В пятницу, 2 декабря, президент Украины Петр Порошенко прилетел с официальным визитом в Польшу по приглашению президента Анджея Дуды. Все более очевидным становится намерение Варшавы и Киева уйти от исторических распрей, сделав акцент на развитии двусторонних отношений. Очевидно, что избранная украинским руководством стратегия конструктивна и позволяет сохранять украинско-польское стратегическое партнерство, в котором заинтересована любая польская власть. Тем не менее на двусторонних отношениях между Польшей и Украиной сказываются общеевропейские тенденции. В Польше, как и во многих других странах, к власти приходят политики, желающие пересмотра отношений с главными европейскими столицами. Это и может немного нивелировать для Украины значение Польши как влиятельного европейского партнера.

Встреча в Варшаве

Президент Украины Петр Порошенко 2 декабря по приглашению своего коллеги прибыл в Польшу. Визит приурочен к 25-й годовщине признания Польшей независимости Украины. Программа предусматривала встречи Порошенко с президентом Дудой, премьер-министром Польши Беатой Шидло, маршалком Сейма Мареком Кухциньским и маршалком Сената Станиславом Карчевським.

Президенты провели встречу тет-а-тет, а в ходе переговоров делегаций министры обороны Украины и Польши Степан Полторак и Антоний Мацеревич подписали межправительственное соглашение об усилении сотрудничества в сфере обороны. Как сообщили в администрации президента Украины, оно создает правовые основания для расширения сотрудничества в разных направлениях — оборонной политике и планировании, логистическом обеспечении вооруженных сил, военной инфраструктуре, разработке, производстве и поставках оборудования и других.

Кроме того, президенты подписали декларацию об энергетическом сотрудничестве и договорились поручить министерствам энергетики ускорить строительство газового интерконнектора между странами, чтобы обеспечить доступ норвежскому газу в Украину через Польшу. В совместном заявлении Порошенко и Дуда подчеркнули, что решение Еврокоммиссии по газопроводу OPAL, которое может позволить России увеличить поток газа в Европу в обход Украины и Польши, должно быть пересмотрено. Весной следующего года в Варшаве заседание проведет уже межправительственная украинско-польская комиссия.

В ходе протокольных мероприятий Петр Порошенко поблагодарил поляков за отстаивание интересов Украины в ЕС и назвал Польшу не просто стратегическим партнером, но другом Украины. В самом деле, встреча президентов — хороший повод убедиться, что сложный диалог вокруг спорных исторических моментов и масса скандалов, связанных с вандалами-националистами (как сожжение украинского флага или атаки на памятники воинам УПА и могилы в Польше), не мешают странам развивать двустороннее сотрудничество, оставляя темы Бандеры и Пилсудского, Волыни и Восточных крес за скобками.

«Во время встречи, — сказала „Апострофу“ политолог, профессор Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины Галина Зеленько, — оговаривался, конечно, вопрос привлечения Польши в каком-то качестве к переговорному процессу в Минске и в „нормандском формате“. Думаю, также говорили об изменении в отношениях Украины и Польши в контексте изменений в ЕС, поскольку идут центробежные тенденции, и концепция „Европ двух скоростей“ усиливается в связи с итогами и возможными результатами выборов в странах ЕС. Соответственно растет политический вес и для нас, и для Польши усиления этой Балто-Черноморской дуги».

Политолог считает, что быстро подключить Польшу к урегулированию конфликта на Донбассе не получится, но это было бы крайне полезно для Украины, поскольку «расшевелит» мирный процесс и увеличит давление на Россию.

Журналист и докторант Варшавского университета Юрий Опока отметил в комментарии нашему изданию, что основные темы разговора в Варшаве известны: это ситуация на Донбассе и реализация Минских соглашений, сотрудничество в сфере безопасности, в том числе энергетической, помощь Варшавы в ратификации Нидерландами Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, улучшение украинско-польского бизнес-климата и решение проблемы бесконечных очередей на границе, но также — исторические вопросы, которые мешают Украине и Польше прийти к окончательному взаимопониманию.

Он считает, что самое главное в сегодняшнем визите Порошенко — уже то, что он состоялся: «Последний год был непростым в украинско-польских отношениях, и была реальная возможность, что Варшава и Киев „побьют горшки“, особенно после польской „резолюции о геноциде“. Украинским политикам хватило холодного ума не поддаваться эмоциям, не эскалировать напряжение и продолжать спокойный диалог».

Чем вредит история

Поскольку в Польше сформировались заинтересованные антиукраинская и проукраинская группы, то в дальнейшем Киеву, по мнению Юрия Опоки, логично было бы налаживать постоянную коммуникацию с проукраинскими поляками (политиками и интеллектуалами), которые есть и в правящей партии «Право и Справедливость» (ПиС), при этом постоянно объясняя и планируя совместные действия.

Многие, казалось бы, маргиналы, как их принято воспринимать в Украине, научились очень эффективно влиять на политическую повестку в Польше, поэтому перестали такими быть. А спекулирование на истории дает политические дивиденды, поэтому будет продолжаться.

Подтверждает это мнение историк Ярослав Грицак, который обращает внимание на то, что в названии польской правящей партии есть слово «справедливость», поэтому она и акцентирует внимание на том, что история очень важна для современности, педалируя все темы, в которых поляки могут себя почувствовать справедливыми. «Будь то вопрос Волыни или Едвабного, маленького городка, где польские мирные жители в очень брутальной манере истребили своих еврейских соседей», — сказал Грицак в комментарии «Апострофу».

То есть «украинская» политика является частью большего процесса, и Украина, что называется, «попала под раздачу».

«Считаю, что это не основное направление в политической линии Польши. Во-первых, остается очень значительная часть Польши — практически половина, — которая хочет продолжать старую политику с Украиной. А вторая половина требует пересмотра истории, но не политики», — объяснил Грицак.

И с украинской стороны тоже нет единой позиции. Институт национальной памяти Владимира Вятровича, который не только декоммунизирует Украину, но и в некоторой степени, говорит историк, продвигает героизацию Бандеры, хоть и не открыто, и утверждает, что Волынская трагедия была просто проявлением войны, на которой не может быть жертв. Тогда как президент страны во время летнего визита в Польшу встал на колени перед памятником жертвам Волынской трагедии, повторив известный жест экс-канцлера Германии Вилли Брандта.

«Обратите внимание, что ответ Верховной Рады на заявление польского Сейма относительно Волыни был относительно мягким. Общее заявление Верховной Рады и Сейма также было результатом деятельности определенных политиков, которые хотят примирения», — добавил историк.

Грицак привел в пример отношения Польши с Литвой, которой, как и Украины, касается восточная доктрина Польши, сформулированная легендарным Ежи Гедройцем и выступающей за то, чтобы признать Львов украинским городом, а Вильнюс — литовским. И хотя в истории Польши и Литвы не было аналога Волыни, отношения между ними гораздо сложнее, чем между Киевом и Варшавой. Поэтому польско-украинские отношения останутся стратегически партнерскими, в первую очередь из-за угрозы России. По мнению Грицака, если и будут колебания в ту или иную сторону, они останутся в пределах нормы.

«Украине важно не поддаваться на провокации, — подчеркивает Юрий Опока. — Кроме того, нужно хорошо продумывать и взвешивать позитив и негатив трудоустройства в Украине польских политиков, которые имеют очень напряженные отношения с польской властью. Это трактуется как недружественный жест».

Галина Зеленько называет украинско-польские исторические распри конфликтом идентичностей, который решить невозможно. «Я думаю, правильно, что в данном случае разделили исторические проблемы с другими актуальными проблемами. Пойдет очень интенсивный процесс сближения Украины и Польши, потому что Польша также сейчас будет искать ресурсы для усиления своего политического веса в Центрально-Восточной Европе, а это невозможно сделать без Украины», — высказала свое мнение политолог, добавив, что Польша по всем параметрам ближе для Украины, чем Евросоюз.

Однако Ярослав Грицак отмечает, что украинско-польское партнерство теряет свою силу, и Украина теряет Польшу «не как большого, а как серьезного союзника». Это — общая тенденция падения популярности демократических сил, которые выступают за примирение. Частью этой же тенденции является и Brexit, и победа Дональда Трампа, и приход к власти ПиС, которая ломает польско-европейскую линию. Если Украина двигается в сторону Берлина, то Польша — от Берлина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.