Йонас Гар Стёре (Jonas Gahr Støre) считает, что договор о разделительной линии (в Баренцевом море — прим. пер.), которого он добился на переговорах с Россией, является более крупным достижением, чем китайское решение Бёрге Бренде (Børge Brende).

Решение вопроса с Китаем перед Рождеством — самая большая победа министра иностранных дел Бёрге Бренде. Договор о разделительной линии с Россией в 2010 году был самым крупным триумфом тогдашнего министра иностранных дел Йонаса Гар Стёре (ныне руководитель Рабочей партии — прим. пер.). Оба события являются дипломатическим прорывом для маленькой Норвегии в ее отношениях с великими державами.



Но какая победа самая большая? DN не могла не спросить руководителя Рабочей партии. А затем и Эрну Сульберг (Erna Solberg, премьер-министр от консервативной партии Хейре — прим. пер.).

DN: Является ли решение китайского вопроса важнее разделительной линии?

Стёре: Нет. Решение китайского вопроса — это решение, затянувшееся по времени, здесь мы просто возвращаемся к нормальному положению. Но я отдаю должное правительству за решение вопроса, наброски которого я знал еще в мою бытность министром иностранных дел. Правительство сделало правильно, дождавшись того времени, когда ситуация созрела для принятия такого решения. Раньше это нельзя было делать.

Наброски, на которые ссылается Стёре — это попытка придти к согласию; тайный договор, против которого решительно выступил Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) в 2013 году.

DN: Является ли договор с Китаем важнее договора о разделительной линии?

Сульберг: Это следует рассматривать в исторической перспективе. Если мы найдем очень много нефти и газа благодаря договору о разделительной линии, это, безусловно, будет очень важно. Но если говорить об экономическом значении, то договор с Китаем, вероятно, будет важнее.

Все вовлечены

Спор с Китаем имеет гораздо более пикантную внутриполитическую предысторию, чем договор о разделительной линии: заместитель руководителя партии Хейре Ян Туре Саннер (Jan Tore Sanner) номинировал китайского диссидента Лю Сяобо (Liu Xiaobo) на премию мира, что привело к осложнениям в отношениях между Китаем и Норвегией в 2010 году.

Тогдашний министр иностранных дел Йонас Гар Стёре заранее предупреждал руководителя Нобелевского комитета, бывшего руководителя Рабочей партии Турбьерна Ягланда (Thorbjørn Jagland) о последствиях, которые будет иметь Норвегия.

Министр иностранных дел Рабочей партии Эспен Барт-Эйде заявил в беседе с DN летом 2013 года, что проблема с Китаем может быть скоро решена — он надеялся на договор, который по плану должен был быть секретным. Когда спустя год информация о договоре стала известна, министр иностранных дел Бёрге Бренде вынужден были идти более трудным путем.

И в 2015 году, когда консерваторы получили большинство в Стортинге, это имело последствия для Нобелевского комитета: бывший руководитель Рабочей партии Турбьерн Ягланд был заменен (на посту председателя Нобелевского комитета — прим. пер.) бывшим руководителем партии Хейре Каси Кулльманном Фиве (Kaci Kullmann Five).

Тогдашний секретарь Рабочей партии Раймонд Юхансен (Raymond Johansen) заявил в беседе с DN, что он «знал, почему многие страны стараются отделить Нобелевскую премию мира от норвежской внешней политики».

Маленькая Норвегия

Премьер-министр Эрна Сульберг признает, что Норвегия — это особенно маленькая страна с точки зрения внешней политики.

DN: Разве история отношений с Китаем не показывает, насколько переплетены между собой норвежская политика и Нобелевская премия?

Сульберг: Нобелевский комитет полностью независим. Странам, для которых не привычен такой тип независимости, может быть трудно это понять. Норвегия — маленькая страна. И когда мы смотрим на тех, кто занимается внешней политикой, кто работает с правами человека и так далее, то становимся еще более маленькой страной.

Стёре предупреждает, что не стоит слишком акцентировать прежние позиции.

DN: Премию китайскому диссиденту Лю Сяобо вручал бывший руководитель Рабочей партии, и это несмотря на предупреждения нынешнего руководителя Рабочей партии?

Стёре: Ответственность за свои решения несет Нобелевский комитет. Решения принимают члены комитета, старые позиции здесь не имеют значения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.