Все, что касается Алеппо, всегда имело большое стратегическое значение. Однако, в течение последнего месяца битва за Эль-Баб приобрела едва ли не большую важность. Город, ставший последним крупным оплотом ИГИЛ в этой мухафазе, проходит своего рода испытание «осторожными договоренностями» между Дамаском и Анкарой, при активнейшем участии России и менее активном, но все же ощутимом влиянии Ирана. Закончится ли битва за Эль-Баб так, что это удовлетворит все вышеупомянутые стороны, а также сдаст ли ИГИЛ свои позиции от Ракки до Дейр- аз-Зора решится в ближайшем будущем, которое может оказаться совершенно непредсказуемым.


В настоящий период события в Эль-Бабе претендуют на то, чтобы стать поворотной точкой в ходе войны против ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. пер.) на востоке Сирии. Борьба с этой экстремистской организацией уже давно стала единственным пунктом, на котором сходились все игроки на сирийской сцене. Несмотря на имеющиеся противоречия по целому ряду других вопросов, стороны собираются за круглым столом под названием «борьба с терроризмом», где условные договоренности начинают превращаться в реальные.


Важно отметить, что одновременно с захватом самого важного укрепленного пункта ИГИЛ в окрестностях Алеппо, идет беспрецедентная реализация соглашений по безопасности, которые активно продвигают наиболее значимые страны-участники сирийского процесса. Несмотря на то, что история сирийско-турецкого взаимодействия при посредничестве Москвы не нова, сценарий, по которому разворачиваются последние события в Эль-Бабе, представляет собой абсолютно новый ход. Ход, при котором Тегеран присоединяется к двустороннему союзу России и Турции. Теперь этот треугольник становится «гарантом» договоренностей, используемых за кулисами военных действий, а Астана представляется как платформа, где эти действия можно одобрить. То, что Иордания спешит присоединиться к этой платформе, является важным моментом. Однако стоит учитывать, что участие Иордании в сирийской проблеме отражает точку зрения этой страны ровно в той степени, в какой отражает точку зрения Лондона и Вашингтона, которые недавно посетил иорданский король. Также нельзя упускать из виду роль Иордании на востоке Сирии, а именно на южном секторе сирийско-иракской границы.


Кажется, успех любых договоренностей (объявленных или тайных) прямо пропорционален признанию их Дамаском. Тем более, что это признание подразумевает молчаливое согласие Тегерана как ближайшего союзника. Присоединение последнего завершает треугольник в Астане и играет важную роль в решении одной из самых очевидных проблем в сирийско-турецких отношениях. Она заключается в отсутствии уверенности в стабильности соглашений между Москвой и Анкарой относительно операции «щит Евфрата». Битва за Эль-Баб —возможность увидеть первые плоды вышеперечисленных изменений. Механизм «осторожной координации» между силами «щита Евфрата» с одной стороны и силами сирийской армии и ее союзников с другой оказался вполне успешным.


Несмотря на то, что во время операции «щит Евфрата» силам союзников не удалось достичь значительных успехов в боях за восточную часть Эль-Баба, активизация боевых действий в этом регионе положительно отразилась на продвижении сирийской армии на южном направлении, лишив ИГИЛ важного ресурса — времени. Дальнейшее развитие событий опять предопределило прогресс армии на этом направлении. Под контроль была взята большая часть территорий на севере города. В результате сирийско-турецкой «осторожной координации» в Эль-Бабе подконтрольные ИГИЛ районы оказались на грани плотной осады. Но обе стороны, несомненно, праздновали успех, несмотря на отсутствие официальных заявлений. Сирийские источники сдержаны в комментариях о подробностях операции: один из них сообщил «Аль-Ахбар», что «прошлые военные операции по всем направлениям проходили в рамках борьбы с терроризмом, и борьба за освобождение Эль-Баба также в первую очередь идет в этом контексте».


Сирийский источник более высокого уровня подтвердил, что «сирийские установки понятны и ясны и на политическом, и на военном уровнях». Он также добавил, что «искоренение терроризма стоит на первом месте. Эта цель стояла как в предыдущих операциях, так и в сражении при Эль-Бабе».


Источник не подтвердил того, что в Эль-Бабе имела место координация действий, но в то же время и не стал категорически отрицать. Он постарался подчеркнуть, что «иногда общие интересы представляют собой опорную точку для начала существенных изменений по многим вопросам». При этом, источник уверенно говорит о позиции Дамаска в отношении «щита Евфрата»: «эта операция является незаконным нападением на сирийскую территорию». Кроме того, «самое важное, что можно извлечь из событий после Алеппо, это то, что отношения между Дамаском и его союзниками доказали свою прочность и эффективность, и естественно, что результатом этого стало наше стремление сохранять наши связи, которые появились не вчера. Было бы глупо делать ставку на что-то иное». Эти слова прозвучали в качестве ответа на вопрос, заданный «Аль-Ахбар» о том, принял ли Дамаск решение отдалиться от Тегерана с целью наладить отношения с новой администрацией США. Ведь это будет способствовать усилению влияния США по всему сирийскому вопросу. При этом стоит отметить, что в течение последних двух месяцев войны в Сирии заметно снизился вклад США в процесс урегулирования. Но Сирия все же остается открытой для влияния Америки и предпринимаемых ею шагов, способных укрепить или подорвать то, что было достигнуто ранее.


Если рассматривать влияние Турции на сирийские вооруженные группировки в качестве компаса, который направляет их действия, то этот компас не может работать без благословения Америки. Позиция Анкары в значительной степени остается зависимой от указаний Вашингтона. Следует отметить, что Эль-Баб не является жизненно важным приоритетом для США, в отличие от двух более сложных и запутанных вопросов, связанных с городами Ракка и Дейр-эз-Зор.


Соединенные Штаты всегда в авангарде во всем, что связано с Раккой, они уверенно возглавляют «международную коалицию», действуя на этих территориях руками «демократических сил Сирии». Тогда становится понятным, почему некоторые зависимые от Америки вооруженные группы в последнее время снова оказались в центре внимания средств массовой информации. Например, «Сирийские элитные силы», возглавляемые бывшим главой «оппозиционной коалиции» Ахмедом Джарба (близком к саудитам).


Несмотря на то, что у этих «элитных сил» нет никаких реальных достижений, некоторые источники стали пропагандировать их роль и потенциал в сражениях за Ракку, рассматривая данные силы в качестве альтернативы или компаньона Сирийским Демократическим Силам (СДС) для своего рода «демографического баланса». В действительности преобладание курдских сил в СДС по-прежнему является проблемой для Анкары, и камнем преткновения Америки и Турции в сирийском вопросе. В последнее время СДС лишь наблюдали за развитием событий в Эль-Бабе со стороны, несмотря на большую заинтересованность в этом районе как территории для создания «курдских автономий». Ситуация изменилась бы коренным образом, если бы договоренности оси «Дамаск — Москва — Анкара» затрагивали Ракку и другие важные для курдов области, расположенные на севере —Манбидж, Африн или Шахба (все эти районы ранее были отвоеваны СДС у ИГИЛ).


В Шахбе продолжаются стычки между силами СДС и их союзниками с одной стороны и вторгшимися на эту территорию турецкими войсками с другой. Курдские источники подтвердили «аль-Ахбар» что «непрекращающиеся турецкие атаки свидетельствуют об эскалации конфликта, проходящего в контексте продолжающегося вторжения на сирийской территории». К опасениям курдов о защите своей территории примешивается и другой страх: они не хотят, чтобы Курдистан превратился в арену сирийско-турецкого конфликта. И любые неосторожные решения в этом деле могут подставить стороны под удар новой администрации США во всех аспектах сирийского вопроса, в том числе и курдского.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.