Это был неизбежный путь, превосходящий все, что история знала до сих пор. Свободная торговля, открытие внутренних рынков, конец национальных государств, свободное перемещение капитала, детерриториализация инвестиций: в неолиберальную глобализацию неизбежно выливалось историческое движение к универсализации капиталистических отношений, начатое несколько веков назад.


Мы жили как раз в этот момент меркантилизации мира, перед лицом которого исчезали все альтернативы — все очень ограниченные, национально обусловленные, антимеркантильные нормы, препятствующие свободному движению капитала, исчезали. Страны Латинской Америки действовали вопреки этой глобальной и неотвратимой тенденции до тех пор, пока Аргентина и Бразилия не вернулись на путь неолиберальной глобализации, и для этих стран снова открылись светлые горизонты.


Победа Хиллари Клинтон должна была увенчать это светлое будущее обновленным неолиберализмом c Макри и Темером в главных ролях. Все было готово для того, чтобы история Латинской Америки вновь вступила на дорогу, ошибочно покинутую ради тропы популизма. В этот момент Хиллари Клинтон должна была бы дефилировать по политическим подиумам региона в извлеченном из шкафа неолиберальном костюмчике, а правительства Макри и Темера — аплодировать ей. Чилийцы объявили, что ТТП (Тихоокеанское торговое партнерство) — это соглашение века. Мексика поставила все на Соглашение о свободной торговле с США.


И вдруг решение Великобритании о выходе из Евросоюза возвестило о том, что что-то идет не так в предусмотренном мировом порядке.


Тут же Дональд Трамп побеждает на выборах и объявляет о выходе США из ТТП, а также ставит вопрос о пересмотре Соглашения о свободной торговле с Европой, с Мексикой и Канадой.


Стрелку компаса неолибералов заклинивает. Будущее уже не будет таким, каким им хотелось. Как раз те, кто им продал это будущее, теперь отрицают его и возвращаются к протекционизму, который, по их же словам, был окончательно преодолен. Они выходят из соглашений о свободной торговле, которые объявляли обязательной конечной целью. Они возвращаются к защите рабочих мест внутри страны, хотя сами эксплуатировали дешевую рабочую силу мигрантов, чтобы улучшить конкурентноспособность.


Итак, будущее − уже не то, каким должно было быть. Оно снова неясно. То, что объявили анахронизмом, оживает с новой силой. То, что было обещано в качестве неизбежной судьбы, перестало ею быть.


Те, кто связал свои чаяния с неолиберальной глобализацией, остались сиротами. Жозе Серра (José Serra) обещал привести Бразилию в ТТП, которого больше не существует. Аргентина и Бразилия попытались ослабить механизмы региональной интеграции, постепенно возвращаясь под крыло к США. Теперь же перед ними и заодно перед Мексикой закрывают двери. (Аргентине уже пришлось отказаться от экспорта лимонов. Мексика должна будет отказаться от всего — инвестиций, рабочих мест, денежных переводов из США).


У человечества нет никакого обязательного будущего. Оно открыто, его будут решать народы демократическим путем. Почему Аргентина, Бразилия и Мексика с их суверенными правительствами решают в ближайшем будущем переориентировать свою внешнюю политику, углубить и укрепить процессы латиноамериканской интеграции, тесно связанные с группой БРИКС? А почему бы нет?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.