И в 2016 году — четвертый год подряд — журнал Forbes назвал Владимира Путина «самым влиятельным человеком в мире». «Потому что он получает то, что хочет», — резюмировал журнал, который отмечает, что российский президент свободно переходит от России и Сирии к сценарию американских выборов (а, по нынешним подозрениям, еще и европейских), и его не останавливают «традиционные мировые правила». На втором месте рейтинга находится Дональд Трамп, избранный президент США, в котором российско-американская журналистка Маша Гессен видит опасное сходство с Путиным в подходе к власти и понимании роли лидера, контролирующего страну. «Убеждение в „избранности", — пишет Гессен New York Review of Books, — размывает границы между президентом и государством».


Для Путина, который считает, что он призван выполнять священную миссию — руководить Россией, который переплетает свою личную судьбу с судьбой страны, 2017 год станет годом ключевого перехода, потому что он готовит путь к выборам 2018 года. Будет ли он выдвигать свою кандидатуру или нет? Пока он не подтверждал информации о своем выдвижении. В розыгрыше — не только второй (и теоретически последний) мандат второго периода правления Путина, который должен завершиться в 2024 году. Но какую Россию он после себя оставит? Какая роль будет затем отведена «царю» (уже на тот момент 72-летнему)?


Предстоящие 12 месяцев для Путина связаны с неопределенностью в том, что касается принятия решений по ключевым вопросам, которые определят его путь к выборам. При уровне популярности, который по-прежнему составляет около 80%, мало кто сомневается, что Путин будет переизбран. Однако то, каким образом он этого добьется, является наиболее важным аспектом для отражения его эпохи в истории. Кремлю необходим триумф, чтобы затмить любые другие неприятности, и в то же время ему нужны правдоподобные выборы. И здесь основную дилемму представляет Алексей Навальный, наиболее известный представитель оппозиции, который решил выдвинуть на выборах свою кандидатуру. «Я не наивен, — сказал он, — я знаю, как все это работает. Но при равных возможностях доступа к СМИ и финансированию, я бы выиграл».


Навальному, в 2013 году стартовавшему на выборах мэра Москвы, явно не имея никаких привилегий, не хватило совсем немного. Теперь Путин должен решить, стоит ли идти на риск и предоставить ему возможности выигрыша значительного процента голосов и легитимировать таким образом настоящее, на первый взгляд, состязание. Или же блокировать гонку Навального и не давать ему национальной платформы, которую борющийся с коррупцией кандидат с националистическим (важная деталь) уклоном хочет использовать, чтобы обещать избирателям «нормальную» Россию, которая вместо того, чтобы «выкидывать деньги» на Сирию и Украину, строит школы, больницы, дороги, а не виллы для коррумпированных чиновников.


Второй большой вопрос года — это развитие экономики. Она выходит из наиболее острой стадии кризиса, но не демонстрирует показателей роста выше 1-2%. Реформы, которые могли бы по-настоящему ее «всколыхнуть» — связанные с пенсиями или рынком труда — отложены на послевыборный период. На данный момент приоритет — не раскачивать лодку больше, чем это необходимо, а также не ставить под сомнение позицию государства в стратегических секторах экономики. Наиболее положительные показатели схожи с теми, которые предвещают еще более тяжелый год для России. Однако после того, как цена на нефть поднялась над отметкой 50 долларов, как показывает кризис последних лет, насколько бы он ни был тяжким, Россия из него выберется.


Возможно, это произойдет под знаком стагнации и без достойного развития ресурсов, которыми она могла бы воспользоваться, зато с использованием природного богатства, достаточного, вопреки самым мрачным прогнозам. Перед Путиным стоит задача по сохранению равновесия на фоне экономических трудностей, которые испытывает значительная часть общества, и популярности, которая требуется ему для сохранения контроля. До сих пор ему это удавалось.


Для этого он воспользовался международным театром военных действий, начиная с захвата Крыма, который не оспаривает даже Навальный. В Сирии Путин вступил в войну на стороне Башара Асада, чтобы вырваться из изоляции, в которой он оказался из-за войны на Украине. Зато теперь он стал большим кукловодом, дергающим за веревочки Турцию, Сирию, Иран, Израиль и Саудовскую Аравию, оставив за скобками США, Европу и ООН.


Однако убийство посла Андрея Карлова в Турции, трагедия упавшего в Черное море в Рождество самолета, теракты, все чаще происходящие вокруг Латакии, являются той тяжелой ценой, которую России приходится платить за ставку на Ближний Восток.


Одним из самых больших вопросов для Путина является риск возвращения терроризма, который может вновь поразить Кавказ и российские города, а также кризис на Украине, который Москва поставила на паузу, не находя удовлетворительных способов выхода из него. Эти вопросы через несколько дней сольются с самой главной новостью года, настоящим выходом Дональда Трампа на сцену и всеми последствиями, которые его назначение повлечет за собой для российско-американских отношений.


Беспрецедентный альянс, который, как говорит Трамп, мог бы создать «полезные для мира возможности» или осуществить худшие сценарии: дестабилизация фронта НАТО, предоставление Москве свободы действий на Украине, бесконечная война в Сирии. И без того запутавшаяся в клубке скандалов, компроматов, тайн и информационных войн связь, устанавливающаяся между Путиным и новым Белым домом, несет в себе множество вопросов для всего остального мира.


Еще одна серьезная проблема Кремля — это юбилей 2017 года, столетие Октябрьской революции. Режим как будто еще не понимает, как следует относиться к событию, из которого выросла сегодняшняя Россия, пережившая Великую Отечественную войну с нацизмом, которую Путин использует для сплочения современного государства. Но само слово «революция», представление о свержении системы волнует существующий режим, совершенно чуждый революционным настроениям.


В ожидании принятия решений гораздо лучше вернуться к прошлому величию, весьма отдаленному во времени и потому вызывающему гораздо меньше неудобств — к эпохе князя Владимира, который в 988 году крестил Киевскую Русь, первый росток российского государства. Князь Владимир, помимо прочего, обладает еще и другим достоинством — правильным именем. Так, в его честь поставили памятник высотой 18 метров, который уже несколько месяцев возвышается у стен Кремля. Что касается остального, то Россия спешит как можно скорее прожить этот год, учитывая, что любое решение откладывается на 2018: «Власти, предприятия, компании, — пишет газета „Коммерсант", — с удовольствием бы его пропустили, 2017 года в России не будет».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.