Европа будет смотреть назад на 2016 как на кошмарный год — ужас терактов в Брюсселе, Ницце и в Берлине, позор в Кале и землетрясение брексита.

К сожалению, 2017 год может стать таким же.

Или будет другим. Если 2016 год нас чему-то научил, так это тому, что предсказания — дело неблагодарное, и поэтому мы предлагаем здесь два сценария развития событий на следующий год.

Вот вариант судного дня: еще один не делающий различий смертоносный теракт в начале года не предвещает ничего хорошего континенту, потерявшему 130 жизней в результате террористических нападений в 2016 году. Это на руку Герту Вилдерсу (Geert Wilders), голландскому крайне правому кандидату, и на всеобщих выборах в марте он одерживает победу.

Почти месяц спустя — непосредственно перед первым раундом очень важных президентских выборов во Франции, намеченных на 23 апреля, — все более авторитарно ведущий себя президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган теряет, наконец, терпение.

В обмен на жесткие меры в отношении нелегальных перевозчиков мигрантов Брюссель пообещал Турции 3 миллиарда долларов (для того, чтобы она могла справиться с 3 миллионами беженцев на своей территории), безвизовый режим для ее граждан, а также прогресс в переговорах по поводу членства в Евросоюзе.

Однако Европа в ужасе от репрессивной реакции Эрдогана на неудавшийся июльский переворот, и поэтому члены Европарламента призывают столицы членов Евросоюза заморозить переговоры о вступлении. Нет согласия и по вопросу о том, выполнила ли Турция все условия для предоставления безвизового режима.

Поэтому Эрдоган решает, что настал хороший момент для открытия своих границ, что позволит находящимся в Турции сотням тысяч отчаявшихся беженцев и мигрантов покинуть эту страну и направиться — если они захотят — в Евросоюз, что многие и делают, особенно молодые и здоровые люди.

Кадры этого нового исхода мигрантов и их страданий появляются на экранах телевизоров на всем контингенте в то время, когда Франция голосует, и, несмотря на то, что опросы помещают далеко впереди ее консервативного соперника Франсуа Фийона, Марин Ле Пен из радикально правого, антииммиграционного Национального фронта одерживает победу в мае во втором туре.


На внеочередных выборах в июне итальянское

«Движение пяти звезд» (M5S) завершает направленный против истеблишмента захват трех из шести первоначальных членов Евросоюза, а осенью усугубляющийся мигрантский кризис и постоянная угроза терактов приводят к свержению четвертого лидера: сильна ослабленная последствиями жестокого теракта в Берлине на Рождественском рынке Ангела Меркель проигрывает на федеральных выборах в Германии.

Следуя примеру Дональда Трампа, протекционистские европейские правительства с большим желанием начинают отказываться от многосторонних торговых соглашений и закрывают свои границы. В Нидерландах и во Франции Вилдерс и Ле Пен назначают на ближайшее время референдумы о нексите и фрексите, а в Италии раздаются призывы к проведению референдума по вопросу о возвращении к лире. И, наконец, вцепляются друг другу в горло должники и кредиторы еврозоны, тогда как несчастному, ослабленному и все более разобщенному Евросоюзу грозит, если не распад, то, по крайней мере, радикальное переформатирование. Греция вновь говорит: «Не в состоянии платить, не буду платить», а Берлин и Брюссель отвечают: больше никакой финансовой помощи.

Ничто из этого, конечно же, не является неизбежным.

Полиция в Европе и разведывательные службы в состоянии продолжить раскрывать террористические заговоры, а Эрдоган в Турции может прийти к выводу о том, что его долгосрочным интересам, в конечном счете, не соответствует погружение Европы в смертельно опасный кризис.
Возможно, этот континент уже достиг пика популизма, о чем свидетельствует недавняя победа склоняющегося к левым Александра Ван дер Беллена над крайне правым Норбертом Хофером на президентских выборах в Австрии.

Потрясенные очевидным хаосом Брексита, ошеломленные глубоко дестабилизирующим приходом Трампа, европейские избиратели могут более внимательно присмотреться к тому, что обещают им нативистские крайне правые партии и выбрать вместо этого безопасность.

В Нидерландах перед выборами опросы показывали огромное превосходство Вилдерса, но в день голосования его поддержка резко сократилась. Даже если его партия и становится крупнейшей в парламенте, он, вероятно, столкнется с большими трудностями при формировании большинства.

Во Франции также никто пока серьезно не думает о том, что цифры могут увеличиться для Ле Пен, и поэтому Фийон — особенно если он умерит свои наиболее радикальные предложения в отношении свободного рынка — вполне может подтвердить правильность опросов и одержать уверенную победу.

Запланированная электоральная реформа в Италии может привести к появлению системы пропорционального представительства, и это означает, что будет почти невозможно для одной партии сформировать правительство. В любом случае, M5S постоянно отказывается принимать участие в формировании любой коалиции.

Меркель убеждает избирателей в Германии в том, что она является их самым надежным выбором. Греция — каким-то образом она постоянно так делает — преодолевает трудности, и Евросоюз, наконец, начинает действовать в соответствии с озарившим его пониманием того, что для выживания он должен предложить конкретные ответы на потребности и опасения граждан.

Однако все это связано с большим количеством неопределенностей — «если», «может быть», «но» и так далее Ветер тревожных, гневных и направленных против «политики как обычно» изменений веет по всей Европе. Будет удивительно, если его жертвами не станут, по крайней мере, еще некоторые представители истеблишмента.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.