Холодная война завершилась не нокаутом, а техническим поражением. Не способный продолжать дорогостоящее двустороннее противостояние, Советский Союз своим уходом обрек Соединенные Штаты на статус единственной сверхдержавы.

Нынешние выборы в США определят участие Вашингтона в мировых делах. От них зависит то, как G2 (США и Китай в качестве главных действующих лиц) будет формировать мировой порядок.

С Клинтон Соединенные Штаты продолжат свою «переориентацию на Азию». Учитывая возвышение Китая с точки зрения власти, богатства и престижа, возможность построения отношений с Пекином на грани конфликта и сотрудничества только возрастет. Однако китайцы, которые имеют дело с Хиллари уже 20 лет, знают ее не понаслышке.

С приходом Трампа китайско-американские отношения погрузятся в неопределенность. Результатом ее может стать (помимо прочих кошмаров) торговая война.

Между тем, вполне вероятно, что, учитывая антиглобалисткую риторику Трампа, Соединенные Штаты покинут Азию. В этом случае они «обрекут» Китай на то, чтобы стать средоточием власти в регионе.

Когда речь идет о торговле, кандидат от республиканцев предпочитает говорить с Пекином надменным тоном. Когда дело доходит до геополитики, он не стесняется в выражениях в адрес Токио или Сеула.

Трамп желает пересмотреть счета расходов на оборону, которые у Соединенных Штатов идут на Японию и Южную Корею — сегодняшних «стратегических союзников». Им придется заплатить за «протекцию», которую предоставляют американцы.

Это только льет воду на мельницу Пекина, который желает стать центральной геополитической фигурой в Азии.

В Южно-Китайском море — эпицентре напряженности вокруг суверенитета спорных территорий, китайцы в официальных заявлениях сопротивляются действиям внешних сил (явный намек на США) и своих соседей.

Их-то и предупреждал на совещании АСЕАН в 2010 году тогдашний министр иностранных дел Китая Ян Цзечи: «Китай — большая страна. А вы — маленькие…»

Изоляционизм Трампа на руку Поднебесной, которая не скрывает собственных глобальных притязаний. Сегодня Китай является крупнейшим источником финансирования развивающихся отраслей — функция, в которой он превосходит западные институты, такие как Всемирный банк.

Пекин управляет Азиатским банком инфраструктурных инвестиций, действуя в ущерб региональному банку, который с одобрения Вашингтона возглавляет Япония. А благодаря Новому банку развития БРИКС, который базируется в Шанхае, Пекин может реализовывать проекты без каких-либо географических ограничений.

Главной составляющей внешней политики Обамы и Клинтон в Азии является Транстихоокеанское партнерство (ТТП) — основной ингредиент для противодействия гиперконкурентоспособности китайской экономики.

Трамп разорвет ТТП, что только ослабит Соединенные Штаты перед лицом Китая. Хиллари, которая вела переговоры по этому соглашению, во время избирательной кампании дистанцировалась от него и надеется, что Конгресс одобрит ТТП до инаугурации президента. Так ей бы удалось избежать возвращения к оппортунистической риторике, в свое время нацеленной на получение президентского кресла.

Внутренние разногласия, безусловно, отразятся на американской внешней политике, от которой теперь всего можно ожидать — даже сдачи собственных позиций.

И это в то время, когда Пекин очень активно продвигается как в Азии, так и во всем мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.