Это точка невозврата в процессе фиктивных перемен. Правила ясны. Актеры играют свои роли. Миссия увенчалась полным успехом. Президент Барак Обама открыл мир для режима Кастро, и режим Кастро открылся миру. Только кубинцам так ничего и не открылось.


Тоталитарная франшиза кастризма достигла своих самых высоких показателей на рынке мирового угнетения. Метод перехода от демократии к диктатуре (или от диктатуры к диктатуре) включает в себя метод перехода от «нерыночной» диктатуры к «рыночной». В условиях, когда все политические, военные и экономические рычаги находятся в руках семьи Рауля Кастро, этот метод подразумевает также переход власти от ближайших родственников к дальним.


Отмена политики «сухие ноги/ мокрые ноги» только укрепила позиции Рауля на переговорах в области незаконной иммиграции. Конец особого статуса кубинского мигранта означает также конец его идеологической исключительности. Осталось посмотреть, способствует ли закрытие выхлопного клапана увеличению оппозиционного давления или оппортунистической сделке с диктатурой. Поэтически выраженная правда состоит в том, что после трех поколений кубинцев, живших при кастризме, жители Острова Свободы рождаются с ужасом в крови. Если прозой, то эта разрушительная и парализующая аморальность вписана в их этический код. Зерна гражданской ответственности Нового Человека задыхаются в циничных условиях паразитического существования, подпитываемых с обеих сторон зависимостью от всемогущего государства и зависимостью от денежных переводов из-за границы.


Куба уже изменилась. Раулю удалось создать значительную прослойку частников, обслуживающих элиты и интуристов. Заложники прихотливого законодательства и, как и все остальные кубинцы, мнения Госбезопасности, эти «протобизнесмены» тормозят политическое развитие и служат пропагандистской ширмой к тезису об открытой экономике. Пока Обама ужинает в известном гаванском ресторане, полицейские на улице избивают продавцов авокадо. Крупные сделки достаются непосредственно правящей верхушке, чтобы не потерялось ни единого цента. Между тем, главные претенденты на «трон» ожидают за кулисами: в главной роли — Алехандро Кастро.


С Коммунистической партией, никогда не ведавшей раскола; с Национальной ассамблеей, не слыхивавшей ни единого голоса против; с бюрократией, которая исправно платит за право воровать; с коленнопреклоненной Католической церковью, с интеллигенцией, которая воспевает рабство; с коллаборационистским сектором в ссылке, с репрессивным аппаратом, который контролирует все, от собраний оккультистов до генеральских спален, — Рауль, вероятно, скоро сможет позволить себе легализовать «лояльную оппозицию», которая привнесет в монотонную панораму рабства новую фигуру полицейского, переодетого в гражданское.


В этом почти идеальном уравнении победа Хиллари Клинтон являла бы собой константу усилий демократов, направленных на то, чтобы превратить Кубу в государство-филиал, вроде Вьетнама, обеспечивая обогащение и нахождение у власти семейства Кастро. Но победил Дональд Трамп. И теперь предстоит разгадать загадку. Пока мы можем представить себе окончание американской политики, не слишком враждебной по отношению к диктатуре, которая не дала результатов с 1959 года, а также политику откровенной поддержки диктатуре, которая также не дала результатов с 2014 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.