Россия готовится взять на себя роль вершителя судеб Ближнего Востока в понедельник, 23 января, когда она попытается закрепить перемирие в Сирии в ходе встречи между боевиками оппозиции и представителями правительства Башара Асада.


Эти двухдневные переговоры, которые будут проходить в роскошном отеле в Астане, в Казахстане, будут посвящены обсуждению того, как можно продлить перемирие, заключенное после военного поражения оппозиции в Алеппо, нанесенного ей российскими военно-воздушными силами и поддерживаемыми Ираном боевиками.


В организации переговоров также приняли участие Турция и Иран, в то время как США, Евросоюз, Саудовская Аравия и ООН на время отошли в сторону. Между тем, Россия сталкивается с новыми вызовами в своей попытке превратиться из участника конфликта в посредника в процессе мирного урегулирования.


Накануне переговоров в Астане лидеры делегации сирийской оппозиции, представляющей 12 группировок, заявили, что Москва по-настоящему стремится занять нейтральную позицию, однако в этом ей мешают правительства Ирана и Сирии.


Лидер делегации оппозиции Мохаммед Аллуш (Mohammed Alloush) отметил, что неспособность Москвы оказать давление на Иран и сирийское правительство и заставить их положить конец множеству нарушений перемирия, заключенного при поддержке Турции и России, негативно отразится на ее влиянии в Сирии.


«Это настоящая проверка силы России и ее влияния на режим и на Иран в качестве гаранта соглашения, поэтому, если она не справится со своей ролью, за этим последуют более масштабные неудачи, — сказал Аллуш в столице Казахстана. — Россия хочет превратиться из непосредственного участника боевых действий в гаранта, в нейтральную сторону, но этому препятствуют сирийский режим, который хочет, чтобы [перемирие] провалилось, и Иран, чьи боевики воюют в Сирии».


По словам оппозиционных источников, они хотели провести прямые или непрямые переговоры по вопросам нарушения режима перемирия и о доступе гуманитарной помощи.


Россия считает, что нынешний процесс переговоров может оказаться более продуктивным, в отличие от прежних попыток под эгидой ООН. Во-первых, баланс военных сил изменился, а во-вторых, теперь переговоры будут проводиться непосредственно между сирийским правительством и боевиками, а не политическими лидерами, которые представляют интересы оппозиции, но при этом зачастую живут за пределами Сирии.


Сирийская оппозиция утверждает, что правительственные войска и поддерживаемые Ираном боевики продолжают наступательные операции в некоторых районах Сирии, несмотря на действующий режим перемирия. У оппозиционных группировок весьма скудный выбор, поэтому они могут либо по собственной воле отмежеваться от террористических группировок, таких как «Джабхат Фатех аш-Шам» (организация, запрещенная в России — прим. ред.) (бывший «Фронт ан-Нусра»), либо подвергнуться риску полного уничтожения.


Наиболее ожесточенными боями последних нескольких дней стали бои между оппозиционными группировками в Идлибе — одном из последних бастионов повстанцев в Сирии.


На переговоры в Астане Москва пригласила все оппозиционные группировки, кроме «Исламского государства» (организация, запрещенная в России — прим. ред.) и «Джабхат Фатех аш-Шам», однако после ожесточенных внутренних споров некогда мощная, поддерживаемая Турцией группировка «Ахрар аш-Шам» (организация, запрещенная в России — прим. ред.) отказалась принять в них участие. Это решение фактически оставило за бортом десятки тысяч боевиков, что стало повторением ситуации с ее отказом от участия в женевских переговорах в 2016 году.


По мнению Москвы, дипломатический фон переговоров в Астане является более благоприятным по сравнению с безуспешными переговорами, состоявшимися в Женеве весной прошлого года, и это отчасти объясняется ослаблением оппозиции и ее поражением в Алеппо. Москва также считает, что Вашингтон под руководством Дональда Трампа в первую очередь заинтересован в разгроме ИГИЛ, а не в свержении Асада.


Турция, по всей видимости, отказалась от своего требования об уходе Асада, на котором она настаивала в течение пяти лет, отметив в пятницу, 20 января, что она больше не может настаивать на резолюции, требующей отставки сирийского президента. «Мы должны быть практичными, мыслить реалистично. Ситуация на местах коренным образом изменилась, поэтому Турция больше не может настаивать на соглашении, предполагающем уход Асада. Это нереалистично», — заявил заместитель премьер-министра Турции Мехмет Шимшек (Mehmet Şimşek).


Анкара заявила, что в это его высказывание вложили слишком много смысла, однако многие наблюдатели считают его подтверждением активного сближения Турции и России.


В ответ на гибкость Турции Россия согласилась с ее требованием запретить представителям сирийской курдской партии «Демократический союз» принимать участие в переговорах. Вашингтона делал ставку на эту партию, в частности на ее военизированное крыло, Отряды народной самообороны, рассчитывая при помощи нее очистить северо-запад Сирии от боевиков ИГИЛ, и, по всей видимости, администрация Трампа пока не ответила согласием на просьбу Турции исключить курдов из процесса переговоров.


Турция и Россия помогают друг другу в военном отношении на севере Сирии, чтобы доказать, что они способны стать альтернативой «Демократическому союзу».


Поскольку переговоры должны завершиться днем во вторник, 24 января, любое заключенное на них соглашение вряд ли будет включать в себя что-то, кроме условий для закрепления перемирия и обеспечения доступа гуманитарной помощи, а также договоренности об основных моментах будущего Сирии.


Однако эти переговоры могут продемонстрировать, до какой степени Тегеран и Москва способны контролировать существующие между ними трения в вопросе будущего Сирии. Пока, к примеру, нет никакой информации о том, заставят ли боевиков поддерживаемой Ираном группировки «Хезболла» покинуть территорию Сирии.


Россия и Иран надеются использовать военную и политическую победу, чтобы заключить коммерческие и военные соглашения с режимом Асада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.