Когда в августе прошлого года появилась новость о переводе руководителя администрации президента России Сергея Иванова на пост специального представителя президента Российской Федерации по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта, многие опытные наблюдатели просто не поверили. Иванов всегда был одним из самых старых партнеров Путина и самым высокопоставленным чиновником Кремля, которого часто пророчили на роль преемника Путина.

Удаление Иванова из центра сосредоточения власти рассматривалось как показатель того, насколько положение союзника, считавшегося самым неуязвимым, находится в зависимости от желания одного человека.

По словам известного специалиста по России Марка Галеотти (Mark Galeotti), случай с Сергеем Ивановым является отличным примером того, по каким правилам играет президент Путин.

«Пока ты выполняешь свою работу и лоялен по отношению ко мне, я, в свою очередь, лоялен по отношению к тебе. Хотя и ты можешь уйти», — такова формулировка Галеотти, работающего в настоящее время в Институте международных и общественных отношений в Праге (Vysoká škola mezinárodních a veřejných vztahů Praha, VŠMVV).

«Путин действительно знал Иванова как амбициозного человека, но не воспринимал его как непосредственную угрозу. Если бы Иванов угрожал положению президента, он не сохранил бы своего места в Совете Безопасности Российской Федерации, а был бы уничтожен. Это правило касается и всех остальных».

Частичное осуществление политики кадровых перестановок в рядах высокопоставленных лиц можно объяснить подготовкой парламентских выборов, которые состоялись прошлой осенью, и предстоящих в 2018 году президентских выборов. Для успеха Путина и правящей партии «Единая Россия» важно, чтобы президент выглядел сильным политиком.

Старых боевых коней президент заменил технократами нового поколения. Похоже, что от этих ключевых фигур он ожидает еще большей преданности, компетенции и конкретных результатов.

Окружение Путина


Оккупация Крыма и его присоединение ранней весной 2014 года стали переломным моментом не только во внешнеполитических отношениях России, но и в политике за стенами Кремля. Говорят, президент Путин обсуждал это важное решение лишь с несколькими доверенными лицами.

Формальные должности ничего не значили тогда, они ничего не значат и сейчас. В системе, центром которой является президент, единовластие и слабость остальных институтов проявляются ярче прежнего.

Когда принималось решение о вторжении на Украину, мнения министра иностранных дел Сергея Лаврова, который представляет Россию на международных форумах, не спрашивали. Старый дипломат с бесстрастным лицом и впоследствии не принимал участия в формировании внешней политики; бразды правления сейчас целиком переданы Путину.

Похоже, что Сергею Лаврову несложно довольствоваться ролью исполнителя. В соответствии с лучшими традициями Министерства иностранных дел, он циничен, безоговорочно лоялен по отношению к своему руководителю и не имеет политических амбиций. За 13 лет службы в Министерстве иностранных дел он сделал из него небольшую собственную империю, в которой никто не оспаривает его суверенные права руководства.

Если бы Лаврову не нравилось находиться на запасных путях принятия решений, он, наверное, мог бы утешаться тем, что в таком же положении находится премьер-министр Дмитрий Медведев, послушный напарник Путина еще со времен Петербурга.

Где бы Россия ни демонстрировала свои военные мускулы, с президентом всегда рядом министр обороны Сергей Шойгу. Министр, родившийся в республике Туве в Восточной Сибири, существенно отличается от высших чинов гвардии Путина. Когда считавшийся буддистом Шойгу по-православному перекрестился на параде в честь празднования Дня Победы в 2015 году на Красной площади, его популярность среди народа еще больше возросла.



Получивший признание в качестве министра по чрезвычайным ситуациям, Шойгу заслужил доверие не только народа, но и президента Путина, так что их совместные поездки на охоту стали с годами еще чаще. О Шойгу часто говорят как о вероятном главе государства после окончания срока президентства Путина. Однако сейчас на место президента он не претендует.

Когда президент Путин заменил Сергея Иванова на 44-летнего Антона Вайно и объяснил это необходимостью смены поколений, это вряд ли способствовало увеличению прозрачности деятельности президентской администрации.

Круглые сутки


Ближайшее окружение Путина работает под постоянным давлением и должно быть в его распоряжении круглые сутки. Президент может начать обсуждение далеко идущих проектов, не предупреждая заранее, и именно тогда, когда считает это наиболее удобным, частенько − поздно вечером или ночью.

Для чрезвычайно зависимой от центральной власти системы управления России характерно, что требование постоянной готовности подчиненных распространяется не только на штаб президента в Кремле. Даже из самых удаленных уголков страны надо срочно примчаться к нему сразу же, как только поступил вызов. Путин с удовольствием демонстрирует свою власть, неожиданно вызывая для беседы губернаторов или других людей, находящихся на ключевых позициях.

Президент Путин, сам бывший офицер КГБ и руководитель ФСБ России, отдал значительное количество постов силовикам, людям, работавшим на высоких должностях в органах государственной безопасности. Яснее всего это проявляется в том, какое место снова стали занимать службы госбезопасности и их руководители после того, как Путин пришел к власти.

При сложившемся милитаристском образе современной России удивительно, что влияние руководства вооруженными силами остается практически незаметным. Когда президент Путин принимал решение об отправке войск на Украину, а затем и в Сирию, Генеральный штаб армии, вероятно, не принимал участия в обсуждении действий.

«Говорят, что он принял решение о начале производства танка „Армата“, не учитывая точку зрения своих генералов. Военная промышленность является градообразующей во многих городах России, и поддержка жителей этих городов, по мнению Путина, очень важна», − говорит Марк Галеотти.

2018 год

По мнению Марка Галеотти, весь политический аппарат России уже сейчас настроен на то, чтобы президентские выборы 2018 года прошли без малейших изъянов.

Хотя манера управления страной приобрела у Владимира Путина отчетливые монархические черты, ему необычайно важно создать видимость демократии. Мандат, полученный на выборах, дает твердую опору.

Галеотти считает, что выборы пройдут по сценарию Путина. Он предполагает, что стареющий президент в начале следующего четырехлетнего (так в оригинале статьи — прим.ред.) срока будет еще больше внимания уделять тому, каким его запомнят грядущие поколения.

Что обо мне напишут через сто лет — это уже сейчас является его главной заботой на встречах с историками.

Галеотти считает, что с годами сосредоточение власти в руках президента и его ближайшего окружения, все более сокращающегося в количестве, будет только возрастать.

«Можно предположить, что напряженность в отношениях между Путиным и элитой будет возрастать. Не думаю, что он останется президентом до конца следующего срока. Что будет потом, посмотрим», − говорит Галеотти.

Для составления статьи были проинтервьюированы иностранные специалисты по внешней и внутренней политике России

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.