По мнению Владимира Путина, только Россия предсказала то, что Дональд Трамп станет хозяином Белого дома. Трамп, восхищающийся Путиным, хочет использовать эту неожиданную победу для установления хороших отношений с Москвой, а в ходе своей президентской кампании он сигнализировал о том, что может отменить санкции, введенные после аннексии Россией Крыма и развязывания войны на Украине — войны, которая продолжается в настоящее время.


В результате этой агрессии погибли 9600 человек, она испортила отношения с американским президентом Бараком Обамой, который назвал Путина расчетливым врагом Америки, целью которого является подавление произошедшей в 2014 году революции на Украине. До самого последнего времени Трамп в неопределенном ключе высказывался о кризисе на Украине. Трамп и Путин уже провели сердечный телефонный разговор, и существуют планы относительно проведения личной встречи между ними этим летом. Украинцы обеспокоены по поводу того, что эти отношения могут означать для них, они опасаются усиления конфликта и ухудшения экономического ландшафта в стране.


Эта третья зима после революции евромайдана, свергнувшей промосковское правительство, и нация теперь сталкивается с серьезными испытаниями. Международный валютный фонд (МВФ) требует прекратить субсидирование энергетических компаний, и поэтому потребительские цены в некоторых случаях увеличились в три раза, что превышает способность менее состоятельных украинцев оплачивать счета за коммунальные услуги. Попытки сохранить тепло в домах обрекают людей на бедность, и все это происходит в стране, где доходы более чем половины населения уже не дотягивают до прожиточного минимума.


До проведения реформы МВФ субсидии направлялись олигархам, контролировавшим предоставление коммунальных услуг, подчеркивает Дмитрий Шимкив, заместитель администрации президента Украины. Шимкив, отказавшийся от высокооплачиваемой работы в компании Microsoft, говорит, что «для борьбы с олигархами мы выставляем счета по коммерческим ценам». К этому следует добавить разрушающуюся инфраструктуру, а также многолетний конфликт с Россией по поводу импорта природного газа, и в итоге некоторые украинцы задают вопрос о том, что привело к подобной серьезной ситуации.


Украина занимает третье место в списке стран, которые, вероятнее всего, объявят дефолт по внешним долгам, и она по-прежнему остается зависимой от рассчитанной на четыре года программы помощи МВФ в размере 17,5 миллиарда долларов. Для получения этих средств Украина должна провести реформу энергетического сектора, а также прекратить субсидировать коммунальные услуги.


Проблемы начались еще осенью, когда ранние холода заставили премьер-министра страны Владимира Гройсмана дать указание включить отопление по всей стране раньше, чем планировалось. К январю Украина имела в своих хранилищах на 5,6% меньше газа в сравнении с предыдущим годом. Россия выразила «серьезную озабоченность» по поводу способности своего соседа справиться с возникшими сложностями. Украинский вице-премьер Владимир Кистион утверждает, что Украина, импортирующая природный газ из Польши и Словакии, имеет достаточные запасы для того, чтобы дотянуть до весны.


Возмущение общества по поводу коррупции свидетельствует о том, что энергетические проблемы Украины не должны восприниматься как нечто неожиданное, и именно по этой причине союзник Путина Виктор Янукович лишился своего поста в феврале 2014 года. Однако та цена, которую теперь платят граждане, оказалась очень высокой. Инфляция в прошлом году превысила 12% (в 2015 году она составила 43%, в том числе из-за понижения курса национальной валюты). Тем временем средний ежемесячный доход, по данным Украинского института демографии и социальных исследований, снизился до 194 долларов, а количество людей с доходом ниже прожиточного уровня более чем удвоилось и достигло 58%.


Пенсионерка Ирина Охота живет в Днепре, четвертом по количеству жителей городе — сегодня в нем проживают 980 тысяч человек. Она поддерживает реформы, проводимые президентом Петром Порошенко. Однако постоянный холод и скудная жизнь заставляют ее сомневаться в том, что правительство страны может обеспечить ей что-то, кроме еще больших невзгод. Хотя помощь со стороны МВФ вместе с разумной фискальной политикой помогли стабилизировать экономику, существует очень много мест, где прогресс еще не ощущается. Дом, где она живет, — одно из них.


В 1989 году, в тот год, когда пала Берлинская стена, Охота и другие молодые инженеры ракетно-космического завода «Южмаш» построили 14-этажный жилой дом — это была распространенная советская практика. Сегодня ей 59 лет, а в прошлом она смогла победить раковое заболевание. Охота встречает гостей в своей почти не отапливаемой квартире в 40 квадратных метров в зимней куртке. Температура внутри квартиры 10 градусов по Цельсию (50 по Фаренгейту) — благодаря нескольким включенным электрообогревателям. Батареи системы отопления холодные, а температура снаружи колеблется в районе 3 градусов ниже нуля (27 градусов по Фаренгейту). Сосед Охоты 77-летняя бывшая медсестра Анна Березюк весь день кипятит воду для того, чтобы наполнить ей пластиковые бутылки и согреть свою постель.


Еще один сосед, конструктор ракет Сергей Герман, проводит посетителей в свой подвал и показывает трубы для подачи горячей воды в это здание. Шкала термометра свидетельствует о том, что температура поступающей воды составляет 42 градуса по Цельсию (108 по Фаренгейту), что на 50 градусов ниже того уровня, который необходим для создания нормальных условий в течение украинской зимы. «Потери энергии составляют 50% на пути от теплоэлектростанции до потребителя», — говорит депутат городского совета Александр Лыгин.


В центре города Днепр, расположенного в 400 километрах к юго-востоку от Киева, торговые центры являются почти единственным свидетельством какого-то прогресса, а в остальном это, по сути, советский город, город заводов и обветшалых жилых кварталов. Десятки улиц были переименованы в рамках кампании по избавлению от коммунистического наследия, в том числе та улица, на которой живет Охота. Однако все эти изменения ее не впечатляют. «Они могли бы найти более интересное для себя занятие», — говорит она.


Украина начала страдать от плохой инфраструктуры задолго до восстания 2014 года. «Горячая вода исчезла после Оранжевой революции», — говорит Охота, имея в виду народные протесты 2004 года. Уже тогда она была вынуждена купить электрический бойлер для того, чтобы иметь возможность принимать душ. А сегодня для того чтобы принять ванну, она переносит обогреватель из гостиной в ванну и ждет полчаса, пока воздух там не нагреется и можно будет раздеться.


Проблема плохого теплоснабжения существует и в других частях Украины, как и проблема огромной стоимости доставки тепла до радиаторов в доме. Обозначенная в квитанции сумма может составлять три четверти ежемесячной пенсии Охоты. «Моя дочь преподает музыку детям после занятий в университете — это единственный способ выживания для нас», — говорит она. По словам Охоты, она обратилась к городским властям по поводу получения субсидии, но пока ответа не получила.


В других городах цены на коммунальные услуги могут быть еще выше. В Киеве, в столице Украины, сумма к оплате в некоторых квитанциях, разосланных в декабре прошлого года, превысила 250 долларов, что на 25% больше среднего уровня заработной платы на Украине. Предоставляемые правительством субсидии не превышают этот показатель. Герман, сосед Охоты, зарабатывает в два раза больше, чем получает она, и у него нет права на получение субсидии. Однако им обоим повезло, поскольку в их доме установлены приборы учета — если бы их не было, то они вынуждены были бы платить на основе средних показателей для зданий такого же размера, и тогда оплата могла бы быть в три раза выше.


Лыгин, депутат городского совета, считает, что «жизнь в холоде — страшное унижение, а еще физический и психологический стресс. Когда люди начинают получать возмутительные квитанции, они понимают, что с ними обращаются, как со скотом».


Хирург Александр Горегляд живет вместе со своей женой и малолетней дочерью в соседнем 14-этажном доме. По его словам, ему выставляют счет на сумму 92 доллара в месяц за коммунальные услуги. Арендодатель Горегляда оплачивает половину, тогда как его месячная заработная плата в Больнице имени Мечникова составляет всего 118 долларов. «Прошлой зимой, в самый сильный мороз, мы все переместились в гостиную, потому что находиться в спальнях было невыносимо», — говорит он. Горегляд признает — его семья не смогла бы выжить без дополнительных денег, которые ему наличными платят его пациенты.


В настоящее время происходит эскалации вооруженного конфликта с Россией, и поэтому такие доктора, как он сам, заняты лечением постоянно поступающих раненых военнослужащих и гражданских лиц. Проход мимо отделения интенсивной терапии позволяет увидеть двух тяжелораненых солдат, а один из них находится в коме — у него ранение в голову.


Регион вокруг города Днепра также стал домом для тех людей, которые из-за войны вынуждены были покинуть свои насиженные места. Алексей Харламов — один из них; у него парализованы ноги, а раньше он тренировал команду волейболистов-колясочников в удерживаемом повстанцами городе Донецке. Он даже не может себе позволить жить в Днепре, и поэтому арендует плохо отапливаемую квартиру в мрачноватом промышленном городе Каменском, в 30 километрах. У него протезы обеих ног, однако он вынужден добираться до Днепра в переполненных мини-автобусах, где свободное место никогда не гарантировано.


В прошлом году его пригласили присоединиться к национальной команде Украины на Олимпийских Играх в Рио. «Это было потрясающе зрелище — полный стадион, море флагов, звучат гимны, а затем выходим мы, и это как Лига чемпионов». А теперь у себя дома Харламов тренирует ветеранов войны на колясках и организует соревнования для инвалидов — в том числе для того, чтобы иметь возможность оплатить ежемесячные коммунальные услуги в размере 100 долларов.


«Соревнования и тренировочные лагеря позволяют мне сэкономить деньги для семьи, поскольку продукты питания оплачивают спонсоры», — говорит он.


Если правительство не помогает, то одним из вариантов решения становится собственные усилия. Екатерина Забирная, управляющая 9-этажным жилым домом, говорит, что ее здание было настоящим кошмаром, и не только потому, что оно всегда было холодным. В нем плохо пахло, на чердаке скапливалась вода, в подъездах было полно крыс, окна были разбиты, входные двери сломаны, а пустовавшие квартиры занимали бездомные. С помощью денег, полученных от нескольких коммерческих арендаторов, а также правительственных грантов жильцы дома начали ремонтировать старые трубы и электрические кабели, заменять оконные рамы и — возможно, это самое главное — заниматься теплоизоляцией здания.


Но это всего лишь один дом. Наталья Бойко, оставившая карьеру корпоративного юриста ради работы в качестве советника правительства по энергетическим вопросам, считает, что настоящие реформы начнутся после реорганизации Нафтогаза, государственной монополии. Однако этот план застопорился из-за судебного разбирательства по поводу задолженности Украины перед Газпромом.


С Нафтогазом ничего не будет происходить, пока арбитражный суд в Стокгольме не вынесет своего решения относительно миллиардного долга в долларах со стороны российской энергетической компании. Только после этого решения правительство сможет приступить к реформированию тех компаний, которые занимаются поставкой тепла в отопительные системы. «Это хвост дракона, и мы только начали резать само тело», — говорит она.


Всего несколько лет назад 25% правительственных расходов шли на покрытие дефицита Нафтогаза, — говорит Алена Осмоловская, официальный представитель этой компании. В 2015 году газ поставлялся бытовым потребителям с 90-процентным дисконтом. «У потребителей не было стимулов для экономии газа и тепла. Установка современного бойлера со сроком службы 15 лет окупится только через 20 лет, — говорит Осмоловская. — Это, по крайней мере, частично является причиной плачевного состояния инфраструктуры отопительной системы». Однако, по ее словам, в прошлом году Нафтогаз не получил никакой поддержки. Вместо этого компания несла ответственность за 10% доходов государственного бюджета.


Для таких реформаторов как Бойко время, судя по всему, заканчивается. Мэр города Днепр Борис Филатов считает, что раздутые суммы в квитанциях по оплате коммунальных услуг способствуют укреплению позиций таких популистских лидеров как Юлия Тимошенко. Раньше она занимала пост премьер-министра, а сегодня ее партия «Батькивщина», согласно опросам, является лидером политической гонки. Эта партия даже направила иск в Конституционный суд Украины, в котором подвергается сомнению законность новых ставок по оплате отопления и горячей воды. Филатов говорит, что по данным исследования, проведенного по заказу его ведомства, 33% жителей начали запасать продукты питания, поскольку они опасаются повышения оплаты за коммунальные услуги.


Шимкив, заместитель главы президентской администрации, настаивает на том, что украинцы уже замечают реальные улучшения, и нужно только немного потерпеть. Новое, менее коррумпированное полицейское управление, новая прозрачная система государственных закупок, а также реформа судов — все это необходимые первые шаги, направленные на модернизацию инфраструктуры. «Мы посеяли семена», — говорит он.


Однако Шимкив признает, что правительство «начало эту работу слишком поздно, и популисты воспользовались ситуацией». Коммуникационная стратегия Украины, по его словам, направлена на то, чтобы дать возможность людям позаботиться о самих себе, потому что «государство не может все привести в порядок». Однако в стране с 45-миллионным населением, пережившей за 28 лет три революции, агрессию, а также скрытую войну, послание Филатова, возможно, прозвучит более громко.


«Если мы не преодолеем энергетическую зависимость от России, то мы потеряем свою независимость», — считает он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.