Кипр раскололся на два государства в 1974 году, когда Турция вторглась на этот остров, чтобы помешать Греции захватить его полностью, и создала на севере Кипра непризнанное государство. Теперь Греция, Турция и Соединенное Королевство, у которого есть военные базы на Кипре, являются странами-гарантами военного статус-кво на этом острове. На этой неделе лидеры двух кипрских государств, генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш (Antonio Guterres) и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) приняли участие в переговорах, которые прошли в Женеве. В четверг, 12 января, переговоры были прерваны, но они должны возобновиться на следующей неделе на более низком уровне.


Россия хотела принять участие в этих переговорах, но ее не пригласили — для этого нет никаких формальных причин. Однако для заинтересованности Москвы в кипрском процессе есть множество неформальных причин. Хотя Россия официально выступила в поддержку урегулирования, окончательное соглашение — в зависимости от его конкретного содержания — может всерьез повредить ее интересам в регионе.


На Кипре, численность населения которого составляет 800 тысяч человек, проживает около 40 тысяч русских. Им принадлежит недвижимость и деловые предприятия как на греческой, так и на турецкой стороне острова. Благодаря тому, что Кипр служит офшорной зоной для постсоветских денег, крохотный Кипр официально является самым крупным источником прямых иностранных инвестиций в Россию. По данным Центробанка России, во втором квартале 2016 года на долю Кипра пришлось 2,8 миллиарда долларов инвестиций. Россияне также являются значимым источником дохода для туристической индустрии Кипра. По данным правительства Кипра, в 2015 году Кипр посетили 525 тысяч россиян — больше туристов на Кипр приезжает только из Великобритании.


Коротко говоря, Кипр является важным островом для России и русских. Однако его воссоединение принесет Москве выгоду только при определенных условиях.

Туристы на смотровой площадке города Протарас на Кипре


Россия стремится ослабить и расколоть НАТО, однако урегулирование кипрского конфликта только укрепит этот альянс, поскольку оно позволит решить давний спор между Грецией и Турцией, которые входят в состав НАТО. Урегулирование может также поставить точку в военном присутствии России в этом регионе: Россия пришла туда в 2015 году, когда Кипр открыл свои порты для российских военных кораблей, задействованных в антипиратских и антитеррористических операциях. Соединенное Королевство подвергло критике этот шаг. Россия не использовала это официальное соглашение для поддержки своей военной операции в Сирии, но, по всей видимости, она использовала порты Кипра, чтобы тайно провозить в Сирию авиатопливо, несмотря на запрет Евросоюза.


Президент России Владимир Путин также хочет заключить партнерские отношения в энергетической сфере с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdogan), чтобы продавать свой газ на юг Европы, однако воссоединение Кипра может дать зеленый свет его конкуренту. Обнаружение крупных месторождений газа на востоке Средиземного моря и потепление в отношения между Израилем и Турцией сделали возможным строительство газопровода, по которому израильский газ может поставляться в Турцию.


Все это естественным образом вызывает подозрения, касающиеся роли России в процессе воссоединения Кипра. Местные СМИ сообщили, что российский посол Станислав Осадчий недавно принял участие в политическом собрании, участники которого выступают против воссоединения Кипра. По некоторым данным, после этого министерство иностранных дел Кипра потребовало объяснений.


В одной статье, опубликованной на сайте Politico, говорится, что Россия, возможно, пытается закулисными методами сорвать эти переговоры. У России, несомненно, достаточно влияния на этом острове и огромное количество контактов с кипрскими чиновниками и политиками, чтобы добиться этой цели. Однако гораздо более вероятно то, что Россия просто подает сигнал — как она часто делала в последние несколько лет — что, чтобы добиться успеха, сторонам необходимо проконсультироваться с ней.


Успех женевских переговоров, которые посол ООН на Кипре завал «моментом истины», зависит от решения взаимосвязанных вопросов, касающихся собственности — но в данный момент не это мешает заключению соглашения. Греческие киприоты выступают против любых особых гарантий безопасности для воссоединенного острова, который станет членом Евросоюза. Между тем, Турция настаивает на статусе гаранта. В пятницу, 13 января, Эрдоган сказал, что турецкие военные останутся на острове «навсегда».


Путина устроило бы полное прекращение переговоров. Это позволило бы сохранить и, возможно, углубить, раскол Греция-Турция внутри НАТО и предотвратить реализацию газовых проектов на востоке Средиземного моря. Это также позволило бы России сохранить Кипр в качестве европейской площадки для ее бизнеса и нейтрального, но дружески настроенного порта для ее кораблей.


Если воссоединение все же произойдет, России нужно будет знать, каким образом будут защищаться ее интересы. Она однозначно не хочет усиления НАТО и вступления Кипра в этот альянс — это вполне может произойти после воссоединения. Если Москва останется чем-то недовольна, она может попытаться сорвать это соглашение как внутри Кипра, так и в ООН.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.