Наиболее опасным моментом в проекте сирийской Конституции, который был предложен Россией, представляется лишение Сирии арабской идентичности путем изменения наименования Сирийская Арабская Республика на Сирийская республика, а также введение курдского языка в качестве официального наряду с арабским. Прошла по меньшей мере неделя с того момента как в ходе переговоров в Астане Россия представила свой проект, но Лига арабских государств до сих пор никак не отреагировала на российскую инициативу — ни отказом, ни принятием.


ЛАГ встретила это известие подозрительным молчанием. По сведениям источника, осведомленного с мнениями в Лиге арабских государств, во время последнего заседания министров иностранных дел, состоявшегося в рамках 27 саммита ЛАГ в Нуакшоте, генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт неоднократно делал акцент на неприкосновенности сирийской идентичности и сирийских территорий.


По словам того же источника, не стоит обвинять ЛАГ в бездействии в том, что касается вопроса арабской сущности Сирии и ее идентичности, ведь в реальности Сирия остается арабской страной. Он также отметил, что русский проект не является обязательным, это лишь предложение, а документы были положены на стол переговоров для обсуждения, где первое и последнее слово остается за самими сирийцами. Тот же дипломатический источник подтвердил, что вмешательство России в дела Сирии неприемлемо, и Россия не имеет права перекраивать карту Сирии. Присутствие России в Сирии имеет конкретную цель, и эта цель — борьба с вооруженными террористическими группировками. На этом ее роль заканчивается.


Дипломатический источник подтверждает, что молчание Лиги арабских государств относительно российского проекта является естественным следствием того, что ЛАГ была проигнорирована в ходе переговоров в Астане, и ее не пригласили принять участие даже в качестве наблюдателя. С самого начала сирийского кризиса Лига арабских государств не играла никакой реальной роли на этих территориях, а позиция организации по отношению к страданиям сирийского народа, кризису беженцев и массовым убийствам невинных людей ограничивалась лишь словами порицания и осуждения происходящего.


Сирийское дело превратилось из арабского дела в интернациональное, но Лига арабских государств даже не смогла назначить арабского посланника для управления сирийским кризисом по образцу посланника ООН Стаффана де Мистура, хотя в то же самое время как она утвердила назначение своего представителя в Йемене. Дипломатический источник объясняет этот факт  наличием разногласий во взглядах по вопросу прекращения сирийского конфликта.


Саудовская Аравия и Катар заняли твердую позицию против Башара Асада, будучи уверенными в том, что окончание кризиса требует свержения его режима, в то время как Египет, ОАЭ и ряд других арабских стран видят необходимость удерживания Асада у власти на переходном этапе с целью достичь политического урегулирования, в котором сирийский президент является важной составляющей. По словам источника, такое очевидное несоответствие в видении ситуации в Сирии ослабило Лигу арабских государств, и она оказалась не в состоянии занять четкую позицию в отношении сирийского кризиса и начать сотрудничество в данном направлении. Это сделало ЛАГ незаметным участником в сирийской проблеме, несмотря на требование генерального секретаря Ахмеда Абуль Гейта позволить участвовать в переговорах и выступать на стороне Сирии.


Дипломатический источник отметил, что российский проект включает еще одну серьезную проблему в виде возможности изменения границ и перерисовки карты Сирии в результате референдума, что может привести к разделению на суннитский, шиитский и курдский регионы — в соответствии со сторонами в конфликте. Именно этот пункт требует вмешательства, потому что Сирия — арабское государство, не принадлежащее ни одной из сторон конфликта, которые могут делить ее так, как им вздумается. Сирия принадлежит арабскому миру.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.