Будущий президент США Дональд Трамп напугал страны Балтии своими заявлениями о России и НАТО. Журналисты Helsingin Sanomat отправились на «новую передовую линию» между Россией и НАТО. Путь лежал из Пскова через Литву и Латвию до Калининграда, и местные жители сами объясняли, что они ждут от президентства Трампа.

Путь до границы составляет всего несколько километров. За ней начинается Эстония — и это уже военный альянс НАТО. Мы находимся в российском Пскове. Майор советской армии в отставке Михаил Бустабаев сидит за столом на кухне небольшого дома и смеется.

«Человека интересуют две вещи: есть ли жизнь на Марсе, и будет ли война».

Затем он начинает говорить серьезно.

«Отношения едва ли можно назвать дружественными, если на границе начинают появляться войска».

Здесь, на границе России и Балтии, все живут в ожидании перемен.

20 января в США на пост президента заступит Дональд Трамп, заявивший прошлым летом, что США не будут по умолчанию защищать страны Балтии в случае российского вторжения. Это заявление было неожиданным, поскольку страны Балтии входят в состав НАТО с 2004 года.

Жители Прибалтики ощущают тревогу с начала 2014 года, когда Россия оккупировала Крым, после чего разразилась война на Восточной Украине. Отношения НАТО и России ухудшились. Правда, Россия считает причиной тому противоракетный щит, который должен появиться в Польше и против которого она выступает.

Значение этой границы как важной передовой линии возросло, что заметно и в Печорах. Сразу после оккупации Крыма российская военная техника стала пролетать над этими территориями чаще.

Псков — старый военный город. Он известен своей десантной дивизией, которую считают одной из лучших в России. Ее бойцы участвовали и в войне на востоке Украины. Это выяснилось в конце лета 2014 года, когда ее солдаты начали гибнуть.

«В семь утра 19 августа 1991 года они вышли колонной из Пскова, в районе полудня они уже были в Таллине», − говорит Бустабаев, напоминая о том, как страны Балтии отделялись от СССР.


По его мнению, в этих вопросах речь в итоге идет о доверии. Теперь же его нет ни у одной стороны. Поэтому он не верит, что с приходом Трампа ситуация изменится.

Той же позиции придерживаются посетители бара Karl Fridrih на улице Ленина.

«Это же не зависит от одного человека», − говорит Ален (Alen).

Он из военной семьи и не хочет называть свое имя полностью.

Если Бустабаев высказывается о войсковых формированиях неопределенно, то Ален говорит только о НАТО.

«НАТО постоянно что-то размещает в странах Балтии. Только недавно говорили о новых танках. Мы помним, как было в прошлый раз, когда у границы было много танков».

Речь идет о 87 танках с американскими солдатами, недавно прибывшими в Польшу. Часть из них отправится в страны Балтии.

 Когда такое было в последний раз?

— В 1941 году.

Рядом с эстонской границей расположен Изборск, который в период между войнами относился к Эстонии. Ранее он был одним из западных форпостов России. Об этом напоминает средневековая крепость.

Город и сейчас не назовешь спокойным местом. К 1150-летию Изборска в 2012 году группа консервативных и националистически настроенных офицеров и аналитиков основала здесь Изборский клуб. Кремль оценивает деятельность клуба по-разному.

Членов клуба объединяет либерализм и противостояние Западу. Некоторые хотят вернуть старые границы Российской империи.

У жителей Изборска − другие заботы.


«Обычные люди просто занимаются повседневными делами», − говорит Лииви Покровская. Ее подруга Надежда Ченина придерживается того же мнения. Она не понимает, почему на Западе считают, будто обычные россияне хотят войны.

Все мысли заполняет ткачество — склады полны традиционных изборских ковров — и то, что Изборск брошен на произвол судьбы. В Изборске с населением в тысячу человек нет газа, нормальной воды, канализации и врачей.

Это не беспокоило местные власти, зато они почему-то решили «прибраться» на кладбище. Сравнять кресты и надгробия с землей.

«Здесь никому не нужна НАТО. У нас своя война. На кладбище», − смеется муж Лииви Александр Покровский.

Латвия


Наверное, мир изменится в лучшую сторону, когда Трамп станет президентом США. По крайней мере, есть надежда.

Так считает Юрий Виноградов, 33-летний водитель грузовиков в городе Резекне.

«Наверное, он достаточно мудр, чтобы найти новый путь для отношений России и США. По крайней мере, говорит он правильно», − говорит он.

Большое российское меньшинство живет вблизи Риги и в области Латгалия на востоке Латвии с центром в Резекне. Здесь на улицах слышна русская речь и слово «Россия». Многие русскоязычные смотрят российское телевидение и поддерживают политику Кремля.


Поэтому весной 2014 года многие жители Запада подозревали, что следующей целью России будет восток Латвии, а Резекне станет новым Донецком.

Жителям Резекне такие речи наскучили уже давно. Виноградов тоже не верит в войну.

Понимает ли он, что обеспокоило многих жителей Латвии после присоединения Крыма?

«Это образ мысли маленьких народов. Если где-то происходит что-то ужасное, они сразу начинают думать, что вскоре то же самое произойдет и с ними».

Позже он повторяет: Крым присоединился к России добровольно по итогам референдума.

В Латвии мало что можно разделить на черное и белое. Согласно исследованию, опубликованному Национальной академией обороны Латвии, половина русскоязычных не поддерживает кремлевские взгляды. Но расхождение с Кремлем во взглядах вовсе не означает нелояльность.

Это заметно, например, по деревне Макашаны. В деревне есть школа художественных ремесел с хорошей репутацией, в которую приезжают издалека. Многие другие школы здесь были закрыты, поскольку семьи переезжали в другие страны ЕС. Большая часть учеников — русскоязычные, которые начинали обучение, зная лишь своей родной язык.

По мнению ректора учебного заведения, это, тем не менее, не вызывает беспокойства у русскоязычных родителей.

«После Крыма многие почувствовали тревогу. Действия Путина тяжело предсказать», − говорит он, когда речь заходит о более общих вопросах.

«Хотя это все и вызывает беспокойство, но, если живешь здесь, не стоит все время бояться России. Это саморазрушение».

Победа Трампа усилила чувство неуверенности, хотя кандидатура Джеймса Мэттиса (James Mattis) на пост министра обороны немного успокоила людей. Политики уже приняли решение, что расходы на оборону будут увеличены. Разговоры о равноправии в обществе усилились.

Тем не менее, у многих вызвало явное раздражение заявление американского генерала Рэймонда Томаса (Raymond T.Thomas) в новогоднем номере The New York Times, согласно которому страны Балтии «до смерти боятся России». Генерал вряд ли сам выдумал эти слова, но, по мнению многих жителей Латвии, такие разговоры изображают их беспомощными.

Латыши с удовольствием вспоминают, что за год после оккупации Крыма в ряды добровольной организации обороны, называемой Национальной гвардией Латвии, вступила почти тысяча новых членов.

Один из них — студент-историк Юрис Томашунс (Juris Tomašūns).


«Нам лучше готовиться к войне, независимо от того, начнется она или нет. Конечно, никто не хочет войны, но нужно всегда быть готовым», — говорит он в своем доме в городе Елгаве в центральной Латвии.

Он заявляет, что Трамп уже нарушил свои предвыборные обещания. Утверждения о его тесных отношениях с Россией тоже не сулят ничего хорошего.

Его отец, историк Андрис Томашунс (Andris Tomašūns) не верит в войну. Тем не менее, он считает, что США и Россия не смогут понять системы друг друга: где-то от одного человека ничего не зависит, в другой же стране от одного человека зависит практически все.

«Нельзя сказать, что речь идет только о Востоке и Западе, скорее о том, что существует два отдельных мира».

Литва

Работник библиотеки литовского города Шауляй Инга Лекманиене (Inga Liekmanienė) исчезает среди книжных стеллажей. Вскоре она возвращается с тонкой книгой в руках.

Это брошюра, опубликованная властями страны, в содержатся советы, как подготовиться к войне и возможной оккупации. Таких брошюр вышло уже три, в библиотеке есть самая свежая версия. От предыдущей она отличается большей конкретикой.

«Никто не брал эту брошюру домой. Не так уж и сильно здесь боятся войны», − замечает Лекманиене.

«Желающие, конечно, смогли полистать ее», − говорит заместитель директора библиотеки Регина Межетиене (Regina Miežetienė).

Брошюра выпущена тиражом в десятки тысяч экземпляров, информация есть и в интернете. Это часть правительственной кампании, как и телевизионная реклама, предупреждающая о шпионах. Литва повышает расходы на оборону до заявленного НАТО уровня.

В городе Шауляй и в Литве обеспокоены многие. В находящемся по соседству Калининграде Россия стремительно вооружается.


«Трамп — большая проблема, ведь он сказал, что, может, и не станет нам помогать. Он кажется непредсказуемым», − говорит Межетиене.

«Летом мы немного успокоились, когда НАТО решила послать к нам войска. А потом победил Трамп».

Она подтверждает, что постоянные разговоры политиков могут усилить обеспокоенность.

В городе Шауляй была расположена одна из крупнейших авиабаз Советского Союза. Теперь аэропорт используют страны НАТО, которые контролируют с этой территории воздушное пространство Балтии.

Сейчас четырехмесячное дежурство несут голландцы. В конце года будет очередь французов, которые рассказывают, будто за время своего прошлого дежурства заметили 23 российских самолета вблизи воздушного пространства стран Балтии.


«Иногда возникает мысль: не станем ли мы их первой целью из-за этой авиабазы», − смеется Межетиене.

Говоря о войсках, Межетиене имеет в виду батальон, который в этом году прибудет в Литву. Такие же батальоны должны появиться в Польше, Латвии и Эстонии.


Это одна из заметных перемен, осуществленных в НАТО. После окончания холодной войны перемены были сосредоточены на кризисном урегулировании, но после захвата Крыма вновь стали уделять больше внимания вопросу общей обороны стран НАТО.


Балтийские батальоны усилили опасения. С точки зрения балтийских стран, они имеют большое значение: агрессия, направленная против какого-либо балтийского государства, привела бы, согласно нынешнему толкованию, к реализации Статьи 5 Устава НАТО.

По Статье 5 Устава, нападение на одного из членов НАТО означает нападение на всех членов альянса. Таким образом, статья закрепляет обязанность стран НАТО защищать друг друга.

На протяжении долгого времени Балтия тревожилась, что возможная атака только породит споры в НАТО о том, было ли нападение на самом деле. Теперь же появилась новая обеспокоенность тем, как другие понимают Статью 5. Помимо Трампа, неуверенность возникает из-за выборов в Германии, Франции и Голландии.

На улице − всего восемь градусов, но ветер очень сильный.


«Нужно хотя бы немного задуматься об этом вопросе и для его обсуждения отправить наших политиков в США», − говорит толкающая детскую коляску Кристина Меделиене (Kristina Medelienė).

«В этом вопросе нельзя жить одним днем», − добавляет ее муж Андриус Меделис (Andrius Medelis).

На автобусной остановке нам встречается безмятежный Довидас Йокимчус (Dovydas Jokimčius).

«Из-за этого я не перестал спать по ночам».

Калининград, Россия


Когда едешь из Литвы на запад, возвращаешься на территорию России. После распада Советского Союза Калининград, расположенный между Литвой и Польшей, остался частью России. У области, где живут около миллиона человек, нет связи с остальными частями страны.

Здесь не говорят об уровне безопасности, ракетах России, противоракетном щите Польши, батальонах НАТО, которые должны появиться в странах Балтии, или же о войне, хотя недавно Кремль назвал прибывших в Польшу американских солдат угрозой.

«Простых людей это не интересует», − говорит Сергей Стерлин, главный редактор «Еврейской газеты Калининграда».

В Калининграде легко забыть, что находишься в самой милитаризированной зоне Балтийского моря. Здесь не видно солдат, как в портовом городе Балтийске, который является главной базой флота Балтийского моря.

Тем не менее, Калининградская область — стратегически важное для России место, из которого можно помешать действиям НАТО и воспрепятствовать переброске войск в балтийский регион.

На Западе много говорят о ракетах «Искандер», на которые можно установить ядерную боеголовку. В октябре сюда демонстративно доставили системы ПРО «Калибр» с большим радиусом действия, чем у «Искандеров». Их также можно оснастить ядерной боеголовкой. Велико и значение зенитных ракетных систем С-400 «Триумф»

Официально Россия всегда лишь отвечает на действия НАТО. Такого же мнения придерживается Стерлин.

«Мы здесь в Калининграде являемся заложниками милитаризации Европы и визовой системы. У нас не было „Искандеров“, но потом НАТО привезла ракеты в Польшу, поэтому позже ракеты появились и у нас», − говорит он.

Вечером мы заходим на чай к Николаю и Жене Харченко. Женя родилась в русской семье в Литве, поэтому у нее литовский паспорт.

Она объясняет, почему жители Калининграда не говорят о политике безопасности: здесь из-за привезенного вооружения они чувствуют себя безопаснее. Им не страшно.

По ее словам, когда приезжаешь в Литву, то ощущаешь испуг литовцев, хотя оснований для него нет. Худшим было время сразу после присоединения Крыма, когда страшно было говорить по-русски, считает она.

— Верите ли Вы в то, что Трамп изменит ситуацию?

— Президенты в США меняются, а политика — нет, — говорит Николай.

Яков Григорьев пришел на встречу в кафе Fjost.

Он тоже не верит, что страны Балтии в опасности, хотя понимает их страх после событий на Украине. По его мнению, Украина, тем не менее, сильно отличается от Прибалтики: она не является членом НАТО, и ее значение для России гораздо больше.

Григорьев подтверждает, что не замечает разговоров о НАТО.

«О какой боязни НАТО может идти речь, если каждые выходные мы ездим в Польшу за покупками?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.