Соглашение не было ратифицировано американскими законодателями, никто не ожидал также, что оно пройдет голосование в Конгрессе. Но в любом случае Трамп принял решение убить его приказом, подчеркнув, насколько он отличается от своих предшественников-республиканцев — и некоторых из нынешних лидеров партии — которые поддерживают свободную торговлю и выступают за открытые рынки.


Он также предоставил Китаю отличную возможность изменить геополитический баланс в Азии в свою пользу. Противодействие ТТП можно отнести к одному из немногих последовательных политических действий Трампа.


На протяжении всей кампании, он громко призывал защищать американских рабочих и противостоять опасностям глобализации. Соглашение стало политически «токсичным» для обеих сторон в прошлом году; кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон выступила против ТТП (хотя первоначально поддерживала его), а ее левый оппонент Берни Сандерс присоединился к Трампу, назвав ТТП проектом скрытых элит, стремящихся обмануть американских обывателей.

Трамп провел утро понедельника с руководителями ведущих американских компаний-производителей, обсуждая планы стимулирования американских корпораций. Он хочет, чтобы компании оставались в стране; а тех, кто строит заводы в других странах и потом привозит товары обратно, намерен штрафовать. Каким бы ни был результат этих обсуждений, Трамп, похоже, придерживается своих протекционистских обещаний.


Однако, критики утверждают, что экономические и технологические реалии нашего времени таковы, что большую часть потерянных американских рабочих мест, особенно в промышленности, вернуть не удастся. «Экономисты предупреждали, что многие из предложений Трампа — в том числе предложения по введению общих двузначных пошлин на товары из Мексики и Китая — могут иметь негативные последствия для американской экономики, поскольку приведут к росту цен или усугублению торговой войны», — пишет Илан Муи.


«И такие бизнес-группы, как Торговая палата США, активно лоббировали принятие ТТП, они заявляли, что сделка будет способствовать росту количества рабочих мест и станет важной проверкой растущих амбиций Китая». Те, кто поддерживал ТТП, руководствовались и политическими, и экономическими причинами. Соглашение появилось как основа стратегии бывшего президента США Барака Обамы по восстановлению американского влияния в Азии и баланса против растущего Китая. Соглашение должно было снизить тарифы, но оно также включало положения, которые заставили бы страны соблюдать жесткие международные стандарты в вопросе прав в сфере труда и интеллектуальной собственности.


Давние союзники США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая Японию и Австралию, с особым энтузиазмом поддерживали соглашение. «Мы не можем позволить таким странам, как Китай, писать правила мировой экономики», — сказал Обама в прошлом году. «Мы должны писать эти правила». Пекин ведет переговоры о создании своих собственных торговых союзов. Но теперь отступление от ТТП дает ему шанс заполнить пустоту. После победы Трампа, Филиппины, Сингапур и Малайзия начали рассматривать предложенное Китаем Всестороннее региональное экономическое партнерство, которое также будет способствовать снижению тарифов — без многих стандартов, заявленных в плане Обамы — и изменит направление азиатской торговли по усмотрению Китая. Другие страны в регионе скорее всего последуют их примеру.


«У нас нет такого выбора, как у Америки. Эта страна — достаточно большая, чтобы зарабатывать, продавая себе же свои товары», — сказал премьер-министр Новой Зеландии Билл Инглиш в понедельник. «Нам необходима торговля». Множество светил внешней политики в Вашингтоне, в том числе бывший посол США Майкл МакФол, раскритиковали Трампа за подаренную Китаю победу. «Отказавшись от ТТП сегодня, Трамп — „специалист по заключению сделок" — отдал Китаю огромную победу. Просто так», — написал он в Twitter. «Трамп собственными руками отдал огромный источник контроля над Китаем», — сказал CNN Эдвард Олден, из Совета по международным отношениям. «Первое правило ведения переговоров — не отдавать что-либо даром, а он сделал это сразу же».


Его босс, Ричард Хаас, подтвердил это мнение: «Отказ от ТТП замедлит эко-развитие, будет стоить рабочих мест и ослабит позиции США в Азии/мире. Китай может оказаться главным бенефициаром». Но Трампу нет дела до возмущения истеблишмента. Его не заботит историческая роль Соединенных Штатов в качестве гаранта стабильности и процветания для большей части Азии. И Белый дом, похоже, радует перспектива пойти на риск эскалации с Китаем в ряде стратегических «горячих точек», в том числе из-за спорных островов в Южно-Китайском море. Неопределенность, созданная новой администрацией, позволила президенту Китая Си Цзиньпину играть «взрослого» на Всемирном экономическом форуме в Швейцарии на прошлой неделе, где он произнес речь, отстаивая глобализацию и ругая сторонников протекционистского бреда.


Китайцы теперь могут «назначить себя движущей силой либерализации торговли», — сказал Bloomberg Эрик Альтбах, бывший чиновник США. Критики Трампа среди левых говорят, что его популизм — это притворство, направленное на обеспечение крупных сделок для корпоративных союзников, при этом он мало что делает для того, чтобы гарантировать права рабочих в стране. Тем временем критики в Пекине утверждают, что роль хранителя мирового порядка не скроет того, что сам Китай нуждается в политических и экономических реформах. Вместо этого мир может перейти в эпоху противостояний и великодержавной политики, более характерной для 19-го века, чем для последних нескольких десятилетий американского превосходства. «Потенциальное лидерство Китая не будет чем-то вроде лидерства Америки, перенявшей роль Великобритании после Второй мировой войны», — пишет Ричард Фонтейн, бывший чиновник администрации Буша, в The Wall Street Journal. «Вместо этого оно приведет к миру, вероятно, менее процветающему и, конечно, менее свободному».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.