Эстонцы — народ, не склонный к панике. Но после президентских выборов в США по самой маленькой соседней с России страной с ее 1,3 миллионами населения прокатилась волна беспокойства.

Еще никогда Прибалтика не занимала такое большое место в американской предвыборной борьбе, и внешнеполитические высказывания победившей стороны вызвали почти единогласное неприятие в Таллине. Тут было и неоднократные восхваления Дональдом Трампом президента России Владимира Путина. Тут было и прохладное отношение Трампа к НАТО, и его заявление о том, что прибалты могут рассчитывать на американскую помощь в случае нападения со стороны России «только в том случае, если они выполнят свои обязательства в отношении нас».



А потом было еще и замечание от одного из самых искушенных во внешней политике в лагере Трампа: «Я не уверен, что хотел бы рисковать ядерной войной, чтобы защитить место, которое является пригородом Санкт-Петербурга», — заявил об Эстонии Ньют Гингрич (Newt Gingrich), бывший спикер Палаты представителей.

«Просто-напросто неприемлемо»

А эстонцы-то думали, что больше ничего подобного им услышать не придется. Они вновь обрели независимость после распада Советского Союза четверть века тому назад. С 2004 года они являются полными энтузиазма членами ЕС и НАТО. Посылали войска в Ирак и Афганистан. Считают, что Эстония — страна успешная в демократическом, экономическом и технологическом отношении. И тут вдруг — совершенно неожиданно! — «пригород Санкт-Петербурга»?

«То, что сказал Гингрич, — совершенно неприемлемо. И особенно печально, потому что он был одним из важнейших сторонников расширения НАТО», — говорит Юри Луйк (Jüri Luik), директор аналитического центра Центра обороны и безопасности в Таллине.

«Про кого-то другого можно было бы сказать, „может, просто не знают“, но не про Гингрича. Он знает, о чем говорит. То есть, по моему мнению, это было явно неправильно и невежливо. И мы считаем, что это замечательно, что его кандидатура уже больше не рассматривается на пост министра иностранных дел, хотя кто знает», — говорит Луйк, который в свое время был в Эстонии министром иностранных дел, министром обороны, а также послом в Вашингтоне и Москве.

Эстонцы надеются на лучшее

Что касается самого Трампа, то эстонцы обеспокоены, но предпочитают надеяться на лучшее.

Говорят, что президент Трамп и кандидат в президенты Трамп — разные вещи. Надеются, что Конгресс не допустит эксцессов. И Джордж Буш-младший, и Барак Обама провозглашали «перезагрузку» в отношениях с Россией, но быстро поумнели.

«Как европейский социал-демократ я надеялся на победу Клинтон, но не думаю, что перемены будут настолько драматичными, как многие опасаются. У нас очень сильные союзники, в том числе и среди консерваторов в Конгрессе, и они воспринимают мир и угрозы примерно так же, как и мы», — говорит будущий министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер (Sven Mikser).

Марко Михкельсон (Marko Mihkelson), председатель Комиссии по обороне эстонского парламента, согласен с этой точкой зрения и подчеркивает, что Трампу вряд ли удастся «снова сделать Америку великой», если он предпочтет изолировать себя от остального мира.

«США — сильный лидер свободного мира, и хотя в ходе предвыборной кампании мы слышали довольно неудачные заявления о Европе, едва ли можно представить себе, что кто-то захочет отказаться от этого лидерства», — говорит Михкельсон.

Дипломаты вооружаются

Бывший шеф разведки Ээрик-Нийлес Кросс (Eerik-Niiles Kross), являющийся членом внешнеполитического комитета парламента, считает, что «эстонцы явно меньше озабочены по поводу Трампа, чем по поводу элиты в Брюсселе или хипстеров в Нью-Йорке».

«Мы привыкли жить со сложным и проблемным соседом, к тому же мы видели очень разных американских президентов, так что закалились», — говорит Кросс.

Новое правительство Эстонии, которое официально приступает к работе в четверг, и уходящий министр обороны Ханнес Хансо (Hannes Hanso) только что встречались с некоторыми американскими членами Конгресса в Вашингтоне и в Галифаксе в Канаде.

«Ответ заключается в тяжелой дипломатии, чтобы нас услышали», — говорит Кадри Пеетерс (Kadri Peeters), советник по вопросам безопасности уходящего премьер-министра Таави Рыйваса (Taavi Rõivas).

На Западе все трещит по швам

Многие эстонские политики и аналитики озабочены развитием ситуации в Европе не меньше, чем ситуацией в США. Кризис евро, миграционный кризис и Брексит подтачивают европейское единство, вскоре ожидается референдум в Италии, а также выборы в Австрии, Голландии, Франции и Германии.

«Возможно, старый костюм Запада и обретет новую форму, но сейчас пока есть ощущение, будто он трещит по швам», — считает Ээрик-Нийлес Кросс.

Юри Луйк считает, что «первой жертвой американских выборов скорее станет ЕС, а не НАТО». Это потому, что Трамп явно считает ЕС экономическим конкурентом, а не партнером, с которым надо сотрудничать, и что поэтому он не будет в отличие от своих предшественников заинтересован в поддержке ЕС. По мнению Луйка, глубоко символично, что первым европейским политиком, с которым Трамп встретился после победы на выборах, стал британский правый популист и критик ЕС Найджел Фарадж.

«ЕС — первая жертва Трампа»

«Консенсус по поводу внешней политики медленно сходит на нет в ЕС, а Трамп — не такой человек, которому могут нравиться международные организации. Страны ЕС будут использовать разные подходы для общения с Трампом, и это, вне всякого сомнения, будет раскалывать Евросоюз. Страны будут выбирать в политике Трампа то, что им нравится, совершенно очевидно, что есть страны, которые хотели бы улучшить свои отношения с Россией», — говорит Луйк. Он сомневается в том, что санкции ЕС против России могут сохраняться еще долго.

«Еще один грустный момент — то, что победа Трампа — и гораздо больше, чем Брексит — узаконивает популистскую политику, что правую, что левую. Если можно было выбрать такого американского президента, то почему нельзя выбрать Марин Ле Пен или Геерта Вилдерса, которые во многом политически гораздо корректнее Трампа?» — спрашивает он.

Луйк указывает на то, что и НАТО, и ЕС являются краеугольными камнями безопасности Эстонии, и что ЕС, введя санкции, оказался «гораздо более эффективным, чем политика, которую могла бы проводить НАТО».

«Если такой краеугольный камень исчезнет, то для маленькой страны это всегда сложнее. Если ты Германия, то ты всегда Германия. Для нас риски всегда более экзистенциальны, чем для больших европейских держав», — говорит он.

Эстония, образец добродетели в НАТО

Эстония может утешать себя тем, что она — одна из немногих европейских стран, достигших цели НАТО тратить 2% ВВП на военные расходы. В следующем году цифра эта в Эстонии составит 2,2%, включая расходы, связанные с размещением прибывающего натовского батальона, в котором, в частности, будут и датчане. Это означает, что Эстония считает, что она «выполняет свои обязательства», в том числе и по шкале Трампа.

На улицах Таллина нет никаких примет предстоящего внешнеполитического кризиса. В живописном средневековом городе монтируются павильоны рождественской ярмарки, немногие прохожие глазеют на огромный валун, воздвигнутый в знак освобождения Эстонии от Москвы в 1991 году — совсем недалеко от здания парламента на вершине холма, с которого, если верить легенде, датский флаг упал в 1219 году.

Усилившееся патрулирование эстонского воздушного пространства силами НАТО и будущие натовские батальоны в Эстонии, Латвии, Литве и Польше усилили чувство безопасности. О том, что угроза со стороны России по-прежнему кажется в высшей степени явной, свидетельствуют, в частности, учения эстонского ополчения почти каждые выходные и недавнее решение проводить учения для резервистов с уведомлением только за 24 часа.

Станет ли Путин проверять прочность границы?


«Риск российского вторжения потенциально существует всегда, в этом нет никаких сомнений», — говорит бывший командующий вооруженными силами Эстонии Антс Лаанеотс (Ants Laaneots), сегодня он член комиссии по обороне в парламенте.

«Если процесс передачи власти в США пройдет не так гладко, это даст возможность тем, кто, возможно, захочет попытаться проверить „красные линии“. Путин и ранее показывал, что он готов испытывать прочность границ, если ему это сойдет с рук», — подытоживает Свен Миксер, будущий министр обороны.

Внешнеполитическая элита не слишком верит в утверждения о том, что у Путина нет никаких амбиций в отношении к Прибалтике. Юри Луйк указывает на то, что военная мощь России возросла после целого ряда лет, когда она вооружалась, и на то, что она продемонстрировала готовность эту военную мощь применить, в частности, аннексировав Крым, поддерживая сепаратистов на востоке Украины и бомбя Сирию.

«Путин показал свою готовность оккупировать другие страны. Он не уважает международные границы. Он готов бомбить мирных жителей в Сирии. Говорить, что для таких стран, как Эстония, это не представляет собой риск, — просто-напросто не рационально. Риск очевиден», — считает бывший дипломат высокого ранга.

Томас Хейне (Thomas Heine) — корреспондент в Москве

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.