Хорошая новость в связи с избранием президентом США Дональда Трампа в том, что человечество переживало различные катастрофы, и только потому, что в Америке новый президент, конец света завтра не наступит. Возможно, не наступит он и послезавтра. Но заканчивается мир, в котором гарантии США союзникам в Европе были твердой основой существования Латвийского государства.

Безусловно, не следует спешить пророчить Латвии самый худший сценарий будущего, но при выборе других возможных, похоже, мы сейчас между плохими и менее плохими.

Смена эпох

Бывший президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес на «Рижской конференции» в конце октября прогнозировал четырехлетнюю «оттепель» в отношениях Европы и Америки, если на выборах победит Хиллари Клинтон. Оно могла стать последним президентом США из поколения политиков «холодной войны», мировоззрение которых формировала жизненно важная необходимость четко провести границу между свободой и злом коммунистической империи лжи.

Зима наступила раньше. Не будет четырехлетнего буфера между «дивным новым миром» (так в эпоху расцвета тоталитарных идеологий в 30-е годы прошлого века назвал свой антиутопический роман Олдос Хаксли), или между новым постлиберальным мировым порядком, сторонников которого становится все больше в виртуальной интернет-среде и в реальной жизни Запада, и при котором правда, как констатировал Ильвес, «больше ничего не значит».

Родина Хаксли Великобритания и Соединенные Штаты были бастионом свободы и здравомыслия против безумия тоталитаризма.

Сейчас самые тяжелые удары антилиберального популизма получены от этих англосаксонских стран — за июньским референдумом в Великобритании о выходе из Европейского союза последовала победа Трампа на президентских выборах в США. В следующем году пройдут выборы президента Франции и выборы в Бундестаг Германии, канцлер которой Ангела Меркель осталась единственным лидером мирового масштаба с однозначно либеральной политической программой.

Руководитель финансируемого Россией Национального фронта Франции Марин Ле Пен поспешила поздравить Трампа еще до официального объявления результатов. Стратег ее партии ликовал в Twitter: «Их мир рушится. Наш — строится».

Посол Франции в США Жерар Аро в Twitter написал: «После brexit и этих выборов теперь возможно все. Мир рушится у нас на глазах». Позже дипломат удалил эту эмоциональную запись. Послание министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера было более сдержанным: «Мы должны приспособиться к факту, что внешняя политика США станет более непрогнозируемой».

Прогнозируемое


Не нужно лелеять иллюзии, что и на этот раз, как обычно, в мире по большому счету ничего не изменится только из-за того, что в США президента-демократа сменил представитель республиканцев. И что один человек, даже если это президент США, не может радикально изменить глобальную политику, а сумбурное мировоззрение Трампа лишь предвыборная риторика.

Часть этого может оказаться правдой. В политическую систему США вмонтированы предохранители против произвола руководителя исполнительной власти. Однако эти противовесы существенно ограничивают внутриполитические решения главы государства, и они не столь сильны во внешней политике, где у президента, который одновременно является главнокомандующим вооруженными силами, значительная свобода действий. Будь то внешнеполитическая некомпетентность нового президента, или, вероятнее всего, осознанное желание замкнуться в символических стенах «Америка — не первом месте», как было обещано, но снижение международного влияния Соединенных Штатов и даже только неведение других государств относительно курса политики США вызовет ряд последствий, некоторые из которых можно прогнозировать уже сейчас.

Первыми пострадают и без того многострадальные сирийцы, земля которых станет неограниченным полем массовых убийств Путина и Асада. Война продолжится и станет еще более жестокой. Вместе с этим ожидаются еще более широкие потоки беженцев в Европу, что, в свою очередь, ощутимо повлияет на политику государств нашего континента.

Следующей жертвой, очевидно, будет Украина, которая больше не сможет рассчитывать на поддержку США против российской агрессии.

С Украиной связан также отрезвляющий пример для тех, кто надеется, что Конгресс и Сенат США станут непреодолимым препятствием для попыток изменить внешнюю политику США. Штаб предвыборной кампании Трампа в июле добился того, что Республиканская партия исключила из своей политической платформы тезис о помощи Украине, который показался оскорбительным для России. Теперь республиканцы будут контролировать не только Белый дом, но и обе палаты парламента США.

С «Ялтой 2,0», или соглашением о разделе сфер влияния, или без нее, но отход Трампа от Европы будет означать вхождение республик бывшего СССР в сферу влияния России де-факто. Грузия, Молдавия, а также Белоруссия останутся один на один с Кремлем.

Путин может и не испытывать и без того геополитически благоприятную для него судьбу прямой агрессией против стран НАТО в Балтии. Но Кремль будет продолжать дробить альянс изнутри, подкупая политиков европейских стран и усиливая потоки пропаганды и дезинформации. Уже в декабре услышим все более громкие призывы к отмене санкций, установленных США и ЕС в отношении России. В будущем году перед выборами в Германии столкнемся с такой же хорошо спланированной кампанией Кремля против Меркель, как и против Клинтон.

Неясность по поводу поддержки США заставит прежних союзников и партнеров думать об альтернативе в обеспечении своей безопасности.

Япония и Южная Корея могут рассмотреть возможность получения ядерного оружия. На Ближнем Востоке могут снова взорваться многочисленные тлеющие конфликты. Израиль, вероятно, будет решительнее вести отношения с палестинцами. Иран, Ирак, Афганистан — список возможных вспышек кризисов можно продолжить, коль скоро у США «нет права поучать» другие государства, как считает Трамп.

Премьер-министр Ушаков?

Трамп поставил под сомнение самую сильную опору независимости государств Балтии — предоставленные НАТО гарантии безопасности. В июле он заявил, что не будет спешить «автоматически» защищать союзников США в случае нападения России, а прежде всего оценит, как жертвы агрессии «выполняли свои обязательства по отношению к нам». Ближайший соратник Трампа Ньют Гингрич тогда сказал, что он не стал бы рисковать ядерной войной, если бы Путин решил действовать в Эстонии, или «в предместье Петербурга» так же, как на Украине.

Если мы не можем полагаться на готовность главного члена НАТО — США — без сомнений и предварительных условий защищать союзников в случае военного вторжения, то под угрозой существование нашего государства. Альтернативы в обеспечении безопасности неблестящие. Надежды на фиктивную в настоящее время армию ЕС как альтернативу НАТО — это самообман. В особенности, если решение о ней будут принимать Ле Пен во Франции или аналогичные ей промосковские политики в Германии.

Страны Балтии ощутят еще большее давление выбирать «прагматичные» отношения с Россией, или «финляндизацию» — подстраивание своей политики под интересы Москвы. Иронично, что в этом смысле Эстония нас опередила. Эстонский парламент выразил недоверие правительству Таави Рыйваса, и премьером может стать новый председатель промосковской Центристской партии Юри Ратас, продолжатель дела многолетнего лидера этой политической силы Эдгара Сависаара.

Несложно представить правительство Латвии с мастерами «шпротной внешней политики» — Союзом зеленых и крестьян и «Согласием» — еще при Сейме нынешнего созыва.

Национальное объединение будет изображать оппозицию и провоцировать конфликты, для сглаживания которых придется договариваться с Москвой о следующих «компромиссах». Всем выгодно.

Недавно промосковский депутат Юлия Степаненко рассказала Латвийскому радио, что сторонники «консервативных ценностей» в Сейме поздравляли друг друга с победой Трампа. Председатель Рижской думы Нил Ушаков и парламентский секретарь Министерства юстиции Янис Иесалниекс выступили в Twitter м почти идентичными посланиями: как нелепо было в Латвии критиковать кандидата Трампа, и теперь с учетом гипертрофированного эгоцентризма новоизбранного президента США, возможно, стратегически правильнее начать его хвалить как самого прекрасного лидера свободного мира с удивительно большими руками?

Еще важнее выделять на оборону хотя бы минимальные 2% от ВВП.

И потому, что Латвия должна уметь защищать себя собственными силами, если мы надеемся на поддержку других в кризисный момент, и, к сожалению, потому что новый президент США меркантилизировал принципы коллективной обороны НАТО до услуг охранной фирмы.

К сожалению, нет гарантии, что увеличение финансирования на оборону Латвии покажется Трампу важнее, чем его до сих пор неизменно теплые чувства к Путину, а для местных политиков не будет оправдания продажной готовности «оставаться на своих местах». Политики как у нас, так и у американцев такие, каких мы сами выбираем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.