Британский политистеблишмент и практически все, без исключения, СМИ очень серьезно, можно даже сказать, по максимуму, вложились в избирательную кампанию на стороне Хиллари Клинтон. Заметим, что  при этом, и британские масс-медиа и политики высокого уровня, и многочисленные «эксперты» не стеснялись в выражениях и проводили масштабную агитацию против Трампа. Буквально накануне выборов Financial Times прямо пошла на выпуск аж редакционной статьи с жесткой критикой Дональда Трампа. Великобритания продемонстрировала мощнейшую моральную поддержку Клинтон и её соратникам. Поразительным оказался тот факт, что выборы в США снова с жёсткой очевидностью показали, что, как и в случае с Brexit, политпрогнозы были политически мотивированными и абсолютно не отражали реального положения вещей в стране.

Интересны параллели между, казалось бы, такими разными событиями, как Brexit и выборы президента США. В обоих случаях уже на финишной прямой, когда просчёты всей этой толпы экспертов стали очевидными, точно также, как и в случае с голосованием по выходу Великобритании из ЕС, американскому электорату был точно также навязан совершенно искусственный вопрос о России, и «вмешательстве Кремля» в избирательную кампанию в США. Более того, газеты и телевизионные каналы захлёбывались в рассказах о личном отношении и личной заинтересованности президента Путина к тому или иному исходу. В конечном счете, как и в случае с Brexit, голосование 8 ноября продемонстрировало, что этот трюк не прошел и в США — американский избиратель прекрасно понимал, что выборы касаются Америки, а не России.


Стоит отметить, что в последнее время серьёзные британские аналитики отмечают участившиеся сбои и экономических прогнозов, которые становятся все более политизированными и заангажированными. И этот факт начал серьёзно беспокоить британских экспертов. Эксперты напоминают, как запугивали электорат тяжелыми экономическими последствиями «неправильного» голосования в ходе британского еврореферендума. На деле же все кончается тем, что попытки элит выдать желаемое за действительное терпят провал, будь то предсказание победы Клинтон или бесконечные прогнозы об экономическом обвале в России.

В целом же, этот вопрос является частью более широкой темы нежелания элит признать реальность, которая им не нравится. Но факты — упрямая вещь, тем более, когда речь идет о насущных проблемах широких слоев населения. Ведь только сейчас, уже после президентских выборов в США, широко признается, что «американская мечта» не срабатывала с середины 70-х годов. Получается, что в течение 40 лет американская статистика успешно помогала скрывать тот факт, что на самом-то деле идёт снижение среднего реального дохода подавляющего большинства американских домохозяйств.

Свою роль в этой статистической «алхимии» сыграли односторонний отказ США от «золотого стандарта» в 1971 году и увеличение в 4 раза цены на нефть в 1974 году. То же происходит и в Западной Европе, хотя и не в таких масштабах, как в США, если взять уровень социального неравенства и снижение социальной мобильности. По сути, во всем западном обществе не срабатывает послевоенный «общественный договор», согласно которому должен неуклонно повышаться уровень благосостояния основной массы населения, пусть даже с некоторыми поправками на циклические кризисы. Достаточно сказать, что нынешний кризис, начало которого было положено  в 2008 году, отнюдь не является циклическим, а уходит своими корнями в те дисбалансы, которые стали следствием перебора по части либерализации рынков в рамках рейганомики и тэтчеризма.

Поэтому главное, что продемонстрировали Brexit и победа Трампа, это то, что западные элиты, запустив глобализационный процесс, не озаботились необходимостью управления негативными последствиями глобализации для своего общества. А речь шла о нехватке рабочих мест, росте избыточного населения и, соответственно, хронически низком уровне внутреннего потребительского спроса — ключевой проблемы современной западной экономики.

Проблема еще и в том, что происходило разрушение среднего класса — главной социальной опоры западной представительной демократии. Поэтому вполне логичным, если непредвзято смотреть на вещи, и многие экономисты и политологи об этом предупреждали, было ожидать нынешних политических потрясений в западных странах и самой постановки вопроса о легитимности сложившихся партийно-политических систем. Однако истеблишмент предпочел все это отрицать и «жить по-старому» в собственном замкнутом мирке. Политкорректность стала главным способом замалчивания реальных проблем, недопущения подлинных общественных дебатов по насущным вопросам. Элиты перестали говорить на общем языке с электоратом. Неудивительно, что такие деятели, как Найджел Фарадж и Трамп, стали своего рода глотком свежего воздуха в политической жизни Запада.

Другим средством контроля над дебатами в обществе стало воспроизводство внешней политики эпохи «холодной войны» с упором на провоцирование кризисов в различных регионах мира, включая Ближний Восток и границы России. В частности, создавался миф о некой «российской угрозе» Западу и его образу жизни. Словом, элиты занимались всем кроме главного, кроме того, что реально беспокоило подавляющее большинство их электората.

Теперь итог налицо. Но даже в этих условиях, когда все должно быть ясно, раздаются голоса и даже крики о том, что под угрозой оказался весь послевоенный мировой порядок, и вина опять же возлагается на всех, кроме самих элит, на тех же Фараджа, Трампа и, разумеется, Россию. Будем надеяться, что теперь, если элиты не займутся делами собственных стран, то этим будут заниматься другие деятели, «со стороны», которых будут приводить к власти революции, подобные тем, которые теперь ассоциируются с именами Фараджа и Трампа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.