Президент США Дональд Трамп в ответ на ракетные испытания в Иране предупредил, что не отказывается ни от каких возможных средств. Это заявление, по крайней мере, теоретически, возвращает на повестку дня вероятную военную операцию США против Ирана. Хотя Трамп выступил с предупреждением по поводу ракетной программы Ирана, предыдущие американские администрации в таком же тоне говорили о ядерной программе и о возможности получения Тегераном ядерного оружия.


Во время пребывания Барака Обамы в Белом доме изменилось отношение США к военной операции. Пока на переговорах по ядерной программы не было прогресса, администрация утверждала, что не отказывается от этого варианта. Американцы говорили, что «все возможности остаются на столе». Израиль придерживался такого же подхода. Только США и Израиль делали похожие предупреждения в адрес Ирана, тогда как прочие страны опасались последствий.


Но и в период, предшествовавший подписанию соглашения, израильская позиция отличалась от американской. Американцы утверждали, что, хотя применение силы возможно, но условий для этого пока нет. Во-первых, такой шаг не остановит иранскую ядерную программу, а только отсрочит ее на несколько лет. Во-вторых, Иран ответит ударами по американским объектам и по союзникам США, а это приведет к общему хаосу на Ближнем Востоке. Наконец, военная операция ускорит иранскую ядерную программу и даст Тегерану повод обзавестись атомной бомбой. По этим соображениям американская администрация возражала и против израильского удара по Ирану, опасаясь, что США будут втянуты в это. Израиль, со своей стороны, не возражал против военной операции и критиковал правительство США за то, что оно своими заявлениями о неподходящем для действий времени подрывает эффект угрозы применения силы.


Перед подписанием соглашения американская администрация воздерживалась от упоминаний применения силы, опасаясь, что это может повредить атмосфере переговоров. По мере выработки соглашения и, особенно, после его подписания США говорили, что военная операция неэффективна, и предупреждали Израиль воздержаться от таких действий. Лишь недолгое время представители американской системы безопасности говорили, что соглашение оправдает применение военной силы в случае нарушения договоренностей.


Администрация Барака Обамы отказалась от применения силы, и это привело к тому, что Иран перестал считаться с США, будучи в уверенности, что, пока соглашение действует, Америка не нападет. Соглашение также ослабило эффект угрозы применения силы Израилем, так как всем ясно, что Израиль не сможет атаковать, пока соглашение остается в силе, чтобы не разорвать договоренности между Тегераном, США и Европой. В такой ситуации Иерусалим рисковал остаться с Тегераном один на один, без поддержки Вашингтона.


Заявления Трампа о том, что он не будет «столь же добр» с Ираном, как его предшественник, а также о том, что все средства могут быть использованы, были призваны в первую очередь восстановить значительно ослабший американский потенциал сдерживания в отношении Ирана. Вряд ли Трамп скоро прикажет атаковать, и на это есть несколько причин. Во-первых, Иран пока не нарушил соглашение, во-вторых, другие участники соглашения против нападения, в-третьих, пока не отменены ограничения против иранской ядерной программы, у соглашения больше преимуществ, чем недостатков.


Но правила игры изменились, и Тегеран не знает, какие у Трампа планы в отношении Ирана. Иранское руководство должно вести себя осторожно и понимать, что, пока в Белом доме находится непредсказуемый лидер, вероятность американского удара по ядерным объектам и, возможно, по ракетным базам, в случае нарушения условий соглашения резко возрастает. Не исключено, что Трамп, в отличие от предшественника, не станет возражать против израильской операции, чтобы усилить потенциал сдерживания.


Доктор Эфраим Кам — старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.