Еще в 1902 году будущий виновник массовых убийств Владимир Ильич Ленин опубликовал свою брошюру «Что делать?» об эгоистичном нежелании рабочего класса выступать против капитализма. А сейчас, 114 лет спустя, некоторые западные правительства задумываются над тем, что делать с самой Россией.

Прошу заметить, что речь идет не о британском правительстве: зайдите на сайт правительства Великобритании gov.uk, выберите раздел «Политика», наберите в поисковом окне «Россия» — и вы получите следующий суровый ответ.

Поиск «политика, Россия»: Секретариат кабинета министров, Министерство иностранных дел и по делам Содружества, Королевская налогово-таможенная служба, Министерство финансов, Министерство внутренних дел и Министерство обороны — результатов не найдено.

Да уж…

Пожалуй, это слишком опрометчиво, учитывая, что у России в отношении нас, судя по всему, политика «сдерживания» выработана — в частности, ее новая «сатанинская» межконтинентальная баллистическая ракета (обновленный комплекс, получивший название «Воевода», или ракета «Сатана» по классификации НАТО — прим. перев.), которая, как говорят, способна стереть нас всех с лица земли.

К тому же, у русских есть насыщенная повестка дня, рассчитанная на то, чтобы стать новой глобальной политической фигурой на Ближнем Востоке — помимо всего прочего, нанося удары и сравнивая с землей значительную часть Алеппо и уничтожая всех, кто в этом городе живет. Не стоит оставлять без внимания и стремительно растущее влияние России на YouTube, где российский телеканал РТ сейчас обгоняет западные новостные телеканалы, и они теперь изо всех сил стараются не отставать.

А не так давно все было совершенно иначе. В первые годы после того, как окончилась холодная война, и Россия объявила о своей независимости, и Лондон, и Москва предприняли реальные шаги с тем, чтобы сотрудничать по всем направлениям и придать этому сотрудничеству новый характер. Я участвовал в подготовке нового договора, который в 1992 году подписали премьер-министр Великобритании Джон Мейджор и президент России Ельцин, провозгласив двустороннее соглашение о мире и дружбе:


«Стороны будут развивать отношения в строгом соответствии с принципами международного права и на основе доброй воли. Стороны заявляют о своей приверженности мирному урегулированию споров, открытому обществу, демократическим принципам и практике, уважению прав человека и верховенству права…».

Российские и западные дипломаты объединились для решения мировых проблем и тщательно координировали свои позиции по кризису на Балканах и в других очагах политической нестабильности. Все друг друга слушали и пытались выработать оптимальные совместные позиции. В достижении большинства практических целей дела шли нормально.

Эксперты, осведомленные лица и историки могут годами спорить о том, почему отношения изменились, и где именно все пошло не так. Поиск причин вполне можно было бы начать с вмешательства НАТО в Сербии и Косово. Достаточно сказать, что с точки зрения политики здесь полнейшая неразбериха.

Не менее впечатляющим, чем жуткое чувство коллективного западного недоумения при виде всего этого фейерверка (в виде дипломатических шагов и военных действий, предпринимаемых Россией в разных странах), является издевательский, высокомерный и презрительный тон российских чиновников всех уровней. Карикатуры, выложенные в Twitter российским посольством в Лондоне, выполнены в «лучших традициях жанра». Страны Евросоюза изображены в виде крошечных свинок, которым нравится однополая любовь и которые съежились от страха перед жизнерадостным мускулистым русским медведем. Когда этот медведь прибегает, чтобы разобраться с мусульманскими террористами, взявшими планету в заложники, тщедушный Запад бормочет: «Что? Да как он посмел?»


✔ @RussianEmbassy


Зачем же беспокоиться, если Россия в упадке? Может, настоящая причина беспокойства — в том, что это Запад в упадке, и в том, что мы справляемся с проблемами лучше?


21:58 — 22 октября 2016 года


✔ @RussianEmbassy


Власть и контроль в центре западной внешней политики. Россия выступила в Сирии, чтобы спасти ситуацию, когда больше никто не мог противодействовать террористам.


22:02 — 22 октября 2016 года


Президент Обама уходит, оставляя после себя жалкое внешнеполитическое наследие. Предпосылкой невнятной внешнеполитической реакции Вашингтона на действия России за последние восемь лет стала речь Обамы, с которой он выступил в Москве в 2009 году, и абсолютно неверный анализ официальной психологии путинской России: «В 2009 году великой державе не нужно демонстрировать свою мощь, угнетая или демонизируя другие страны. Ушли те времена, когда империи играли другими суверенными государствами, словно фигурами на шахматной доске».

В этом — весь Обама. Демонстрируя невероятное высокомерие и пресыщенность, он пытался объяснить всему миру в целом и Москве в частности, что после всех этих зверств Буша всем пора стать хорошими и «ладить друг с другом». Только он не понял, что такое заявление могло быть расценено как слабость. Или, что еще хуже — как отступление.

И что вместо того, чтобы принять постмодернистский подход Обамы к определению и решению проблем, Владимир Путин, возможно, примется эксплуатировать эту слабость/отступление, чтобы выработать абсолютно другую модель поведения. Отсюда — Украина/Крым и Сирия, где Россия бросила вызов. Таковы некоторые новые правила, которые мы придумали и навязали — и что с ними делать?

© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Александр Лукашенко, Владимир Путин, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко во время переговоров в Минске


На действия России на Украине и в Крыму Запад дал согласованный ответ в виде жестких экономических санкций. В результате «цена выбора», который сделала Россия, или издержки, которые она понесет в результате своей политики, достигнут в долгосрочной перспективе огромных размеров — от миллиардов до триллионов долларов. Но Россию, похоже, это не волнует. Скорее, наоборот — ее это только подстегивает. Так что же делать?

Похоже, никто не знает или не хочет говорить. За исключением Ангелы Меркель, сейчас в кругах политического руководства западных стран мало кто знает что-либо о советском коммунизме и исключительном цинизме и коварстве КГБ. И дальше будет хуже. Дональд Трамп собирается дать Владимиру Путину карт-бланш. Хиллари Клинтон со своей кнопкой «перезагрузки» американо-российских отношений в 2009 году поставила себя в совершенно дурацкое положение и теперь не в состоянии устранить тот беспорядок во внешней политике Обамы, который она на протяжении четырех лет сама же и создавала.

Таким образом, мы делаем эффектные жесты — например, оказали на этой неделе сильное международное давление на Испанию, потребовав от нее отказаться от дозаправки российских военных кораблей, направляющихся в Сирию, чтобы помочь президенту Асаду одержать пиррову военную победу. Правда, в 2018 году Россия будет, как ни в чем не бывало, проводить Чемпионат мира по футболу. Международная культурная и другая деятельность России продолжаются, как будто ничего не случилось. Посол России в Лондоне позволяет себе откровенные насмешки в адрес британского министра иностранных дел и сомневается, есть ли у Великобритании внятная или вообще какая-нибудь политика в отношении Сирии.

Основная трудность во всем этом заключается не столько в «политике». Какие сегодня существуют психологические или даже философские основы взаимодействия с Россией, направленного на то, чтобы попытаться найти разумные прагматические решения таких проблем, как сирийский или украинский кризис; или контроль над вооружениями; или европейская безопасность; и энергетическая политика; или какая-нибудь другая проблема? Заключать серьезные сделки можно только в том случае, если есть некоторое представление о том, чего хочет другая сторона, и каковы ее исходные представления о том, как все происходит. По-прежнему ли Россия признает какие-либо ограничения или правила, или нормы как таковые — в частности, длинный перечень ограничений, правил и норм, согласованных Великобританией и Россией в договоре 1992 года? И если да, то какие?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.