Морозное воскресенье в Москве. На календаре — 8 декабря 1991 года. С головокружительной скоростью идет распад советской империи. В одном из уголков Белоруссии, находившейся в то время под контролем Кремля, президент России Борис Ельцин по окончании встречи с хозяевами мероприятия и украинцами объявляет об ожидаемой кончине — Советского Союза, официально созданного в 1922 году.

В то время я работал специальным корреспондентом Folha в Москве и следил ровно 25 лет назад за уходом со сцены одного из самых знаковых персонажей XX века. СССР возник после русской революции 1917 года, с ним связывали свои надежды те, кто верил в так называемый «подлинный социализм», а своим стремительным взлетом в первые десятилетия он внушал страх идеологическим врагам.

Однако конец его был печален: к тому моменту СССР успел погрузиться в самый глубокий экономический кризис с трагических времен Второй мировой войны. Это были последние дни Михаила Горбачева у власти. Превозносимый на Западе благодаря реформам, в которых растворилась холодная война, внутри страны он оказался в изоляции и не получил поддержки.

Неудачи Горбачева открыли путь для возвышения регионального лидера Бориса Ельцина, президента России, самой крупной из 15 республик, в течение многих десятилетий составлявших государство под названием Советский Союз.


Накануне краха империи Горбачев и Ельцин вступили в борьбу за власть. Российский лидер обвинял отца гласности в медленном ходе реформ, обещал «шоковую терапию» и завоевывал народную поддержку, обращаясь к старому русскому национализму и тем самым подрывая концепцию общества, сформированного по дискредитировавшему себя советскому образцу.

Для Ельцина демонтаж СССР означал отстранение от власти его заклятого врага Горбачева. Сторонники Ельцина также считали неизбежным конец империи, единство которой подтачивал сепаратизм на периферии союза: в Литве, Азербайджане и Грузии.

В расчеты Ельцина входил еще один фактор: сбросив бремя управления 14 периферийными республиками, такими как Украина или Казахстан, постсоветское правительство России могло полноценно взяться за решение сложной задачи вывода российской экономики из тупика.

8 декабря 1991 года Ельцин разделался с Советским Союзом. Горбачев какое-то время сопротивлялся, пока наконец не подал в отставку 25 декабря.

Ельцин, перед тем как объявить о соглашении с украинцами и белорусами, связался по телефону с президентом США Джорджем Бушем (старшим). Хотел сообщить новость из первых рук. Осуществляя историческую мечту Вашингтона, ликвидацию СССР, президент России рассчитывал получить от американцев ценную помощь, чтобы спасти экономику своей страны.

Новый «План Маршалла» так и не был приведен в исполнение. В Вашингтоне господствует представление о России скорее как об угрозе, нежели как о возможном партнере.

Дональд Трамп в ходе предвыборной кампании обещал изменить подход и сблизиться с Владимиром Путиным. Остается узнать, было ли предложение Трампа простым бахвальством или оно отражает стратегию, нацеленную на снижение напряженности между Вашингтоном и Москвой.

Двадцать пять лет спустя после распада СССР в отношениях США и Россией по-прежнему царит недоверие. Неплохо было бы, и для глобальной стабильности в том числе, прийти наконец к modus vivendi и распрощаться с травмами холодной войны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.