Реалистичный подход один из самых надежных в системе международных отношений рассматривает перемены на мировой арене лишь в смысле изменений (и то нечастых) в международной структуре власти. В этом смысле не имеют особого смысла и значения перемены, произошедшие внутри власти, внутри национального правительства. Венесуэла во главе с Уго Чавесом, Россия с Владимиром Путиным в Кремле или США с Обамой в Белом доме никак не повлияли и не влияют на барометр мировой власти. Не повлияли на нее ни теракты 11 сентября, ни ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.). В результате такие классические авторы-реалисты, как Ганс Моргентау (Hans Morgenthau), Джон Миршаймер (John Mearsheimer) и Генри Киссинджер (Henry Kissinger), отвергают идею однополярного мира во главе со США, выступая за соглашения о равновесии власти между ведущими державами, например, постоянными членами Совета Безопасности.

Конструктивисты, в свою очередь, считают, что на миропорядок влияют внутренние изменения. Именно приход Михаила Горбачева к власти в СССР — а не Папа Иоанн Павел II, Рональд Рейган или военная неудача советских войск в Афганистане предопределил конец двуполярной системы, созданной в 1945 году после окончания Второй мировой войны. Реалисты не почувствовали и, по сути дела, недооценили это внутреннее дело. Реальность мировой власти была значительно нарушена тридцать лет тому назад. Упадок СССР, начиная с 50-х годов, уже прогнозировали многие советские интеллектуалы, подвергнувшиеся за это остракизму в научных кругах. Несмотря на намерения Горбачева укрепить СССР, он привел его к краху.


Победа миллиардера Дональда Трампа в США застала всех врасплох, как и приход к власти Горбачева. Уже давно говорят и о закате США, возможно, со времен Пола Кеннеди (Paul Kennedy) и его блистательной работы о краже империй, написанной под самый конец холодной войны. Иммануил Валлерстайн (Immanuel Wallerstein) недвусмысленно указывает на то, что теракты 11 сентября, нанесенные по символам могущества американской власти после распада СССР (при помощи угнанных самолетов), свидетельствуют о том, что упадок США начался уже давно. Он проявляется во многом: в помешательстве всего населения на оружии, в серьезных проблемах со здоровьем, в частности, связанных с ожирением и распространением наркотиков среди подростков и молодежи, в глубочайшем неравенстве в самых различных областях, военных поражениях на Ближнем Востоке, в посредственности президентов, начиная с Рональда Рейгана.

Сегодня многие выражают озабоченность в связи с якобы болезненной реакцией в мире на заявления Трампа. Они предрекают торговые войны, строительство всевозможных стен, усиление ксенофобии, расизма, протекционизма. По их мнению, этот американский Адольф Гитлер, как это зачастую бывает в периоды между войнами, если его не остановить — с помощью, в том числе, политического суда и даже физической ликвидации — может развязать тяжелейшие военные конфликты.

Но дело может принять и другой оборот, подобно тому, что произошло в 1989 году с СССР. Только в данном случае потрясения коснутся США, хотя, возможно, результаты будут более благоприятными. Политика Трампа может привести к образованию новых альянсов с Россией и Израилем, с Турцией и Японией и к ослаблению связей с Европой и Китаем, государствами Юго-Восточной Азии и Мексикой. Все это вовсе необязательно будет иметь негативные последствия. Может прекратить свое существование НАТО, сократиться Европейский Союз и так далее. Но главное, что приход к власти Трампа может обернуться катастрофой непосредственно для США: Калифорния и ряд других штатов требуют независимости, от Мексики исходит мирная, но постоянная угроза, как предсказывал профессор Сэмюель Хантингтон. В результате социальных протестов страна становится неуправляемой, начинаются репрессии и милитаризация, Республиканскую партию терзают сомнения по поводу ее нового лидера, Демократическая партия переживает глубокий кризис.

Все это может произойти в ближайшие месяцы или годы. Уже в декабре, если премьер-министр Италии Маттео Ренци потерпит поражение после проведения конституционного референдума, это может спровоцировать кризис наподобие Брексита. А в следующем году, если к власти придут праворадикалы в лице «Национального фронта» во Франции и партии «Альтернатива для Германии», соответственно, в Германии, Евросоюз может потерять ряд членов. К 2018 году в Совете Безопасности ООН будет пять стран, во главе которых будут стоять уже известные Владимир Путин и Си Цзиньпин, а также недавно избранные Дональд Трамп и Тереза Мэй, и к ним вполне может присоединится Марин Ле Пен. Это создаст такой баланс сил, о котором мечтают реалисты, но с совершенно невообразимыми лидерами, хотя и неагрессивными.

В период с 1989 по 1991 год события стали стремительно разворачиваться таким образом, что СССР развалился как карточный домик, хотя незадолго до этого считался всемогущим государством. США во главе с Трампом, который хочет реанимировать свою страну, как ранее пытался сделать Михаил Горбачев с СССР, демонстрируют очевидные признаки истощенности и нежизнеспособности на внутреннем и международном уровне. 8 ноября войдет в историю как начало конца США, столько раз предрекаемого, хотя и неожиданного? Это является истинной причиной радости российского президента, который сейчас может наблюдать за повторением истории, которого он так ждал, будучи сотрудником КГБ в Дрездене 27 лет назад?

Марсело Монтес — эксперт в области политологии, международных отношений, консультант и аналитик-международник.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.