Москва — Несмотря на некоторую примирительную риторику Дональда Трампа в отношении России в ходе президентской кампании, в Москве мало оптимизма относительно перспектив переориентации мрачной и направленной вниз спирали в американо-российских отношениях.

Как и многие другие специалисты, наблюдающие за избранным президентом Дональдом Трампом, российские эксперты в области внешней политики рассматривают г-на Трампа как черный ящик с неизвестным содержимым, и они понятия не имеют о том, как может выглядеть выработанная им политика в отношении России — если таковая вообще существует.

Их мнения содержат глубокий скептицизм, и они сомневаются в том, что Соединенные Штаты при любом президенте будут готовы сесть за стол переговоров вместе с российским лидером для изменения американо-российских отношений, которые по всему миру сегодня подвергаются испытанию в самых разных ситуациях. Они включают в себя состязание в проведении военных учений в Восточной Европе, взаимный обмен ударами в виде экономических санкций и контрсанкций, вызванный аннексией Россией Крыма; эскалацию войны слов между правительственными чиновниками; а также Сирию, где силы с обеих сторон вовлечены в то, что иногда представляет собой столкновение противоположных намерений, и это создает риски возникновения смертельно опасных просчетов.

Даже Путин, приветствуя победу на выборах Трампа над принадлежащей, в большей степени, к лагерю ястребов Хиллари Клинтон, предупредил о том, что восстановление доброй воли в отношениях — сегодня они являются, вероятно, более антагонистичными, чем в период холодной войны — будет представлять собой «длинный и трудный путь».

Но если обе стороны выйдут за пределы злобных вербальных нападок, занимающих доминирующее положение в заголовках, то, по мнению российских аналитиков, «большая сделка» между Америкой и Россией по ключевым геополитическим областям может способствовать формированию более стабильного порядка в период после окончания холодной войны.

Ближний Восток

Заметны некоторые признаки того, что Трамп уже склоняется к давно существующей российской точке зрения, согласно которой мир в Сирии потребует, по крайней мере, временной консолидации режима Башара аль-Асада. Это необходимо для того, чтобы одержать победу над повстанцами, в рядах которых доминирующее положение занимают вооруженные джихадисты, и восстановить правления центрального правительства.

Русские никогда не отрицали того, что г-н Асад является жестоким диктатором, но они говорят, что он привержен светским ценностям, что он не представляет угрозы для Запада, и что он будет сотрудничать в борьбе против терроризма. Они настаивают на том, что альтернативным вариантом является хаос, или — что еще хуже — появление еще одного экстремистского исламистского государства. Трамп на прошлой неделе в беседе с сотрудниками газеты New York Times сказал: «У меня отличный от многих других людей взгляд на Сирию», и многие воспринимают эти слова как отказ от поддержки усилий, направленных на смену режима в Сирии, и намерение вместе с Россией вести борьбу против Исламского государства (запрещенная в России организация). Подобная сделка может, наконец, позволить России и Соединенным Штатам вместе выступить в качестве спонсоров окончательного решения для этой многострадальной страны.


Но «даже если Трамп будет в большей степени настроен на сотрудничество, будет, тем не менее, не просто посадить за стол переговоров для заключения сделки всех участников конфликта в Сирии, — подчеркивает Ирина Звягельская, эксперт официального московского Института востоковедения. — С одной стороны мы имеем режим Асада, Иран и «Хезболлу», а с другой — различные повстанческие группировки, поддерживаемые Турцией или странами Залива. Это просто кошмар. Но, возможно, Соединенные Штаты и Россия смогут сделать это, если будут серьезно работать вместе».


А если их совместные усилия увенчаются успехом, то гипотетически это может привести к продолжению американо-российского сотрудничества для решения более широкого кризиса на Ближнем Востоке.

«Нынешний разрушающийся порядок в этом регионе представляют собой отложенное последствие вмешательства вековой давности великих держав в дела региона, и, очевидно, существует потребность в участии сверхдержав для исправления сложившейся ситуации, — отмечает Виктор Кременюк, заместитель директора расположенного в Москве Института США в Канады. — Возможно, потребуется перерисовать некоторые карты для того, чтобы добиться стабильного и рассчитанного на длительное время решения. Это невозможно сделать без сотрудничества между Вашингтоном и Москвой».

Бывший Советский Союз


После развала Советского Союза, произошедшего четверть века назад, ведется борьба за влияние среди осколков рухнувшей империи, тогда как возрождающаяся Россия пытается сложить вместе отдельные куски в рамках своих собственных военных и экономических союзов.

Главным предметом раздора между Россией и Соединенными Штатами сегодня является Украина, где прозападный уличный мятеж почти три года назад сверг дружественно настроенного по отношению к Москве президента страны, что заставило Кремль аннексировать населенный русскими Крымский полуостров, а также поддержать кровавое антикиевское восстание на востоке Украины.

Поиск пути к миру на Украине будет иметь критически важное значение для любой разрядки между Востоком и Западом, однако соглашение Минск II, заключенное между Москвой и европейскими державами, пока прискорбным образом провалилось, и продолжающийся кризис в любой момент вновь может перерасти в горячую войну между Киевом и мятежными восточными регионами.

По мнению некоторых российских аналитиков, существующая напряженность может быть ослаблена, если из повестки дня будет исключена причина самого сильного опасения России — возможности Украины вступить в НАТО. По их мнению, для Украины может вполне подойти вариант сделки между великими державами наподобие той, которая была заключена в период холодной войны и которая гарантировала независимость Австрии в обмен на принятие ею статуса нейтральной буферной зоны между Востоком и Западом, или договоренности относительно Финляндии.

«Идея о вступлении Украины или Грузии в НАТО представляет собой красную линию для России. В таком случае войска враждебного альянса окажутся в нескольких часах марша от Москвы, и здесь такой вариант никогда не будет принят, — говорит Сергей Строкань, обозреватель по вопросам внешней политики московской ежедневной газеты „Коммерсант“. — Хотя НАТО постоянно откладывает вопрос о вступлении Украины, она не отказывается от такой возможности. Формальное закрепление такого отказа может создать основу для значительно более рациональной дискуссии и, в конечном счете, привести к урегулированию кризиса на Украине».

Главным камнем преткновения в таком случае будет Крым, поскольку Запад рассматривает действия Москвы как агрессию и считает незаконной аннексию Россией суверенной украинской территории. Трамп, ссылаясь на опросы общественного мнения, свидетельствующие о подавляющей поддержке подавляющего большинства жителей Крыма произошедших перемен, намекнул на то, что он, возможно, захочет его признать.

Но это, возможно, будет неприемлемым вариантом для внешнеполитического истеблишмента Запада, по крайней мере, если не будет значительной компенсации со стороны России. Хотя российские аналитики отказываются обсуждать эту идею под протокол, Трамп может предложить признание Крыма российским в обмен на признание независимости Косово, которое — Россия считает это незаконным — было предоставлено странами-членами НАТО после отторжения этой территории от суверенной Сербии в 1999 году.

Безопасность в Европе

Постоянное недовольство со стороны российских высокопоставленных должностных лиц из области внешней политики связано с тем, что после развала СССР не была создана новая система безопасности для Европы, которая могла бы включить Россию в качестве равноправного партнера. Поэтому, говорят они, Россия была обречена на то, чтобы извне наблюдать за тем, как Запад расширяет свои институты, в первую очередь НАТО и Европейский Союз, и входит в бывшую советскую зону.

Некоторые российские эксперты предлагают провести новую Ялтинскую конференцию — намек на состоявшийся во время Второй мировой войны саммит, определивший послевоенный порядок — для создания более инклюзивной архитектуры безопасности для Европы и для всего мира.

Кроме того, утверждают они, должна быть срочно проведена дискуссия по поводу сдерживания процесса наращивания военного потенциала в Европе и особенно по вопросу об установлении ограничений в отношении инициируемых Соединенными Штатами планов по размещению противоракетной системы в Европе, которая, как считает Москва, подрывает ее ядерное сдерживание.

Европейские лидеры, возглавляемые Германией, недавно обсудили вопрос о проведении своих собственных переговоров с Россией относительно контроля над вооружениями, и это может полностью изменить характер этого вопроса.

«Любые разговоры о противоракетной обороне в Европе и европейской системе безопасности будут очень сложными и трудными, однако они с каждым днем становятся все более необходимыми, — отмечает Сергей Марков, бывший советник Путина. — Мы слышим, что Трамп хочет укрепить вооруженные силы Соединенных Штатов. Мы против этого не возражаем, однако нас беспокоит безопасность самой России. Мы бы хотели заключить сделку, в которой укрепление безопасности Соединенных Штатов не ослабляло бы нашу собственную безопасность».

По мнению г-на Кременюка, самое важное из того, что Путин и Трамп могут сделать во время своей первой встречи, это создать некоторые основные правила и определить условия дискуссии.

«Весь диалог Восток-Запад в последнее время стал настолько отравленным, что будет нелегко перевести его на конструктивный уровень, — отмечает он. — Критически важным для достижения любого успеха — еще до начала обсуждения существующих проблем — является восстановление атмосферы гражданского дискурса между Россией и Соединенными Штатами».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.