С 28 января в районе Авдеевки боевики резко увеличили интенсивность обстрелов по позициям украинских военных. В ночь на 31 января стало известно о применении боевиками реактивных систем залпового огня «Град». Уже известно о крупных потерях ВСУ, однако заявляют, что также было ликвидировано большое количество боевиков. Эксперты говорят, что обострение военных действий в зоне АТО со стороны боевиков возможно на любом участке фронта, но без поддержки регулярных подразделений ВС РФ обречено на провал. Чего добивается Кремль и что делать Украине в условиях эскалации конфликта на Донбассе, «Апострофу» рассказывает лидер российской оппозиционной политической партии «Западный Выбор» Константин Боровой.


Обострение в Авдеевке больше всего похоже на отчаянную попытку Кремля изменить ситуацию к лучшему для России. Ведь очевидно, что инициатором этой агрессии является именно Россия.

 

Порошенко и украинские военные уже смирились, что ничего нельзя сделать. Эти Минские соглашения и обязательства перед ЕС очень связывают. Украинская армия сегодня находится в обновленном состоянии, но на руководстве лежит очень много обязательств.


А у России обязательств нет, ее главная идея — поддерживать нестабильность в регионе. И от этой концепции Путин не отказался. Нестабильность в этом регионе позволяет ему влиять на отношения с ЕС, поскольку его начинают призывать к спокойствию, к миру, и тогда косвенным способом он становится участником мировых процессов. А пока у него имидж непредсказуемого и агрессивного, неконтролируемого и необязательного. Поддерживая о себе такое мнение, он добивается того, чтобы хотя бы так стать участником международного процесса. Такие действия в какой-то степени похожи на те, которые в свое время осуществляли Саддам Хуссейн, Муаммар Каддафи и Башар Асад. Это очень логичное поведение с точки зрения интересов Путина. Кроме того, ситуация как в Авдеевке — это общая технология российских спецслужб: создавать неустойчивые, нестабильные точки, чтобы управлять процессами вокруг них.


Самое страшное для Путина с Украиной, санкциями, с Сирией — это изоляция, которая привела к тому, что РФ уже не в G8, к тому, что она не является участником международного процесса. Его решения — это решения хулигана на международной площадке. Конечно, они не поддерживаются ни западным сообществом, ни другими государствами. Но они создают повод для озабоченности, и главное, что ему нужно, — повод для переговоров.


Есть такое правило, оно часто произносится, но в реальности оно никогда не исполняется: государство не ведет переговоры с террористами. Путину надо быть очень опасным террористом, тогда с ним начинают хоть какие-то переговоры. Он накаляет ситуацию, чтобы занять позиции переговорщика. Не лидера крупной мировой державы, а простого террориста, который начинает угрожать Украине с таким слабеньким намеком на другие близлежащие регионы.


Эта искусственно создаваемая напряженность заставляет ответственных лидеров пытаться как-то договориться. Вот, например, Северная Корея проводит ядерные испытания, но быстро успокаивается, когда ей предлагают мешки с рисом. Такая же ситуация и с Путиным. Но для него — это не мешки с рисом, а возможность привлечения инвестиций, какие-то политические вопросы.


В случае с Путиным европейцы уже нарушили правило о том, что нельзя вести переговоры с террористами, еще во время грузинской войны. Была обычная террористическая операция — пересечение границ соседнего государства, наступление на Тбилиси, бомбежки невоенных объектов. Тогда было заключено политическое соглашение Медведева — Саркози, которое предполагало выполнение каких-то условий, которые Россия, конечно же, не выполнила. Войска были отведены, но часть территорий Грузии была оккупирована.


Это было ошибкой не только европейцев, но и администрации президента Обамы, который с обыкновенным террористом попробовал заключить соглашение, названное«перезагрузкой». Но это политическое соглашение, вернее, попытка никакой выгоды ни США, ни европейцам не принесла. А наоборот — фактически провоцировало РФ на дальнейшую агрессию.


Минские соглашения, в которых РФ пытается выступать в роли спонсора, агрессора, откровенного бандита и в качестве арбитра — это соглашение с террористом.


Украинскому руководству надо понимать, что новой администрации Белого дома глубоко наплевать на эту ситуацию с эскалацией на Донбассе. Их волнуют вопросы внутренние — экономические, политические. Тем более что сейчас возникла ситуация противостояния и нестабильности в самих США.


И для Европы ситуация с Украиной, Донбассом и Крымом — слишком мелкая. Руководство Украины не должно рассчитывать на то, что придет добрый дядя и начнет выкручивать руки Путину, требовать от него прекратить агрессивные действия в Авдеевке. Украинскому руководству надо обращать внимание на происходящее, привлекать внимание западного сообщества, проводить расследования, делать политические заявления, привлекать экспертов и наблюдателей, начинать судебные процессы в связи с этой агрессией и военными преступлениями (эти слова уже ранее прозвучали).


Россия совершает военные преступления: я это слышал от генерального секретаря ООН, от министра иностранных дел Великобритании, но я не слышу этих слов от президента Украины. Или он произносит их недостаточно настойчиво. Нет поиска других форматов, кроме Минска. Нет конференций и обсуждений этого, нет в достаточном объеме информации о том, что происходит. Надо устанавливать камеры, приглашать журналистов, показывать и рассказывать. Но этого никто не делает. Усилия превращаются в тихую войну. Делать надо очень много, а делается недостаточно. Такое впечатление, что в администрации президента Украины какой-то спазм, им не до этого.


В итоге мы имеем катастрофу в двух смыслах — агрессия России и бездействие, непрофессионализм украинских политиков, администрации президента Украины. Видно, что они выжимают здоровые силы тех, то пытается что-то сделать. В одинаковой степени ущерб Украине наносят внешние силы и бездействие и преступная деятельность сил внутренних.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.