Президенту Аргентины больше, чем кому-либо из латиноамериканских лидеров, следует радоваться победе республиканца Дональда Трампа на последних выборах в США. Помимо биографических сходств — оба унаследовали состояние и занимаются предпринимательством — их связывает многолетнее знакомство, они уже заключали миллионные сделки, вместе играли в гольф и несколько раз обедали во время поездок Макри в Нью-Йорк. В одном интервью начала 2000-х годов, которое на днях выудили аргентинские СМИ, Макри называет Трампа «дружище».

Между тем избрание республиканца для Макри и его экономической команды может оказаться палкой о двух концах. Со вступлением в должность, почти год назад, аргентинский президент поспешил снести торговые барьеры и избавить страну от интенсивного протекционизма эпохи Киршнер, с которым Макри в свою предвыборную кампанию торжественно обещал бороться. Кроме того, аргентинец начал делать решительные шаги по сближению с Тихоокеанским Альянсом, с Европой и США, настойчиво извещая о том, что Аргентина вернулась на международные рынки и готова к притоку зарубежных инвестиций, даже отчаянно нуждается в них.

Эти меры принесли благотворные результаты и увенчались мартовским визитом в Аргентину президента США Барака Обамы, тогда же удалось добиться значительного прогресса в этом направлении. Встреча двух лидеров не только способствовала символическому утверждению образа новой Аргентины, открытой и стремящейся к новым международным торговым связям, но и сблизила Макри с Обамой, а следовательно, с демократами. Во время официального визита, отмеченного дружественным общением между двумя президентами и их супругами, Хулианой Авадой и Мишель, в комплекте с танго и совместным посещением Барилоче, оба лидера согласовали обширную повестку дня, призванную активизировать двусторонние отношения в сфере торговли, а также установить сотрудничество в области безопасности, борьбы с наркотиками и даже в области прав человека, которая у Макри явно не числилась приоритетной.


Чтобы продемонстрировать расположение Обамы к новой аргентинской администрации, несколько месяцев спустя в Буэнос-Айресе приземлился госсекретарь США Джон Керри, который привез папку с ранее засекреченными документами периода диктатуры (1976–1983). Эти материалы действительно оказались весьма полезными для исследователей правозащитных организаций и местных историков, одновременно свидетельствуя о том, что участие Соединенных Штатов в военном правительстве Аргентины и их вмешательство во внутренние дела было серьезнее, чем считалось.

Амбиции Макри до начала американских выборов заключались в том, чтобы восстановить двусторонние торговые отношения, которые уже знали лучшие времена. При президенте Буше-старшем на Соединенные Штаты приходилось 10% от общего объема аргентинского экспорта. К концу эпохи Клинтона этот показатель достиг 18%, однако при правительствах Буша и Обамы застрял на отметке 7%. Макри был уверен, что его новый друг в Белом доме поможет ему поднять эту цифру и спасет Аргентину от экономического удушья. Среди соглашений, разработанных в ходе мартовского визита, было одно, направленное на значительное расширение сельскохозяйственных поставок Аргентины своему северному соседу.

Столь быстрая и успешная история отношений Макри и Обамы способствовала тому, что аргентинское правительство открыто поддержало кандидатуру Хиллари Клинтон. В интервью телекомпании Buzzfeed аргентинец четко и ясно заявил о своем предпочтении Хиллари Трампу. Более того, любитель отпускать шутки, которые порою ставят других в неловкое положение, Макри на одном мероприятии Фонда семьи Клинтон назвал Билла Клинтона «будущим первым супругом» Соединенных Штатов.

Исход выборов 8 ноября поставил Макри в довольно затруднительное положение.

Ему, собиравшемуся возглавить этот рывок Латинской Америки к открытым рынкам после полутора десятка лет господства протекционизма — а за ним уже подтягивались перуанец Педро Пабло Кучински, парагваец Орасио Картес и, более робко, Бразилия, не говоря уже о тех, кто давно встал на этот путь, как, например, колумбийский лидер Хуан Мануэль Сантос — победа Трампа упала, как снег на голову. Ведь республиканец пообещал пересмотреть участие США в НАФТА и других международных договорах. К тому же, если судить по его предвыборным выступлениям, избранный президент США выступает в защиту экономического протекционизма, который обычно строит барьеры для внешней торговли, и это как раз в тот момент, когда Латинская Америка начинает движение в обратном направлении.

Теперь аргентинец мобилизовал свои войска, чтобы переориентироваться на новый сценарий. В своем первом заявлении касательно новой американской администрации он сказал: «Я надеюсь, что мы будем поддерживать конструктивное, зрелое, выгодное сотрудничество, начатое при президенте Обаме. Мы выражаем нашу самую искреннюю готовностью к диалогу с правительством Трампа. Надеюсь, что наши договоренности останутся в силе».

Пока что новый американский президент после своего избрания беседовал по телефону только с двумя латиноамериканскими лидерами: мексиканцем Пенья Ньето и колумбийцем Хуаном Мануэлем Сантосом. Правда, на днях сын магната связался с министром иностранных дел Аргентины Сюзаной Малкорра, чтобы запланировать телефонный разговор Трампа и Макри, который, вероятно, состоится на этой неделе. Эрик Трамп, не упоминая о недавней поддержке Макри демократов, напомнил Малкорра о старой дружбе, связывавшей в 1980-е годы его отца и семью Макри (отца и сына). «Скажите президенту Макри, что мой отец всегда тепло вспоминает о нем», — попросил он министра иностранных дел.

Таким образом, неделя началась для Макри с ожидания этого звонка и с надежд на то, что Трамп подтвердит непрерывность деловых отношений между Аргентиной и Соединенными Штатами, которым, как он думал, он успешно положил начало с Обамой.

Но еще больше аргентинец должен уповать на то, что ни один из помощников Трампа не обратит внимания на интервью, которое Макри дал в прошлом году одной известной аргентинской журналистке. На вопрос, каково его мнение о Трампе, Макри ответил так: «Это тип, который любит порисоваться, он уже тогда носил эту прическу. Сплошное актерство, с утра до вечера. Подтверждением служит это его телепрограмма, нелепое реалити-шоу. Я не верю, что он может победить на выборах, потому что его позиции слишком радикальны, в итоге он упростит задачу Хиллари». В том же интервью (см. ниже) президент Аргентины называет Трампа «чудаком», который «немного не в себе».

Посмотрим, что будет дальше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.