В ходе последней президентской кампании в США Дональд Трамп совершил переворот, особенно неожиданный для кандидата от республиканцев, благодаря своим постоянным дифирамбам в адрес российского президента Владимира Путина. Теперь, когда Трамп оказался во главе Белого дома, я поговорил с несколькими политологами, специализирующимися на России, и спросил их мнение о том, что это означает для российско-американских отношений, а также о том, как, на их взгляд, президент Трамп повлияет на внешнюю политику в целом.

Йосико М. Эррера (Yoshiko M. Herrera), профессор Университета Висконсина в Мэдисоне, и Эндрю Г. Кидд (Andrew H. Kydd), профессор Университета Висконсина в Мэдисоне


Дональд Трамп говорил, что хочет исправить российско-американские отношения и, в частности, что он хочет добиться сближения с Владимиром Путиным. В 2009 году Барак Обама и Хиллари Клинтон оказались в Белом доме на постах президента и госсекретаря, они тоже хотели исправить отношения с Россией. Есть ли какая-либо причина полагать, что результат этой новой перезагрузки будет лучше, чем результат предыдущей? Одна причина, говорящая о том, что это может быть так, состоит в очевидном интересе Трампа к снижению количества традиционных американских обязательств за границей, особенно в отношении союзников США по НАТО. Трамп часто выражал сомнение относительно ценности НАТО и называл некоторых союзников «зайцами», которые не заслуживают никакой защиты. Внешняя политика Путина поддерживается стремлением воскресить власть России и ее былое влияние. Однако такое развитие событий, которое, казалось бы, может улучшить российско-американские отношения, осудили бы в США, не говоря уже о Европе, за уступку российским амбициям и предательство национальных интересов Америки.

Более того, учитывая взрывной темперамент Трампа и его непредсказуемость, он может легко передумать относительно своих планов по примирению и крепко стоять на своем. Неуверенность этого рода относительно обязательств Америки создает невероятно благоприятную обстановку для конфликта. Война в Корее началась отчасти из-за того, что Ким Ир Сен и Сталин считали, что после победы коммунистов в Китае США отказались от Южной Кореи. Дин Эйксон (Dean Acheson) не включил Южную Корею в периметр обороны США в регионе, но когда напряжение стало критическим, США решили вступить в войну, несмотря ни на что. Попытка помириться с Россией путем ослабления наших обязательств перед НАТО, таким образом, является весьма рискованным способом улучшения отношений, особенно, если это не получает поддержку в стране.

Дмитрий Горенбург и Майкл Кофман (Michael Kofman), научные сотрудники некоммерческого исследовательского Центра военно-морского анализа (CNA). Представленная в интервью оценка является их личным мнением и не является официальной позицией CNA.


Победа Дональда Трампа потенциально может привести к фундаментальным переменам в российско-американских отношениях, но произойдет ли это на самом деле, будет зависеть от того, как Трамп будет принимать в расчет и оценивать ряд прошлых неудавшихся попыток наладить контакт с Россией. Будущее покажет, захочет ли он следовать советам профессионалов или будет действовать по собственному усмотрению. Российско-американские отношения имеют под собой непростую историю со структурными расхождениями среди представителей элиты обеих стран, которые сложно будет примирить за счет личных взаимоотношений национальных лидеров. Первой проблемой, с которой придется столкнуться Трампу, будет то, что, за исключением ограниченного круга его ближайших советников, разделяющих его стремление установить контакт с Путиным, большинство в политическом истеблишменте, скорее, склонно придерживаться жесткой позиции в отношении путинской России, выражающейся в широкой гамме от недоверия до агрессии. Стремительных перемен, скорее всего, не будет, несмотря на личное отношение избранного президента, потому что бюрократия изначально займет обструкционистскую позицию.

Сказав это, мы можем сделать несколько прогнозов относительно политических инициатив, которые, вероятно, выдвинет президент Трамп. Для начала он может восстановить весь спектр правительственных связей, включая контакты между военными подразделениями обеих стран. Во-вторых, он продолжит расширять сотрудничество с Россией в Сирии в борьбе с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организацией), а также с другими противостоящими Асаду группировками, которые, предположительно, можно назвать исламистскими. Скорее всего, он полностью откажется от существующей риторики, утверждающей о существовании умеренной сирийской оппозиции и реальной альтернативы Асаду. Это сблизит американскую и российскую позиции. Наконец, может завершиться действующая политика санкций против России, хотя существующие санкции не будут сняты без встречного предложения.

И это подводит нас к самой сути вопроса. Трамп в глубине души — делец. Ему захочется заключить с Путиным сделку. Его не слишком волнуют глубинные проблемы, лежащие в основе разворачивавшегося в течение последних пяти лет конфликта США и России: продвижение демократии в соседних с Россией странах, права человека, расширение НАТО и противодействие российскому влиянию в Европе. Основные интересы России, сохранение Украины и Грузии в ее сфере влияния и продолжение интеграции бывших советских республик не противоречат тому, как Трамп определит национальные интересы Америки. В результате он захочет извлечь пользу из целого спектра политических действий. Однако его изначальное стремление сотрудничать с Россией не следует принимать за банальное исполнение желаний Москвы. Дельцы обычно не соглашаются на невыгодные обмены. Поэтому то, что произойдет в дальнейшем, зависит во многом от встречного предложения России. Самым очевидным пространством для заключения договоренностей является сирийский конфликт. Другая возможность состоит в том, что Россия повысит свою привлекательность как партнера за счет сотрудничества с Китаем. Инерция недоверия и противостояния может стать препятствием на пути к заключению большой выгодной сделки, а стремление быстро достичь столь высокие цели может стать угрозой для отношений с Россией в долгосрочной перспективе, однако в краткосрочной перспективе Трамп может существенно изменить существующие двусторонние отношения.

Эндрю Барнс (Andrew Barnes), профессор Университета Кента


Как минимум с момента вторжения на Украину в 2014 году, большинство действий в российской внешней политике выглядели как оппортунистские попытки раздразнить и ослабить западный мировой порядок. Путин и члены его администрации давно расценивали этот порядок как выгодный Западу и достигаемый за счет России, они не скрывали, что, на их взгляд, он намеренно вредит интересам их страны. Такие действия России, как полеты военных самолетов над чужими территориями, расположение военного флота, участие в сирийском конфликте, продолжительное присутствие на Украине, нужны для того, чтобы бросить вызов послевоенной системе, принесшей большую выгоду США и их союзникам. Другие события, например, кризис, связанный с наплывом беженцев, Брексит, укрепление национализма и враждебного отношения к ЕС в целом, имеют схожие последствия, независимо от того, принимала Россия в них участие или нет.

На этих выборах Америка отдала предпочтение президенту, выражавшему схожее негативное отношение к существующему международному порядку, даже если он не верит, что эти структуры были выгодны США. Трамп с энтузиазмом отнесся к Брекситу, сказав, что будет защищать лишь тех союзников НАТО, которые платили свою долю, одобрял российскую стратегию в Сирии и на Украине и подлил масла в огонь в подъем американского национализма, который можно сопоставить с ростом национализма в Европе. Я ожидаю, что Россия продолжит оказывать давление на существующие международные институты и нормы, а Трамп в целом будет приветствовать эти действия, думая, что они принесут пользу американским интересам. Потенциальный конфликт возможен, когда дело коснется создания новых правил взамен старых. Сложно предсказать, как будет проходить этот процесс, так как ни Путин, ни Трамп не высказывались сколько-нибудь ясно о том, в чем будет состоять новый порядок, который придет взамен старому.

Мария Омеличева, доцент факультета политологии Университета Канзаса

Президент России Владимир Путин стал одним из первых мировых лидеров, поздравивших Трампа. В телеграмме, адресованной избранному президенту, Путин выразил надежду, что, оказавшись на этом посту, Трамп сможет вывести российско-американские отношения из существующего кризиса. Оптимизм Путина не безоснователен: победа Трампа может означать положительные перемены в отношениях этих двух государств. Кремль видел в США главного соперника России в вопросе влияния в бывших республиках Советского Союза, территории, рассматриваемой российским правительством как его законная сфера интересов.

Правительство Трампа, скорее всего, снизит уровень поддержки в отношении Украины, Грузии и других бывших советских республик, предоставляя России большую свободу для развития ее национальных интересов в этих странах. Отмена американских санкций, наложенных на Россию за аннексию Крымского полуострова и постоянную поддержку повстанцев на востоке Украины, станет лучшей наградой для Москвы.

Во время предвыборной кампании Трамп угрожал выходом Америки из Североатлантического альянса. Если его администрация последует в этом направлении и уменьшит поддержку Альянса, это значительно уменьшит военные позиции США в Европе, включая планы по размещению сил НАТО в странах Прибалтики и Польше. Это устранит еще одну причину напряжения в отношениях между Россией и США. Наконец, Трамп не будет озвучивать своего недовольства нарушением прав человека в России и растущим авторитаризмом путинской администрации. Устранение этого раздражающего фактора приведет к тому, что Путин назвал «взаимным уважением» в отношении российской политической жизни.

Эрик МакГлинчли, доцент Школы политики и управления Шара, и Марлин Ларуэль, научный сотрудник Университета Джорджа Вашингтона


Положительное отношение к США среди россиян резко снизилось. Согласно опросу Исследовательского центра Пью, уровень положительного отношения россиян к США упал с 57% в 2010 году до 15% в 2015. В значительной степени это ухудшение отношения к США можно объяснить тем, как российские государственные СМИ изображают Вашингтон. Влияние подконтрольных кремлевских СМИ распространяется далеко не только в России. В Центральной Азии жители Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана относятся к российской прессе с большим доверием, чем к западной. Быть может поэтому неудивительно, что большинство жителей Центральной Азии, опрошенных в 2015 году в рамках исследования Совета управляющих вещанием и Гэллап, одобрили аннексию Крыма.

Что сделают государственные российские СМИ с избранным президентом Трампом, который в ходе своей избирательной кампании язвительно заметил: «Насколько я слышал, жители Крыма скорее будут с Россией, чем там, где они находятся сейчас»? Примет ли российская пресса тандем Трампа-Путина с обнаженными торсами, как их изображают на мемах в социальных сетях? Или кремлевской машине пропаганды надоест непредсказуемый мистер Трамп?

Сегодня, 10 ноября, Маргарита Симоньян, глава российской телевизионной сети RT, написала в Twitter, что хочет «проехаться по Москве с американским флагом в окне машины». Несмотря на энтузиазм Симоньян, перемены в отношении кремлевских СМИ, скорее всего, будут быстротечны. Американские президенты, в отличие от постсоветских диктаторов, сталкиваются со значительными ограничениями у себя в стране. Американцы, голосовавшие за Трампа, не голосовали за улучшение отношений России и США. Они голосовали против политической системы, которая слишком долго игнорировала растущую неприязнь к «голубым воротничкам». Россия, как ясно из комментария Трампа о Крыме, отнюдь не является главной причиной завоевания Трампом симпатии разочарованной Америки. Привлечение внимания к Путину не улучшит положения Трампа в США. Когда Трамп и Америка обратят внимание на свои внутренние проблемы, лучшее, на что Россия (и мир) может надеяться — это чтобы ее не забыли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.