«Германия ввела войска в Литву», Литва оккупирована и «теряет остатки суверенитета», судя по всему, «Восточную Европу снова поделили — в Польшу введены войска США, Литву под контроль взяла Германия». Нет, это не сценарий очередного скандального телесериала, это новость российского государственного телевидения.


«Остатки суверенитета», «оккупация», «ввела войска» — калининградское подразделение ВГТРК (Всероссийская государственная телерадиокомпания, телеканалы «Россия-1», «Россия-24» и другие) именно в таких выражениях описывает размещение в Литве сил передового базирования НАТО. Для калининградских «Вестей» это тема недели. Руководитель местного офиса ВГТРК Николай Долгачев повторяет, что это не просто передислокация натовских сил, а оккупация, и напоминает своим зрителям, что «в прошлый раз в итоге горел рейхстаг». Все выглядит так, как будто начинается или вот-вот начнется настоящая война.


Дискуссия года


Это действительно война, которая идет уже, как минимум, год — борьба с «германизацией» Калининграда. В открытом письме калининградской интеллигенции, датированным ноябрем 2016 года, германизацией называется «агрессивное проникновение германской культуры в общественную жизнь Калининградской области».


Подводя итоги 2016 года, местная «Комсомольская правда» даже назвала споры «о ползучей германизации» — дискуссией года. «Комсомольская правда» известна своей повышенной лояльностью к Кремлю, и можно было бы ожидать, что и она, следуя заданному сверху антизападному тренду, будет разоблачать попытки восстановить немецкое владычество в бывшей Восточной Пруссии.


Но нет. «Комсомолка» иронизирует над противниками «германизации» и напоминает, что дискуссию на эту тему называли надуманной и нынешний глава региона Антон Алиханов, и бывший калининградский губернатор (ныне полпред Владимира Путина на северо-западе России) Николай Цуканов. То есть называть антинемецкую кампанию в бывшем Кенигсберге санкционированной сверху нельзя, это локальная инициатива. Но чья и зачем?


«Географически присягнул Германии»


Хедлайнеры кампании — двое местных журналистов, Николай Долгачев и его коллега из агентства «Регнум» Андрей Выползов. Он начал первым бороться с «германизацией». На сайте «Регнума» — впечатляющая подборка публикаций Выползова, который специализируется именно на этой теме. В его пересказе даже инициативы Калининградского обкома КПСС по изучению наследия Иммануила Канта в конце восьмидесятых — это первые шаги онемечивания Калининграда.


Достается и местным властям. Однажды Антон Алиханов выступал на фоне стилизованной карты области, составленной из фрагментов флагов разных европейских стран, в том числе Германии. В изложении «Регнума» это превратилось в «провокационный плакат», признающий Калининград «немецко-польским», а когда тот же Алиханов в Германии выступал на фоне карты на немецком языке, «Регнум» писал, что врио губернатора «географически присягнул Германии»: Гданьск на этой карте называется Данцигом, и несмотря на то, что это немецкое название города используется и самими поляками, «Регнум» настаивает, что речь идет о «реваншистском уколе».


«Вести» ВГТРК ведут себя сдержаннее, но и они посвящают «германизации» большие сюжеты, в которых уличный указатель для туристов на немецком языке превращается в геополитический скандал, обязательно комментируемый ветераном Второй мировой войны, типа «это был фашистский город, фашистская улица и названия были — штрассе». Повторяемые день за днем, подобные новости действительно превращают «германизацию» в один из основных вопросов региональной общественно-политической повестки.


Эффект снежного кома


Зачем и кому это нужно — тот случай, когда заговоров искать не стоит. В Калининграде существует очень развитый по российским меркам рынок местных СМИ, и ни ВГРТК, ни «Регнум» никогда не были его лидерами. За неполный год борьбы с «германизацией» цитируемость обоих СМИ заметно выросла, и более популярные местные издания вынуждены вступать с ними в полемику, добавляя им популярности. В результате источником невротизации калининградцев фактически стали персональные амбиции двух журналистов, добивающихся признания коллег и аудитории.


Другое дело, что в России 2016-2017 годов самой очевидной темой, способной вызвать медиаскандал, становится не криминальная хроника и даже не секс, а натужная геополитика с обязательным поиском внешней угрозы. В этом сезоне носят именно такое. Нет ничего, что указывало бы на существование какой-то идеологической установки, спущенной сверху. Судя по поведению Алиханова, Цуканова и лояльной им прессы, речь идет именно о самодеятельности ВГТРК и «Регнума». Но это самодеятельность того рода, когда ее участники твердо уверены, что им никто не позвонит сверху и не наорет, что они зачем-то разжигают международный конфликт. Когда хулиган пишет на заборе «Слава Путину!», полиция, скорее всего, спокойно пройдет мимо — в самом деле, он же не пишет «Долой!».


Ну, а дальше — эффект снежного кома, и тема начинает жить своей жизнью. С девяностых годов в Калининграде существовал Немецко-русский дом — культурный центр, который был призван наводить мосты между Германией и Россией. Больше двадцати лет в нем проводились выставки, лекции, концерты, однажды там даже выступал нобелевский лауреат Гюнтер Грасс, но теперь учреждение, признанное ранее «иностранным агентом», ликвидируется и закрывается. Немецко-русский дом пережил свое время, и наведение мостов вышло из моды.


От места концертов и выставок остается его добротное крепкое здание. Что будет теперь в нем? Корпункт «Регнума», Совет ветеранов или офис Роснефти — неизвестно, но честнее всего было бы бросить этот дом, чтобы он стоял с разбитыми окнами, разобранной крышей, и все желающие могли разобрать его стены на кирпич. Это даже не метафора. Многие старинные здания Калининградской области действительно переживают такую судьбу. Так выглядит в реальности борьба с «германизацией» Калининграда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.