорят, что не могут работать в таких условиях и из предосторожности отменяют указ целиком.


Несколько часов спустя вопрос начинает звучать по-другому: эти облавы, которые проходят по всей стране с целью депортировать иммигрантов, не отличаются от тех, что проводились ранее, или они — другие по своим масштабам и характеру? Это зависит от аудитории: на CNN утверждают, что это одно и то же, на Fox — что они отличаются, что их больше и они намного, намного лучше. А знаменитую стену действительно будут строить? Да, говорит одна помощница, но на определенных участках она будет «невидимой», возведенной при помощи особых технологий. На память приходит то платье из чудеснейшей современнейшей невидимой ткани, которое так прекрасно сидело на голом теле короля.


Советник Трампа прямо из Белого дома призывает американцев покупать одежду и косметическую продукцию под брендом дочери президента. Другой официальный представитель — тоже прямо из Белого дома — говорит, что с советником проведена разъяснительная беседа. Вскоре появляется новая информация о том, что президент якобы разозлен на пресс-секретаря и на стороне советника. Но начал-то всю заваруху именно он, в своем твиттере нападая на компанию, которая отказалась от продаж продукции под брендом его дочери. У американцев нет выбора, кроме как пытаться понять Трампа и уживаться с последствиями догадок тех, кто его окружает.


А вот у кого есть выбор, так это у всего остального мира. Американское руководство, которое на протяжении последних десятилетий задавало курс международным отношениям, сошло с рельсов совершенно неожиданно — собственно, как в подобных случаях всегда и происходит. И мы, в Европе и на других континентах, не можем сидеть сложа руки, ожидая, пока американцы поставят свой локомотив на рельсы. Президент, намеревавшийся положить конец принципу многосторонних отношений, в конечном итоге дает ему совершенно новый смысл для существования.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.