Оставалось лишь вопросом времени: когда удар будет нанесен по Германии. Нас ударили в самое сердце: Берлин, канун Рождества, рождественский рынок. 12 погибших, 48 раненых, груженный стальными конструкциями грузовик, около восьми часов вечера врезавшийся в толпу на площади у мемориальной церкви кайзера Вильгельма — в двух шагах от Курфюрстендамм и вокзала Zoo, на месте, которое не минует ни один турист, куда накануне праздников стремятся попасть многие берлинцы.

Вечером 19 декабря предпраздничную столицу Германии настигла небывалая тишина, которую прерывал только регулярный вой сирен — полицейских машин и скорых, доставлявших в больницы раненых. Идентификация жертв затруднена и движется медленно. Рождественские рынки немецкой столицы в память о погибших закрылись на один день, затем их работа продолжилась — нельзя уступать террору. Повсюду, не только в Берлине, усилено полицейское присутствие.

Представители спецслужб, МВД, сенаторы, полицейские чины достаточно быстро прекратили говорить об аварии или случайности. Сейчас сомнений не осталось: это террор, это теракт. Ход событий восстановит кропотливая полицейская работа, пока мало что известно достоверно или уже доказано, многое — на уровне предположений, но какие-то подробности позволяют описать картину страшного берлинского понедельника.

Грузовик, которым убивали собравшихся на рождественском рынке людей — из Польши, принадлежит транспортной компании из-под Щецина, во вторник утром должен был разгрузить привезенную из Италии сталь в Берлине, запарковался в понедельник днем у места разгрузки. Водитель — кузен хозяина фирмы — сообщил тому по телефону, что в районе «одни мусульмане», и направился есть денер. Дальше связи с шофером не было. По данным GPS, между 16 и 19 часами кто-то трижды заводил мотор, в 19:34 грузовик тронулся с места, около 20:00 давил людей на Брайтшайдплац, в 20:04 поступил первый вызов на 112. Человек с польским паспортом, видимо, водитель, обнаружен в кабине мертвым на пассажирском сиденье — как сообщает полиция, застрелен из мелкокалиберного оружия. Тот, кто сидел за рулем, покинул кабину грузовика и скрылся. Кто-то из свидетелей трагедии преследовал водителя, сообщая полиции по телефону о его перемещения, и предполагаемого злоумышленника задержали в двух километрах от места событий.

Задержанный родился в Пакистане 1 января 1993 года, в конце прошлого года или в феврале нынешнего въехал в Германию через Пассау, прибыв в страну в качестве беженца по балканскому маршруту. Известен полиции из-за мелких правонарушений, называл себя Навидом или Наведом Б. (Navid B., Naved B.). Возможно, использовал несколько разных имен, возможно — документы поддельные, совершенно неясно, что в истории жизни человека, про которого Германия думала, что спасает от войны и гонений, окажется правдой, и что — фальшивкой.

Однако вскоре выяснилось, что задержанный не имеет отношения к теракту, а свидетель, следивший за его передвижениями и «сдавший» полиции, не видел, что именно он выбрался из кабины грузовика, а начал преследование лишь какое-то время спустя.

Ночью же, сразу после допроса задержанного, спецназ провел операцию в импровизированном общежитии для беженцев в бывшем аэропорту «Темпельхоф» — по всей видимости, искали обвиняющие или оправдывающие задержанного улики, он жил в этом лагере для беженцев. О деталях этой операции полиция пока (вечер вторника) никакой информации не публикует.

Налицо параллели с Ниццей, где летом этого года в день французского национального праздника убийца за рулем фуры задавил больше 80 человек, прежде чем его успели застрелить полицейские. Очевиден умысел: нанести как можно больше ущерба, ранить, убить, стереть с лица земли как можно больше людей — случайных жертв, радующихся надвигающимся праздникам вечером рабочего дня в центре европейской столицы.

Ведущие политики ФРГ, многие мировые лидеры осудили теракт, выразили соболезнование близким жертв, раненым, всему народу Германии. Канцлер Меркель (Angela Merkel) считает особенно отвратительным тот факт, что теракт, вероятно, совершил беженец. Это тяжелый удар по десяткам тысяч немцев, которые оказывают помощь нуждающимся, по миллионам жителей страны, которые искренне верят, что мы обязаны помогать тем, кому тяжелее, это вода на мельницу популистов, кричащих, что берлинские жертвы на совести Меркель. Нельзя уподобляться, нельзя скатываться к истерике, нельзя огульно обвинять, видеть в мусульманине потенциального убийцу или винить правительство за то, что пустило в страну миллион нуждающихся. Но нам нельзя терять человеческий облик, хотя и сохранить его с каждой новой атакой на привычный уклад жизни, с каждым днем террора становится все тяжелее.

Политики говорят о глубоком шоке, в глазах обывателя сбылись его худшие предчувствия — и в еще не самом трагическом масштабе: в схожей ситуации в Ницце оказалось в восемь раз больше погибших. Атака на рождественский рынок в центре Берлина должна заставить Германию пересмотреть политику безопасности. Если правительство сохраняет надежду не оставить популистам шанс подобраться к власти, его первостепенная задача на ближайший предвыборный год — что-то поменять в жизни страны, раз от раза повергнутой в шок, но морально смирившейся с вероятностью терактов, потерь, боли. Возможно, о ужас, нам стоит немного подзабыть о демократии и даже позволить спецслужбам прибегнуть к грубой силе, чтобы вытравить исламистскую нечисть из страны в самые короткие сроки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.