В понедельник представители ХАМАСа, «Исламского джихада» и ФАТХа встретились с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. На следующий день участники встречи заявили о достижении договоренности о создании правительства национального единства, включении в Палестинский национальный совет представителей ХАМАСа и «Исламского джихада» и о проведении выборов в ближайшее время.

 

Израиль на официальном уровне не комментировал это заявление. Пока палестинцы не врываются в зал заседаний Генеральной Ассамблеи ООН, они не интересуют Израиль в политическом плане. Израиль считает, что прошла очередная бессмысленная встреча представителей палестинских фракций, по итогам которой было принято еще одно пустое решение. Встреча проходила через два года после того, как в 2014 году палестинские фракции договорились о примирении и создании правительства национального единства. На сей раз усилия тоже не принесут плоды, считают в Израиле.

 

Даже представитель «Исламского джихада» в Ливане Абу Имад аль-Рафаи выразил скептицизм относительно московской встречи. «Переговоры в Москве были хорошими, но для выполнения договоренностей требуется искреннее желание всех участников», — сказал он с известной долей осторожности. Желание, возможно, и есть, но отношения между фракциями пока не достигли стадии, позволяющей преодолеть разногласия. Более интересным выглядит вмешательство России в палестино-израильский мирный процесс, от которого она в последние годы отдалилась, не принимая активных мер для продвижения переговоров, хотя и оставалась частью Квартета спонсоров мирного процесса. На сей раз инициатором проведения переговоров в Москве была Россия, причем, как утверждают палестинские источники, этот шаг был согласован с Египтом, но не с Израилем.

 

Российская деятельность не должна никого удивлять. За последний год Москва протянула длинные щупальца к разным районам Ближнего Востока, причем не только с целью усилить свое влияние, но и для того, чтобы представить альтернативу вмешательству США, особенно на фоне ожиданий изоляционистской политики нового президента Дональда Трампа, и не только на Ближнем Востоке.

 

Ливийский якорь

 

Еще одним примером распространения российского влияния служит Ливия. На прошлой неделе генерал Халифа Хафтар встретился с высокопоставленными российскими представителями на палубе авианосца «Адмирал Кузнецов», бросившего якорь в ливийском порту. Хафтар провел переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу. По данным ливийских источников, Хафтар попросил Шойгу предоставить его войскам современное оружие и прислать инструкторов, а также подписал соглашение о строительстве двух баз для своей армии, одну под Тобруком, вторую — в Бенгази на востоке Ливии.

 

Россия соблюдает эмбарго на поставки оружия в Ливию, введенное ООН, поэтому не может предоставить генералу вооружение. Зато Москва может инициировать в ООН отмену эмбарго, и, предположительно, Хафтару пообещали именно это. Следует отметить, что Хафтар не является официальным представителем ливийского правительства и не командует правительственными войсками, хотя и называет себя командиром «Ливийской национальной армии». Хафтар также не признает полномочий Фаиза Сараджа, главы Президентского совета, который до сих пор не сумел сформировать правительство, хотя соглашение было подписано в декабре 2015 года. Избранный парламент, один из двух парламентов Ливии, тоже не желает сотрудничать с Сараджем и дважды отверг предложенный им список министров. При этом Президентский совет во всем мире считается официальным представителем Ливии, хотя это признание никак не помогает Сараджу управлять страной.

Партнеры Хафтара — это Египет, ОАЭ и Россия, надеющиеся, что он станет следующим президентом Ливии, хотя для этого ему предстоит справиться с многочисленными заклятыми противниками, особенно с исламистами, которых он сумел выбить из Бенгази. На фоне постоянных неудач ливийских правительств, появлявшихся после падения Каддафи, Россия считает Хафтара реальным претендентом на власть. Эта уверенность подкрепляется наличием у Хафтара хорошо обученной и оснащенной армии и его контролем над нефтяными портовыми терминалами на востоке Ливии.

 

Этот контроль позволяет ему финансировать свои силы независимо от государственного бюджета, из которого он тоже получает некоторые средства. Хафтар создал правительственные институты в Бенгази, где находится один из ливийских центробанков (второй расположен в Ливии), печатающий свои деньги в России. Второй центробанк печатает деньги в Великобритании.

 

США оставили в Ливии вакуум после того, как их войска, вместе с силами НАТО, помогли повстанцам свалить Каддафи, и это предоставило России возможность проникнуть в эту страну, оказывая помощь Хафтару. Москва имеет возможность создать новые военные и экономические форпосты на средиземноморском побережье, в продолжение портов, которые она имеет в Сирии, и получить доступ к африканским странам.

 

Связь с Багдадом

 

На другом конце Ближнего Востока Россия развивает отношения с Ираком и предлагает иракскому правительству купить боевые и транспортные самолеты, и даже смогла договориться о том, что российские военные самолеты смогут использовать воздушное пространство Ирака для нанесения ударов по «Исламскому государству» (запрещенная в РФ террористическая организация). В минувшем феврале в Багдад прибыла многочисленная российская делегация для подписания экономических соглашений. Ирак тогда сообщил, что Москва и Багдад сотрудничают в военной сфере и в области разведки. Недавно страны подписали меморандум о взаимопонимании по развитию инфраструктуры водоснабжения и электроснабжения, а также по увеличению в два раза торгового оборота, сейчас составляющего два миллиарда долларов.

 

Российско-иракское сотрудничество развивается, несмотря на то, что Ирак считается протекторатом Ирана и сотрудничает с США, особенно в сфере борьбы против ДАИШ, в частности, в операции по освобождению Мосула. Россия загнала Иран в угол в Сирии, не желая видеть Тегеран в качестве главной силы в Сирии, когда и если будет достигнуто политическое урегулирование. Москва также не боится бросить Ирану вызов в Ираке, особенно после неудачной попытки наладить сотрудничество и разместить самолеты на базе в иранском Хамадане в августе 2016 года.

 

России пришлось отозвать самолеты уже через неделю, так как в Иране общественное мнение остро критиковало правительство за согласие позволить иностранным войскам пользоваться базой на иранской территории. В те дни в иранском парламенте Россию называли врагом, которого необходимо сдержать.

 

Союз с Турцией

 

Самое важное изменение стратегического характера произошло в результате восстановления турецко-российских отношений, прерванных практически полностью после того, как самолет ВВС Турции сбил российский самолет в 2015 году. Появился новый военно-экономический союз, устроивший на прошлой неделе невероятную демонстрацию. Российская и турецкая авиация впервые совместно атаковала позиции ДАИШ в Сирии. Российско-турецкий союз без участия Ирана привел также к соглашению о прекращении огня в Алеппо. Похоже, Турция готова также уступить в вопросе сохранения власти в руках Башара Асада как минимум на время переходного периода, если в ответ Россия согласится на создание буферной зоны к югу турецко-сирийской границы.

 

Буферная зона позволит Турции не дать курдам реализовать амбициозный план по созданию автономии на турецкой границе. Российско-турецкое сотрудничество стало следствием отказа США от вмешательства в сирийский кризис, и в результате Россия сможет проводить процесс урегулирования в Сирии в соответствии со своими интересами. Следующий этап этого процесса — встреча руководителей оппозиционных вооруженных формирований с представителями режима, которая пройдет в столице Казахстана. Цель встречи — добиться полного прекращения огня в Сирии и подготовить Женевскую конференцию. Конференция должна пройти в следующем месяце, она будет посвящена возможности формирования правительства переходного периода.

 

Ответственный старший в регионе

 

Прорыв, осуществленный Россией на Ближнем Востоке, наряду с развертыванием ее интересов и сменой администрации Белого дома, могут пойти на пользу Израилю. Страны уже координируют действия в Сирии, и Россия не обращает внимания на израильские удары по сирийской территории. Вдобавок, Россия может стать партнером в противодействии иранской экспансии и выступить в роли ответственной фигуры в Сирии после создания нового правительства.

 

После инаугурации Трампа может стереться традиционное различие между проамериканскими и пророссийскими арабскими странами, так как новый президент стремится к сотрудничеству с Путиным. Это поставит арабские страны перед дилеммой. Можно с большой долей уверенности предположить, что Путин и Трамп не будут давить на Израиль и требовать срочно заключить мир с палестинцами, так как палестино-ираилький конфликт не является стратегической угрозой для региона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.