Возможность решить сирийский конфликт тем способом, к которому мир под «американской пятой» привык за четверть века, представилась в сентябре 2013 года. Но тогда, прежде всего благодаря действиям российских дипломатов, удалось предотвратить готовящуюся военную операцию США против Сирии.

США впервые со времен окончания холодной войны столкнулись с тем, что государство, на которое они направили свои безжалостные усилия для смены режима, решило, несмотря на трудности, упорно защищаться и даже заручилось внешней поддержкой. И не только Ирана.

В сирийском кризисе активную позицию заняла и Российская Федерация. Сирия осталась единственным государством на Ближнем Востоке, которое поддерживало с ней дружественные отношения. Поддержку РФ оказала и КНР. Вероятно, поэтому западные СМИ уделили минимум внимания тому, какая оценка была дана сирийскому кризису и возможностям его решения на саммите БРИКС на Гоа 15 — 16 октября 2016 года.


На решение Дамаска повлияло и то, что произошло в Ливии в феврале 2011 и то, как в марте 2011 были подавлены волнения в Бахрейне, где «по стечению обстоятельств» находится штаб Пятой флотилии ВМФ США, с помощью иностранных войск, проливших кровь. Ведь были основание предполагать, что силы, поддерживаемые из-за границы (США и их союзниками), не остановятся ни перед чем. Но отпор, данный самому агрессивному государству в мире, не прошел без последствий.

И США применили двойные стандарты. В рядах тех, кто взбунтовался против правительства, были крайне разнородные субъекты, включая боевиков террористического толка. Было использовано разделение на «хороших» и «плохих», известное уже по Афганистану в 80–е и по Косово в 90–е годы.

Потом, когда окрепло «Исламское государство» (запрещенное в России, — прим. ред.), в частности, благодаря тому, что на его сторону перешли многие «хорошие боевики», обученные и вооруженные Западом, Вашингтон решил все же провести операцию на территории Сирии и действовать, как привык — бомбардировками. И при этом без всякой координации с «плохим» правительством в Дамаске.

Ситуацию изменило решение РФ в конце сентября 2015 года применить в Сирии свои Воздушно-космические силы, в том числе по просьбе сирийского президента Башара Асада. Положение антиправительственных мятежников после этого ухудшилось, и российские вооруженные силы способствовали ослаблению «Исламского государства».

К 12 сентября было заключено уже второе перемирие в Сирии, но только между правительством и «умеренной» оппозицией. Еще до его принятия на Западе предрекали, что перемирие не сработает. Вскоре по трудным для понимания причинам (возможно, только потому, что перемирие было достигнуто, в первую очередь, благодаря усилиям российской дипломатии) появились препятствия, которые усугубили кризис. Очень неясной и даже подозрительной в этом контексте выглядит бомбардировка позиций сирийских вооруженных сил недалеко от Дайр-эз-Заура западной авиацией (17 сентября 2016 года).

После будто начался новый виток информационной войны, которая сопровождает сирийский кризис в западных политических и медиа-кругах. Эта война связана, в первую очередь, с абсурдными обвинениями России в нападении на гуманитарный конвой 22 сентября и критикой действий правительства, поддерживаемого российской авиацией, в Алеппо. Серия информационных атак на российские действия в Сирии даже вылились в опасения, что там начнется конфронтация между вооруженными силами (авиацией) США и РФ. События в Алеппо подсказали президенту Франции Олланду «идею» обвинить Россию в военных преступлениях. Франция уже «опасно близка» к президентским выборам (апрель — мая 2017), и вопрос в том, не пытается ли таким образом господин президент поднять свой запятнанный и падающий престиж. Кроме того, начались разговоры об очередном ужесточении санкций. И тут, в свою очередь, отличается Ангела Меркель, которую тоже ожидают выборы, но, по всей видимости, уже в сентябре будущего года. В подобной атмосфере Владимир Путин ответил на вопрос журналиста, не собирается ли Россия смягчить санкции, введенные в ответ на меры Запада, ясно и коротко: «Фиг им».

Решение сирийского кризиса осложняют и президентские выборы в США, которые пройдут менее чем через две недели. США включились в иракскую операцию против «Исламского государства» в Мосуле, что можно приветствовать (успеха в операции иракцам пожелал и В. Путин). Однако за подобными действиями многие эксперты видят намеренный расчет: операция должна успешно закончиться перед самым началом выборов в США и поспособствовать победе Хиллари Клинтон, о которой нынешний американские истеблишмент просто мечтает. Поэтому он только упрочивает ложную убежденность в том, что США необходимо, чтобы мир считал их единственным «миротворцем» в кризисе, а российские предложения, шаги и меры, не говоря уже о тех, которые имеют потенциал разрешить кризис, США только мешают.

Автор преподает международные отношения в Экономическом университете в Братиславе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.