Дональд Трамп — последняя надежда среднего класса США, сдающего позиции в условиях глобализации, дигитальной революции, а также засилья финансового капитала и всевозможных «меньшинств» — от этнических до ЛГБТ.

Средний класс — это преимущественно белые американцы, составлявшие до сих пор моральную и демографическую основу нации. Но теперь, кажется, их дни сочтены: средний класс уже составляет менее половины общества, а в обозримом будущем (по официальным данным, к 2044 году) и сами белые американцы окажутся в меньшинстве. Уйдет традиционная протестантская культура, и это изменит облик Америки навсегда, в том числе трудовую, семейную и сексуальную мораль. Но на ноябрьских выборах президента США «разгневанные белые мужчины» готовы дать последний бой: голосование «за Трампа» приобретает как этнический, так и классовый характер.

Недавнее иссследование американского исследовательского центра PEW показывает, что масштабная эрозия среднего класса протекает на фоне снижения доходов домохозяйств в большинстве городских агломераций США. PEW также констатировал, что впервые с 1971 года средний класс стал представлять менее половины американского общества, его доля снизилась до отметки в 49,9%. В то же самое время группа с доходами выше среднего составила 21% и бедняков — 29% населения. Авторы доклада отмечают растущее неравенство в американском обществе и концентрацию богатства в верхнем его сегменте, что свидетельствует о кризисе социальной модели США. Обогащение верхней прослойки, по мнению экспертов, связано с финансовым (непроизводительным) источником благополучия и способностью «богатых» извлекать рентную прибыль из капитала и недвижимости. Этому немало способствовала экономическая и финансовая либерализация последних десятилетий.


Более того, исследования американских социологов показали, что миф о небывалом благополучии американского среднего класса также стал достоянием истории. Как пишет гарвардский экономист Лоуренс Кац, «если в 1960 году американский средний класс был самым богатым в мире, а в 1980 году все еще более богатым, то с 2010 года он уступает по доходам среднему классу многих стран Западной Европы и Канаде». Покупательная способность представителей среднего класса США стагнирует с 1980 года, в то время как стремительно выросли доходы верхних слоев населения. Нигде в мире «верхние 5%» не зарабатывают так много, как в США: на 20% больше, чем в Канаде, и на 50% больше, чем в благополучных Нидерландах. Это неравенство в распределении доходов указывает на то, что в США сложились непреодолимые социальные барьеры. Этому способствуют несколько факторов: во-первых, элитный характер высшего образования, слишком дорогого для большинства. Во-вторых, налоговая система США, которая отдает предпочтение богатым за счет среднего класса. И, в-третьих, кадровая политика американских компаний, где менеджеры получают завышенные зарплаты, в то время как на рядовых сотрудниках экономят. Только «золотые парашюты» ста американских топ-менеджеров составляют 4,9 миллиарда долларов, а их средняя пожизненная рента — 280 тысяч долларов в месяц. Такая система, по мнению американских социологов, специально создана для поддержания привилегий правящей элиты.

Сторонники Трампа не без оснований утверждают, что Демократическая партия США стала партией этнических и сексуальных меньшинств, социальщиков, а также финансового капитала, продажных СМИ и вашингтонской бюрократии. То есть всех тех сил, которые вызывают чувство отторжения у традиционно настроенного среднего класса, простых белых американцев — «реднеков». Как считают сторонники Трампа, демократы представляют всех тех, кто сидит на шее рядового налогоплательщика. Вот почему они выдвинули лозунг «сделаем Америку снова великой», призывая вернуться к основополагающим принципам американской нации.

Главная причина недовольства белого среднего класса — экономическая. По американским данным, число занятых в промышленном секторе сократилось за последние 30 лет на 36% или на 7,6 миллиона человек. Начиная с 2000 года наблюдается также сокращение численности собственно среднего класса, размывание его базы.

Трамп правильно отмечает, что одной из причин деиндустриализации Америки стал экономический подъем Китая, ставшего новой мастерской мира, а также заключение договора НАФТА о свободной торговле с Мексикой, в результате чего десятки и сотни тысяч рабочих мест ушли за пределы США. Все американцы, пострадавшие от этого процесса, выступают за экономический изоляционизм и возрождение реальной экономики. Это их устами Трамп клеймит мексиканских гастарбайтеров и зарубежных конкурентов.

Нелишне сказать и о психологической фрустрации среднего класса. Традиционная американская семья распадается: много разводов, матерей-одиночек, гомосексуальных браков, ширятся алкоголизм и наркомания. Ценности упорного труда, созидания и семейности, на которых зиждилась американская мощь, сегодня дискредитированы под напором гей-пропаганды, афроамериканского рэпа, идеологии гедонизма и развлечений, которая потоком хлынула с экранов телевизора и интернета. Не говоря о миллионах долларов, которые без большого усилия зарабатывают финансовые спекулянты на биржах. Единственная привилегия, которую сохранили миллионы обедневших белых американцев, это право иметь оружие, но и оно все время оспаривается демократами.

Американский экономист Джозеф Стиглиц подтверждает, что рядовым белым американцам живется хуже, чем 60 лет назад, их реальный доход (очищенный от инфляции) ниже, а найти приличную работу все труднее. Поэтому неудивительно, что заявления Трампа находят горячую поддержку у этой социальной категории.

Стиглиц обращает внимание на тот факт, что за эти 60 лет американский ВВП вырос в 6 раз, однако все «сливки» роста достались относительно небольшой верхней прослойке. Кроме того, политики обещали процветание всем американцев в результате торговой и финансовой либерализации, однако эти обещания лопнули как пузырь: социальная поляризация только усилилась.

Под вопросом оказался главный миф об Америке как о стране неограниченных возможностей, где каждое новое поколение будет жить лучше предыдущего. Глобальный финансовый кризис еще раз показал, что это не так: банкиры, поставившие страну на грань катастрофы, были спасены на деньги налогоплательщиков, в то время как миллионы рядовых граждан потеряли работу и дома.

Ощущение социальной несправедливости озлобляет людей, пробуждает протестные настроения. Причем не только в США, но и в Западной Европе. Такие движения, как Occupy Wall Street в США, Indignados в Испании, AfD в Германии указывают на значительный протестный потенциал. Кроме того, белое население американской глубинки поголовно вооружено и в ряде штатов организует отряды местной самообороны, которые в случае обострения ситуации могут бросить вызов федеральным властям.

Белый электорат США резко сократился за последние 40 лет — с 89% до 69% в общеамериканском масштабе, но все равно остается самым крупным. Это 156 миллионов избирателей в сравнении с 27 миллионами афроамериканцев, таким же количеством «латинос» и девятью миллионами азиатов. Однако смогут ли белые американцы мобилизоваться на предстоящих выборах — большой вопрос, ведь женская половина белого электората в значительной степени поддерживает Хиллари Клинтон.

Беспристрастный анализ показывает, что упадок среднего класса США и его роли в обществе носит исторически объективный и в чем-то необратимый характер. Ни Дональд Трамп, ни Хиллари Клинтон не способны сразу изменить глубинные процессы, происходящие в американской экономике и обществе. Однако необходимость структурных реформ и восстановления социальной справедливости ощущаются не только гражданами, но и политиками, и предлагаемый Трампом проект «восстановления Америки изнутри» может стать первым шагом в этом направлении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.