Москва. — Более двух лет Соединенные Штаты, Европейский Союз и другие союзники усиливают финансовое, экономическое и политическое давление на российских граждан, банки и ведомства, которые, по их мнению, причастны к кремлевской политике в отношении Украины. Они надеялись нанести достаточно серьезный ущерб, заставить Владимира Путина изменить курс, повлиять на российское общество, чтобы оно выступило против кремлевской политики, или по крайней мере, создать экономические неурядицы, вынудив Путина отстать от Украины.

Сейчас США и Британия думают о том, какие еще карательные меры применить против России за ее бомбардировки второго по величине сирийского города Алеппо. Вашингтон также заговорил об ответных действиях против Москвы за ее предположительное вмешательство в президентскую кампанию в США.

Но пока они думают о том, какое еще санкционное оружие применить против России, надо ответить на следующий вопрос: а удалось ли им в результате предыдущих действий отбить у Кремля охоту вмешиваться в дела Украины, Сирии и других стран? И насколько эффективнее окажутся новые санкции?

Вопрос: Какие санкции были введены?

После российской аннексии Крыма в марте 2014 года США и ЕС начали с того, что приняли санкции против десятков российских и украинских политиков, сепаратистов и бизнесменов, известных своей близостью к Кремлю. Заморозка счетов и активов, визовые запреты и другие меры имели целью наказать занесенных в категорию виновных и вынудить Путина изменить курс на Украине.

Спустя несколько месяцев санкции ужесточили, и ведущим государственным банкам России, компаниям по производству вооружений, а также энергетическим корпорациям, таким как «Роснефть» и «Газпром», было запрещено получать долгосрочное финансирование на Западе, а также рефинансировать свои непогашенные долги. России запретили импорт любых товаров, могущих иметь военное назначение. В черный список были внесены технологии, жизненно важные для развития российской нефтяной отрасли. Критики в то время беспокоились, что Запад действует недостаточно жестко, поскольку главный источник российских доходов, такой как экспорт нефти и газа, не был подвергнут никаким санкциям.

Россия в ответ в середине 2014 года ввела свои масштабные санкции против импорта западной продукции сельского хозяйства, надеясь заручиться политической поддержкой европейских фермеров, которые за последние два десятилетия заняли важное место на российском рынке.

Вопрос: Сменил ли Путин курс из-за введенных санкций?

Нет. Кремль не отказался ни от аннексии Крыма, ни от поддержки украинских сепаратистов. А год назад Путин нанес Западу новую обиду, осуществив военное вмешательство в Сирии.

Санкции могли бы дать результат в одной области (хотя пока непонятно, дали или нет). Они могли убедить Москву в необходимости сесть за стол переговоров с европейскими руководителями в целях поиска мира на Украине. Но два соглашения, подписанные между сторонами в Минске, в основном соответствуют российским интересам, поскольку Киев по их условиям обязан предоставить «особый статус» двум мятежным пророссийским республикам и приступить к осуществлению конституционных реформ по децентрализации.

«Сейчас уже всем должно быть ясно, что Запад не может принудить Россию ни к чему, если будет незаконно прибегать к такому санкционному давлению. Это даже не стоит обсуждать», — говорит Андрей Климов, занимающий должность заместителя председателя комитета по международным делам Совета Федерации, как называют верхнюю палату российского парламента.

Вопрос: Каково воздействие санкций на российскую экономику?

Трудно сказать, так как примерно в тот момент, когда в конце 2014 года начали сказываться последствия санкций, Россия серьезно пострадала от катастрофического падения цен на нефть, которая является главным источником доходов. Похоже, что падение цен было основной причиной снижения курса рубля почти наполовину и роста инфляции в 2015 году почти на 20%. По оценкам американских экспертов, санкции в 2015 году лишили Россию до полутора процентов ВВП. Это был очень плохой год для страны, когда ее экономика сократилась почти на 4%.

Но 2016 год идет к концу, и похоже, что спад в России заканчивается. Инфляция снизилась до 6%. Эксперты прогнозируют на будущий год умеренный рост, несмотря на то, что нефтяные цены составляют менее половины от своего пикового значения трехлетней давности, а отменять санкции никто не собирается. Попавшие под санкции российские банки и государственные корпорации сумели расплатиться по зарубежным кредитам, хотя их доступ на иностранные рынки капитала серьезно ограничен.

Утверждения некоторых российских чиновников о том, что санкции даже помогли России, создав стимулы для экономической диверсификации, это в основном бравада. Значительный рост наблюдается только в сфере сельского хозяйства благодаря низкому курсу рубля и запрету на конкурентоспособный продовольственный импорт.

Западные интересы в ходе этой санкционной войны тоже пострадали. Утрата российских рынков стала серьезным ударом для некоторых европейских фермеров, а нефтедобывающая компания Exxon сообщила на этой неделе, что ее убытки от прекращения деятельности в России по причине санкций составили почти один миллиард долларов.

Вопрос: Как отреагировало на санкции российское общество?

Если одна из целей санкций заключалась в деморализации россиян и в подталкивании их к выступлениям против своих лидеров, то результат оказался обратным.

Независимый Левада-Центр в марте 2014 года провел опрос общественного мнения и выяснил, что 56% респондентов «очень» или «немного» обеспокоены международной изоляцией России из-за политики Кремля в отношении Украины. К августу 2016 года эта цифра сократилась до 40%. Число россиян, которые «не очень» и «совершенно не обеспокоены», за тот же период увеличилось с 39 до 58%.

А поскольку нефтяные цены потихоньку восстанавливаются, нет особых оснований полагать, что дополнительные санкции все же заставят россиян изменить свою точку зрения.

«Люди все меньше и меньше беспокоятся по поводу санкций. Похоже, что они просто принимают их как неотъемлемую часть своей жизни, — говорит заместитель директора Левада-Центра Алексей Гражданкин. — Отвечая на вопрос о том, должна ли Россия продолжать свой нынешний политический курс невзирая ни на какие санкции, более двух третей россиян говорят: да, должна».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.