2016 год запомнится в европейской истории как время борьбы за сохранение политического, системного и социального единства ЕС как сообщества стран, людей и ценностей. Это было время неопределенности и очень заметных провалов. Но это также был год, отмеченный реальными достижениями.

В первую очередь, огромным разочарованием стало июньское голосование Великобритании за выход из Евросоюза. Тем не менее, повод для осторожного оптимизма дает новый общеевропейский консенсус относительно защиты внешних границ ЕС, а также заключение соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с Канадой (CETA).

Большинство проблем, с которыми Евросоюз уже некоторое время пытается справиться, так и не были полностью решены. Миграционный кризис, напряжение с Россией из-за Украины, а также другие внешние и внутренние угрозы безопасности продолжают испытывать наше единство и эффективность — и продолжат их испытывать в следующем году.

2016 год показал, что нас ждут большие перемены — тревожные, по-прежнему неопределенные, но все же явно ощутимые перемены. И те перемены, которые сейчас имеют место и которые будут происходить в будущем, озадачивают политических экспертов. Прошло уже немало времени с тех пор, как реальность так насмехалась над прогнозами наблюдателей, даже в краткосрочной перспективе выборов или референдумов. Политика стала такой же непредсказуемой, как погода в Брюсселе. И, как и с прогнозом погоды, если какие предсказания и сбываются, то только негативные.
2016 год показал, что нас ждут большие перемены

Политические тектонические сдвиги (а как еще назвать внезапное отсоединение большого острова от континента?) теперь являются не просто последствием финансового кризиса 2008 года. Их источник и сущность глубже, чем гнев безработной молодежи или недовольство европейского и американского среднего класса, хотя и эти настроения ни один разумный человек не стал бы игнорировать. Но мы все чувствуем, что эти толчки могут быть знаком более серьезных перемен: конца эры, которая в Европе может получить название Эры великой стабилизации.

Эта эра просуществовала 70 лет за счет трех столпов. Первый — это международный порядок, который, определяемый способностью Запада внушать уважение правилам и договорам, защищал Европу от глобальных конфликтов. Второй — либеральная демократия. А третий — относительная стабильность европейских обществ.

Такое ожидание перемен не должно ни пугать, ни парализовать нас. Как хорошо знают историки, это стабильность, а не кризис, быстротечна. И, как не в наших силах предотвратить кризисы (которые по определению неизбежны), не в наших интересах и цепляться за статус-кво, поскольку стабилизация рано или поздно переходит в стагнацию, когда ожидание перемен становится всеобщим. Это необязательно приведет к катастрофе. Но может привести.

Фундамент европейской солидарности остается хрупким, и настоящие испытания еще впереди. Без солидарности у Европы не будет никакого влияния на то, в каком направлении будут идти будущие изменения, став их жертвой, а не создателем. Чтобы избежать этого незавидного сценария, нам нужно вновь отыскать то, что объединяет нас, то, что мы готовы защищать в полную силу — равную той, которую нам демонстрируют наши противники.

Сегодня мы видим, как люди, народы и государства открывают для себя силу мистификации и упрощения. Это может быть предвестником более брутальной политики — более близкой к природе, чем к культуре. Самым важным будет правильно провести различия между поверхностным и неважным, и по-настоящему значимым — тем, что историк Джейкоб Буркхард называл свободой духа.

Именно культура и свобода позволят нам снова обрести дух Европы. В политике это означает, что мы должны быть готовы к переменам при условии, что они не ограничивают свободу как ключевую ценность. Перед тем, как мы пересмотрим структуру ЕС, перед тем, как мы начнем решать фундаментальные дилеммы о степени интеграции, мы должны все сойтись на том, что мы хотим сохранить идею Европы как континента свободы.

Современный мир полон варваров, для которых свобода и культура в нашем понимании стали мишенью. Европейцы смогут преодолеть нынешние свои вызовы только когда придут к тому, что в этом противостоянии нельзя соглашаться на компромиссы. Симптомы варварства вокруг нас и внутри нас.

Если мы поддадимся внешнему давлению и внутренней слабости, приближающиеся перемены могут поставить под удар самое важное политическое осознание Европы: что вместе — и только вместе — можно гарантировать свободу и права человека. Именно поэтому нам нужно храбро и стойко противостоять тем, кто покушается на нашу свободу — не важно, извне или изнутри.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.